Дама, которой не было

Жукова-Гладкова Мария

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Дама, которой не было (Жукова-Гладкова Мария)

Глава 1

– Девчонки! – ворвалась в большой зал секретарша главного редактора известного глянцевого журнала, пишущего о моде, уходе за лицом и телом, но больше всего привлекающего народ сплетнями об известных людях из разных сфер деятельности.

По лицу секретарши текли слезы. Она была взъерошенной, растрепанной, в общем, совсем не такой, как всегда.

– Леночка, что случилось? – оторвался от компьютера мужчина лет пятидесяти, работавший штатным астрологом и психологом. То есть он писал в журнал советы психолога и, опять же используя свои познания в области психологии, составлял астрологический прогноз для разных знаков зодиака.

– Анжелика Львовна погибла, – выдохнула Леночка и зарыдала.

* * *

Я зашла в большой зал, потому что мне показалась странной царившая там тишина. Вообще-то я собиралась уезжать на встречу с клиентом, желавшим разместить у нас рекламу, но была вынуждена сделать незапланированную остановку. В большом зале у нас всегда шум!

Я – заместитель главреда в «Dolce Life», толстом ежемесячном журнале, который бьет рекорды продаж для глянца. Мне самой это иногда кажется странным. Но… Я здесь работаю не первый год, получаю очень неплохую зарплату и, наверное, неплохо делаю свое дело. Я очень цинично отношусь ко всему тому, что мы печатаем, как, впрочем, и моя начальница Анжелика Львовна Романицкая, покинувшая нас на три недели. Она и создала этот журнал в том виде, в котором он теперь существует. Молодец. Снимаю шляпу, хотя она не нуждается в моих похвалах. Госпожа Романицкая – самодостаточная и очень высоко ценящая себя женщина. Но она на самом деле очень четко позиционировала журнал. Она знает, для кого мы его делаем, и знает, что этим людям нужно. Ведь если я сама никогда не стала бы покупать такой журнал, это не значит, что его не купят пятьдесят тысяч других людей и не отдадут почитать еще такому же количеству, а то и в два раза большему. Анжелика Львовна как-то призналась мне, что тоже никогда не стала бы покупать наше общее творение, но… Мы его создаем. Мы его продаем. Его покупают. Мы все надеемся, что тиражи будут только расти, а у нас соответственно будут увеличиваться доходы.

Анжелика Львовна никому не сказала, куда уезжает. Намекнула, что ей нужно решить один вопрос. Всем намекнула по-разному. Наш главбух почему-то посчитала, что начальница собралась к йогам очищать душу и тело. Мне очень сложно представить Анжелику Львовну в Тибете, вот в отеле класса люкс где-нибудь на дорогом горнолыжном или элитном пляжном курорте – легко. Она любит комфорт во всех его проявлениях. Пожалуй, стремление к комфорту и было главной движущей силой, заставлявшей ее подниматься по карьерной лестнице. Я знаю, сколько денег она тратит на ублажение любимого тела – даже со всеми скидками, которые нам с ней предоставляют салоны, рекламу которых мы помещаем в нашем журнале.

Основная масса сотрудников решила, что Романицкой предстоит решать какую-то семейную проблему с одним из бывших мужей. Я даже не знаю точно, сколько их у нее было. Слово «наследство» произносилось в офисе чаще всего. Насколько мне известно, расставалась она со всеми бурно. Потом ни она не желала никого из них видеть, ни они ее. Так с чего же кому-то из них оставлять Анжелике Львовне наследство? А больше вроде бы некому. Родители давно умерли, тети и дяди никогда не упоминались. Хотя мало ли, где-то обнаружился богатый дядюшка, не имеющий жены и детей и каким-то образом узнавший о существовании племянницы… В случае с Анжеликой Львовной возможно все. Я отучилась удивляться.

Последний месяц мы работали как сумасшедшие. Анжелика Львовна давно запланировала эту поездку (я так и не знаю, куда), но основной массе сотрудников долго не говорила о том, что наметила нас покинуть на некоторое время. Она просто заставила всех напряженнее работать. Следующие два номера у нас по большей части готовы. Нет, конечно, их ни в коем случае нельзя отправлять в типографию. Но их предстоит заполнить только самыми горячими новостями, что мы и так всегда делаем в последний момент, добавить рекламу, о которой договорюсь я, кое-какие статейки можно заменить, если появится что-то более интересное. Если не появится, подойдут и уже готовые. И Анжелика Львовна сделала задел еще на три выпуска…

Я поняла, что эта «гонка» происходит не просто так, и задала прямой вопрос начальнице. Тогда она мне и сказала, что ей нужно будет уехать для решения одной проблемы. Уточнять, какой, не стала. Я тоже ничего больше не спрашивала. Понимала: раз не сказала сразу же, то не скажет никогда.

Три дня назад она пригласила меня к себе домой. Я удивилась. Я никогда не бывала дома у Анжелики Львовны. Да и все рабочие вопросы мы, можно считать, обговорили. Я и без нее знаю, что делать! Я три года гну спину в этом журнале! Да, она принимает все окончательные решения, но масса воплощенных идей – мои. Я представляю, как у нас идут денежные потоки (хотя, возможно, и не все). В мой карман от них заворачивает небольшой ручеек. Анжелика Львовна точно знает, кому и сколько нужно платить.

Я терялась в догадках. Она хочет дать указания насчет тех крупных ручьев, которые должны втекать в ее карманы? Так вроде они и так непрерывно движутся на персональные счета госпожи Романицкой. Ее физическое отсутствие не должно ничего изменить. Она сможет воспользоваться деньгами в любой стране. Нет, конечно, со всех ее счетов в любой стране деньги не снять. Но с части-то можно! Хотя если она на самом деле в Тибет к йогам собралась… Нет, не могла.

В общем, теряясь в догадках, я поехала к начальнице. Оказалось, что она живет в современном доме, в новом районе. Дом представлял собой часть комплекса из четырех жилых монстров и еще нескольких строений, предназначения которых я на первый взгляд определить не смогла. Одно оказалось многоэтажным паркингом, разместившимся в середине прямоугольника, который составляли четыре дома. На первых этажах всех домов находились магазины, а также стоматологическая клиника и салон красоты. Но они, кажется, теперь располагаются у нас почти на всех углах.

Дома, насколько я могла судить, были по большей части не заселены. Я приехала вечером, и свет горел лишь в малом количестве окон. Лифты еще не подключили, и мне пришлось проделать путь пешком на шестнадцатый этаж. Тускло освещалась только одна лестница. Их тут оказалось две. Планируется, что лифты постоянно не будут работать, ожидаются перебои с электричеством, и, чтобы граждане друг другу не мешали, для них запланировали по лестнице у двух торцов? Дом нельзя было назвать «точечным», несмотря на единственный подъезд. Он оказался довольно широким, вполне можно было сделать пару подъездов. Сделали один, две лестницы и два неработающих лифта прямо напротив входа. Никакого консьержа не было, и даже домофона и кодового замка еще не имелось. Правда, двери, ведущие на некоторые лестничные площадки с общей лестницы, уже заперли, установив мощные замки в броне, другие стояли нараспашку и еще не были заменены на бронированные.

Анжелика Львовна обосновалась на предпоследнем этаже. То есть изначально это должен был быть последний, а семнадцатый планировался как технический, но строительная компания явно решила срубить побольше деньжат и перестроила большую часть технических помещений под жилые квартиры. Моя начальница купила огромную трехкомнатную квартиру, в ней уже сделали ремонт, установили мебель, повесили занавески, расставили безделушки.

– Удивлена, Наташа? – спросила меня Анжелика Львовна.

Я молча кивнула.

– А я вот решила купить новую квартиру… Знаешь ли, недвижимость всегда в цене. И давно хотела жить на верхних этажах. У меня до этого была квартира на третьем в старом фонде.

– Многие, наоборот, мечтают перебраться в старый фонд, – заметила я.

– А ты бы хотела?

Я покачала головой. Я родилась в новостройке, тогда еще в очень зеленом районе. Теперь, правда, много деревьев и ближайший к дому садик вырубили, на их месте понастроили новых домов и супермаркетов. Но зелень все равно осталась, как и карьер, на который я бегала еще с одноклассниками.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.