Прислушайся к сердцу

Дэвид Триша

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Прислушайся к сердцу (Дэвид Триша)

Глава первая

Мадди наблюдала за Джеком Морганом, стоя у самого края площадки для соревнований. Собака по кличке Джессика крутилась возле хозяина.

Морган готовился отдать последнюю команду. По условиям состязаний, Джессика должна была собрать вместе пасшихся неподалеку овец и загнать их в ворота загона.

Джек сунул в рот два пальца и пронзительно свистнул. Но сигнал произвел не тот эффект, какого он ожидал.

С трибун скатился небольшой серый комок. Он не походил ни на одну пастушью собаку и тем более на Джессику! Приземистый и плотно сбитый, с белым жабо на груди, со щетинистыми черными бровями и серыми кудрявыми усами и бородой, пес бежал довольно неуклюже, поднимая вокруг себя пыльный вихрь. Подкатившись к Моргану, незнакомая собака тихо тявкнула, заявляя о себе. Джек, не обращая на нее внимания, еще раз оглушающе свистнул.

— Приведи их, Джесс! Быстрей! Еще минута — они в загоне, а ты будешь чемпионом Австралии.

Но, видно, не быть Джессике чемпионом Австралии! Странное серое существо ракетой врезалось прямо в середину отары. Овцы разбежались по сторонам, словно испугавшись взрыва бомбы. И теперь ни Джессика, ни Джек ничего не могли сделать. Никакая сила не остановила бы овец. Они мчались к ограде. Серый пес гнался за ними. Следом Джессика. Джек остался под навесом один, остолбенев от удивления.

— Гарри! — донесся откуда-то из толпы отчаянный женский вопль.

Джеку не было видно, кто кричал. Да и трудно было разглядеть что-то в этом хаосе. Столпившиеся фермеры образовали коридор, уступая дорогу мчавшимся овцам. Никто и не попытался остановить обезумевших животных. Первая овца ударилась об ограду и нырнула под нижнюю перекладину. Серый пес громко затявкал. Последние несколько овец взяли ограду, будто скакуны препятствие.

Ограда не предназначалась для того, чтобы удерживать овец в загоне. Она лишь показывала собакам-пастухам, где должны находиться отары. И собаки, знавшие свое дело, не давали овцам разбегаться.

Но не сейчас. Даже умная и опытная Джессика не смогла бы остановить овец. Они опрокинули заграждение и рассыпались по всему полю.

Брайони Лестер в отчаянии огляделась. Сказать, что все ужасно, — слишком слабо. Это была катастрофа. Привести Гарри на выставку ей посоветовала Мирна. Мол, для Брайони это лучший способ познакомиться с местным обществом. Что ж! Местное общество увидело ее во всей красе. Вероятно, ее сейчас обмажут дегтем, вываляют в перьях и выгонят из города.

Пока Брайони в отчаянии ругала отсутствующую подругу, жирные, испуганные овцы разбегались в разные стороны.

— Я убью тебя, Гарри! — громко поклялась Брайони. — В меню вместо барашка будет шнауцер.

Она сложила руки рупором и еще раз позвала свою глупую собаку. Впрочем, она не сомневалась, что Гарри не откликнется.

Зрители тоже рассыпались по всем направлениям. Некоторые предпринимали символические усилия поймать овец. Другие, открыв рот и вытаращив глаза, застыли на месте. Еще бы, первый раз за долгие годы Джек Морган упустил главный приз!

Собаки скрылись из вида, и только тогда Морган вроде бы пришел в себя.

— Джессика! — крикнул он, приказывая ей вернуться.

Прекрасно натренированный на собаках-пастухах голос прогремел над толпой, перекрывая шум. Ничего! Никакой черно-белой собаки. Никакой Джессики.

Зато появилась женщина.

Высокая и стройная, как тополь. В белых леггинсах и сапогах. В просторном кремовом свитере, который доставал почти до колен. Огромные, зеленые глаза и роскошные рыжие кудри до плеч притягивали взор.

— Помогите… Гарри, где…

Она замолчала на середине фразы, столкнувшись лицом к лицу с Джеком. И Джек в ту же секунду понял, что эта женщина и есть виновница его провала. Это все устроила она!Отсутствующий Гарри, которого она звала, и серый пес, разогнавший овец, — одна и та же собака.

— Тот пес, гнавший овец, ваш?..

Еще минуту назад голос Джека, звавший Джессику, гремел над толпой. Сейчас это был спокойный полушепот.

— Гарри — это маленькая серая собака? — повторил он вопрос, когда женщина не ответила. Его массивная фигура загораживала ей дорогу.

Брайони застыла на месте. О Господи… Это тот мужчина, который стоял на площадке для соревнований с пастушьей собакой. Именно его она так внимательно разглядывала, что не заметила, как Гарри вырвался на свободу. Ну и что же? А кто бы не таращил глаза на такого мужчину?

— Я… Да, это Гарри… — Брайони три раза глубоко вдохнула и медленно выдохнула, стараясь успокоиться. Фермер стоял прямо перед ней. Высокая мускулистая фигура словно закрыла от нее весь мир. Трудно о чем-нибудь думать, когда перед тобой такой образец мужской силы! — Эти… они… это были ваши овцы?

— Это не мои овцы. — Мужчина говорил медленно, по слогам, чтобы даже самое тупое на свете существо могло сообразить, о чем он тут толкует. И смотрел на нее так, будто перед ним ползало неизвестное насекомое. — Овцы принадлежат сельской общине. Их собрали здесь для тренировки собак.

— Ох, нет… — Брайони в панике огляделась. — Все овцы разбежались. Понадобятся недели, чтобы снова собрать их в отару.

— А, по-моему, все в порядке.

Джек чуть слышно скрипнул зубами.

Голос его стал похож на рычание. Собаки Джека, словно почувствовав опасность, собрались под навесом для стрижки и неподвижно застыли. Брайони с шумом втянула воздух.

— Простите, — попыталась она еще раз разрядить обстановку. — Не могли бы вы сказать, куда мне теперь идти?

Джек мысленно прикинул, в какие места он с удовольствием послал бы эту особу.

— Зачем?

Брайони долго изучала свои сапоги. Потом вздернула подбородок и посмотрела прямо ему в лицо.

— Чтобы извиниться.

Мужчина и женщина стояли друг против друга и молчали. Противостояние продолжалось.

Джек, обветренный и загорелый, мускулистый и гибкий, выглядел как человек, всю жизнь проведший в сельских трудах на земле. На густых черных кудрях, выглядывавших из-под широкополой шляпы, лежал слой пыли. Шляпа и молескиновая рубашка с открытым воротом служили Джеку явно не один год. В углах глубоко посаженных глаз морщинки: ему постоянно приходилось щуриться на палящем солнце.

И полная ему противоположность — Брайони. Хорошенькая, взволнованная, она словно никогда в жизни не видела ни овец, ни ферму.

— Если вы хотите извиниться, можете начать с меня, — наконец проговорил Джек.

— Простите? — выдохнула Брайони.

— Если хотите, попытайтесь извиниться передо мной. — Белые зубы Джека лязгнули, губы неодобрительно вытянулись. — Эта дворняга…

— Он не дворняга. Гарри — шнауцер!

— Для чего эта собака?

— Это великолепная собака! — Зеленые глаза Брайони вспыхнули. Никому не позволено критиковать ее Гарри. — Шнауцеров вывели в Германии как сторожевых собак.

— Тогда почему вы не оставили его в Германии?

Брайони покраснела еще сильнее. Она провела рукой по своим рыжим непокорным волосам, убрав прядь с лица.

— Послушайте, я извинилась перед вами. И повторю еще раз: я очень сожалею о случившемся, мистер…

Она остановилась в ожидании подсказки.

— Морган, — ворчливо прогудел он. — Джек Морган.

— Я Брайони Лестер.

Она протянула изящную руку и улыбнулась.

Такая улыбка в былые дни могла бы сразить Джека. Абсолютно ошеломляющая улыбка. Но сейчас женские улыбки являлись для него всего лишь напоминанием о прошлом.

— Да, хорошо. — Джек сверху вниз посмотрел на протянутую руку и предпочел не заметить ее жеста. — Заберите вашу собаку, — равнодушно бросил он.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.