Богачи

Паркер Юна-Мари

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Богачи (Паркер Юна-Мари)

1

Солнечный свет пробивался сквозь желтые шелковые гардины и наполнял спальню Тиффани мягким сиянием. Она медленно открыла глаза и убедилась в том, что Хант рядом — его мускулистая загорелая рука темнела на фоне белоснежной простыни. Тиффани, зарывшись лицом в подушку, не видела его лица — только взъерошенные со сна волосы. Он принадлежит ей. Во всяком случае сейчас.

Тиффани придвинулась ближе и обняла любимого. Хант что-то сонно пробормотал себе под нос и инстинктивно потянулся к ней. Мужская рука коснулась ее груди, разжигая неукротимое пламя желания. Одно неуловимое движение, и Тиффани оказалась сверху. Ее золотистые пряди каскадом рассыпались по лицу Ханта, а губы страстно впились в его пересохший от возбуждения рот.

— Любимая… — простонал Хант, когда она раздвинула ягодицы и приняла в себя его плоть.

Кровь забурлила в ее жилах, как вскипает магма под покровом земной коры в преддверии близкого извержения вулкана; лоно раскалилось в мучительном, нетерпеливом ожидании кульминации. Быстрее, глубже, жарче… Дыхание прервалось в груди Тиффани, тело напряглось и в следующий миг бессильно обмякло — Хант крепко держал ее за талию, иначе она рухнула бы на него как подкошенная.

Ее любовник — Хант Келлерман — известнейшая личность на телевидении, живая легенда кинематографа, лауреат всех мыслимых и немыслимых премий, включая Оскара. Хант, будучи женатым человеком и отцом двоих детей, редко мог остаться у нее на всю ночь, как правило, их свидания оказывались краткими.

— Милый, сварить тебе кофе?

— А который час? — встревоженно спросил Хант.

Тиффани взглянула на золотой хронометр — подарок Ханта.

— Пять минут восьмого.

Хант как угорелый вскочил с постели, в его глазах застыл ужас.

— О Боже! У меня же в восемь деловая встреча! Я побежал в душ. — Он на ходу поцеловал Тиффани и скрылся за дверью ванной.

Квартира Тиффани Калвин на Парк-авеню была обставлена шикарно и со вкусом. На свое восемнадцатилетие Тиффани получила в подарок от отца солидную сумму, предназначенную на то, чтобы поддержать ее на первых порах, пока она не встанет твердо на ноги: успешная карьера вольного художника в наши дни — задача не из легких. Ее младшая сестра Морган, получив в свое время такую же сумму, предпочла большую ее часть потратить на одежду, меха и драгоценности. Благоразумная Тиффани купила себе квартиру, ставшую для нее не просто крышей над головой, а залогом творческой свободы и независимости.

В свои двадцать четыре Тиффани слыла известным художником по костюмам и таким образом доказала родственникам, что вдобавок к громкому имени и огромному состоянию, наследницей которого она являлась, у нее достаточно хватки и упорства, чтобы добиться в жизни всего самостоятельно. Она регулярно сотрудничала с пятью мюзик-холлами на Бродвее, а в прошлом году заключила престижный контракт на создание коллекции костюмов для фильма «Великий путешественник».

Лениво потянувшись, как пробудившийся ото сна котенок, Тиффани стала прислушиваться к словам веселой песенки, которую Хант напевал, стоя под душем. Потом она поднялась, подошла к зеркалу и причесалась. Ее зеленые, слегка раскосые глаза в ореоле пушистых ресниц остались довольны отражением каскада золотистых локонов, мягко лежавших на плечах. Тиффани набросила на себя голубой купальный халат и отправилась готовить кофе с ощущением того, что день сложится удачно.

Она сблизилась с Хантом в процессе работы над «Великим путешественником». Он был директором картины, и Тиффани шла на первую встречу с ним с замиранием сердца. Хант имел репутацию человека с неуживчивым, сложным характером, и она боялась, что известный кинодеятель воспримет ее творчество, как хобби богатой леди, придумавшей себе занятие от нечего делать.

— Мне это нравится! Очень впечатляюще, — сказал Хант, просмотрев ее эскизы. Его карие глаза испытующе впились в ее лицо, и через миг он улыбнулся, словно остался доволен тем, что увидел. Вскоре у них возник роман. Хант был отнюдь не первым мужчиной в жизни Тиффани, но лучшего любовника она до сих пор не встречала.

Ароматный кофе тихонько булькал в кофеварке, пока Тиффани выжимала сок из апельсинов. Когда она вернулась в спальню с подносом, Хант вышел из ванной в намотанном на бедра полотенце.

— Кофе готов? Здорово! — Он отпил большой глоток обжигающего бодрящего напитка. — Спасибо, Тифф. Ну и денек мне сегодня предстоит! Меня очень волнует Боб Кларксон в роли Ги. — Хант стал натягивать брюки, и, глядя на его обнаженное тело, Тиффани испытала сильнейшее желание снова оказаться с ним в постели. — Если бы мне удалось уговорить на эту роль Бада Харвея… — Тиффани не слушала его. — Я не раз говорил тупице продюсеру, что если он не хочет загубить роль… Тифф, ты меня слушаешь?

— Конечно, дорогой. Ты сказал, что… — она запнулась.

— Я не смогу прийти сегодня вечером, Тифф. Встречаюсь со сценаристом. Знаешь, какой счет он мне представил? И потом, Джони пригласила гостей на ужин. — Хант полностью оделся и рассовал по карманам ключи и бумажник.

Тиффани грустно улыбнулась. День, оказывается, будет не таким хорошим, как ожидалось.

Проводив Ханта, Тиффани приняла душ и постаралась настроиться на серьезный лад. Она облачилась в свою рабочую одежду — свободный белый костюм и удобные мягкие туфли. Признанная светская красавица, гардероб которой состоял в основном из коллекционных моделей от Армани и Кальвина Клейна, в таком наряде мало чем отличались от заурядной служащей. Затем Тиффани собрала волосы в хвост и перетянула его белой лентой. Немного румян на щеки и едва заметный слой губной помады завершили ее подготовку к трудам праведным.

Прихватив с собой чашку кофе, Тиффани направилась в заднюю половину своих апартаментов, где находилась мастерская — место ее творческих исканий. Огромная продолговатая комната с высоким потолком, натертым до блеска паркетом и сверкающими ослепительной белизной стенами была обставлена просто и удобно: под окном помещались ее рабочий стол и длинная стойка, на которой Тиффани раскладывала эскизы и образцы тканей. Диван и два мягких кресла, обтянутых светло-зеленым бархатом, несколько подрамников, мольберты и низкий чайный столик дополняли меблировку. Всюду, куда ни кинь глаз, стояли банки с кистями всевозможных размеров и форм, на полках привлекали внимание солидные издания по искусству, архитектуре, истории костюма. Некоторые из любимых эскизов Тиффани красовались на стенах, забранные в алюминиевые рамки — среди них имелись и студенческие этюды, и более поздние работы, в том числе созданные для «Великого путешественника».

К девяти утра должны были явиться две помощницы Тиффани — Ширли Хартман и Мария Ротт. Всех их ожидала напряженная работа до позднего вечера. А пока у Тиффани оставалось немного свободного времени, чтобы разобрать почту, сделать важные телефонные звонки и психологически подготовиться к предстоящим мучениям. Дело в том, что до премьеры «Ночной прохлады» оставалось всего семь недель, а требовалось подготовить сложные декорации в стиле середины тридцатых годов и костюмы для труппы из десяти человек, не считая привередливой и вдобавок безвкусной Жанин Беллами — самой известной шлюхи с Бродвея, выступающей в главной роли.

Тиффани предстояло придумать двадцать шесть оригинальных костюмов, не считая аксессуаров. С мужчинами дело обстояло просто — в то время носили прямые широкие брюки, двубортные пиджаки с широкими лацканами, смокинги. Тиффани уже сделала шикарный твидовый костюм для героя-любовника. Наряды для актрис требовали куда большей изобретательности и должны были отражать дух упадничества и эстетства, свойственный эпохе.

Тиффани задумчиво покрутила в руке карандаш и принялась уточнять список заказанных вещей: туфли на высоких каблуках, чулки со швом, дамские сумочки, парики. Сегодня им предстояло заняться покупкой ткани для платьев. Обычно они с Ширли ездили для этого на Ист-Сайд, где размещались десятки ткацких фабрик, оборудованных огромными складами, доверху набитыми разнообразной мануфактурой. Мария тем временем отправится на поиски бижутерии: ожерелий из слоновой кости и кораллов, клипсов и дешевых колечек.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.