Вы считаете это игрой?

Бабкин Борис Николаевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Вы считаете это игрой? (Бабкин Борис)

Белоруссия, Борисов

Лысый упитанный мужчина, отбросив газету, вздохнул и снял очки. Зевнув, потянулся и тут же наклонился, а через секунду над его головой просвистела пуля. Он упал и откатился под окно. Пуля разбила стоявший на резной полочке горшок с цветком. В комнату вбежали двое парней с пистолетами.

— В меня стреляли, — пробормотал лысый. — Я за очками нагнулся, а тут выстрел. Чуть макушку не поцарапали, — усмехнулся он. Парни бросились к окну. — Идиоты, а если снайпер еще на месте?! Он же вас обоих пристрелит тут же. Кому поручил охрану своей жизни?! — буркнул он. — К тому же очень хотелось бы знать, кому я так помешал… — Он нахмурился и посмотрел в окно. На улице раздались два хлопка пистолетных выстрелов. — Умеет Перс работать.

— Милиция, — сообщил один из парней, — и Ахан с ними.

— Это уже не важно, — усмехнулся хозяин. Телохранители встали перед ним. — Не валяйте дурака, пусть Ахан придет, а вы пошли вон!

— А что я могу? — пожал плечами сутулый капитан милиции. — Ладно, если бы не слышал никто, да и не видел, как этого стрелка угрохали. Тогда еще можно было бы…

— Пойми, капитан, — перебил его смуглый бритоголовый здоровяк, — нам не хотелось бы, чтобы это попало в прессу.

— Извините, — спросил подошедший майор, — а разрешение на оружие у вас есть?..

— Разумеется. — Бритоголовый вытащил удостоверение. — Вот, пожалуйста. У пятерых моих людей тоже есть и оружие, и разрешение…

— А кто такой этот Дорофеев? — спросил майор.

— Человек, о безопасности которого мы заботимся, — ответил бритоголовый.

— Ахан Угаджи, — прочитал в удостоверении майор. — А вы по национальности кто?

— Там же написано, — улыбнулся Ахан. — Курд. Но рос в Саратове. А вы не из скинхедов будете? — фыркнул он.

— Имя странное, — майор вернул ему удостоверение. — А сюда надолго?

— Не знаю, — ответил Ахан. — Сколько надо, столько и будем.

— Ну, ты это! — возмутился майор. — Не особо тут…

— В чем дело, майор? — спросил Ахан. — Все вопросы господину Дорофееву. А если что-то будет непонятно, позвоните Бушенкову, полковник вам все популярно объяснит. Честь имею! — Кивнув, он пошел к дому.

— Понаедут тут!.. — громко проговорил ему вслед майор.

— А как же дружба братских народов? — остановился Ахан.

— Да какой ты, на хрен, брат? — хохотнул майор.

— Скинхед в органах правопорядка — явление редкое и опасное, — заметил Ахан. — Я сообщу об этом полковнику Бушенкову.

— Они действительно с Бушенковым знакомы? — спросил капитана майор.

— Был тут полковник, — ответил тот. — Они вроде как дружны с Дорофеевым.

— А чего ж ты молчал?! — Майор взглянул на часы. — Звонил в район?

— Скоро приедут. Я в оцепление своих ребят поставил, все-таки труп и оружие…

— Приехал на выходные, — проворчал майор и посмотрел на особняк. — Видно, или политикан, или бандит. Хотя, может, и бизнесмен. Охрана вооруженная и киллер со снайперской. Я таких стволов и не видел. Как же им удалось так быстро его найти?

— Лучше было бы его взять живым, — вздохнул Ахан. — Но он ранил Степкина, пришлось его застрелить. Документов никаких. И милиция не вовремя появилась — майор Луценко и участковый. Кстати, тот еще тип. Видно, недавно стал начальником, ведет себя неадекватно…

— Почему там оказались твои люди? — спросил Дорофеев.

— После попытки взорвать вашу машину я ставлю по человеку в местах, откуда скорее всего может стрелять профессионал. А почему вы спросили? — усмехнулся Ахан.

— Удивился. А ты, я вижу…

— Знаете, Эдуард Анатольевич, если я кому-то служу, то делаю это как следует…

— Меня хотят убрать. Ты и место вычислил, но жив я остался благодаря тому, что нагнулся за очками. Я только сейчас это понял, и стало не по себе.

— Моя вина. Надо было приказать, чтобы сразу били на поражение, а я хотел снайпера взять.

— Главное, что не упустили его. Ну а кто такой, надеюсь, узнаю у Бушенкова. Кстати, почему к тебе майор прилип?

— Завидует. Он, мне кажется, терпеть не может богатых. А богатых из России втройне. Но купить майора нельзя. Правда, он будет копать под нас. Точнее, под вас. И вот еще что — было бы лучше, чтобы об этом не узнали в Москве. Если о покушении кому-то станет известно, будет труднее найти заказчика. И, если это возможно, попросите полковника побыстрее узнать о киллере. Снайпер — профи, на указательном пальце мозоль, стрелял много, и на плече следы приклада. Он из бывших вояк. Очень хотелось бы узнать, кто вас заказал.

— Какое совпадение, — насмешливо проговорил Дорофеев. — Мне тоже очень хочется это выяснить. — Он достал из коробки сигару и поднес к носу. — Курить я давно бросил, но шесть лет назад впервые попробовал гаванскую сигару и с тех пор два-три раза в день наслаждаюсь сигарным дымом.

— Извините, Эдуард Анатольевич, — вздохнул Ахан, — мне кажется, сейчас не время говорить об этом, ведь вас уже дважды пытались убить. К тому же лимонка под колесами оказалась не просто так.

— Я понял это. Но кто? Кто знал, что мы в Борисов поедем? Кому я говорил? Кажется, никому. Хотя нет, Толику, племяннику моему и, как он считает, наследнику. И Лилька знала. Вот те и хрен вместо сахара!.. Они убеждены, что наследники мои, и я их не разочаровываю.

— Эдуард Анатольевич, вы стали искать Евгению. И племянник, и ваша дочь…

— Если ты про Лильку, — остановил его Дорофеев, — то она…

— Понятно, — кивнул Ахан. — Однако я говорю о том, что они наверняка об этом узнали.

— Погоди, ты это к тому, что они меня убрать пытаются?

— Я о том, что они могли подумать, что вы ищете Женю для того…

— Ерунда! Толик — сын моего брата, я вытащил его из грязи. А Лилька… Нет, они не могли.

— У них есть причина… Веская причина. Они знали, что вы поехали в Борисов. Допустим, они не нанимали киллера, просто кто-то из них дал информацию о том, где вы находитесь. В этом я уверен. Так быстро найти цель в чужой стране невозможно. Чтобы киллер немедленно вышел на…

— Верно. Но как мне теперь быть? Убить их сразу или попытаться выяснить, кому они сообщили адрес? Или отдать их тебе, и ты все выяснишь? А если это не они? А ты добьешься признания и…

— Вы себя слышите, Эдуард Анатольевич? — усмехнулся Ахан. — Я работаю у вас, чтобы сохранить вам жизнь в случае нападения, покушения и прочего. А вы обвиняете меня в попытке…

— Извини, — остановил его Дорофеев. — Знаешь, в глубине души я понимаю, что скорее всего это Толик или Лилька, но не хочу верить. Для меня это даже хуже, чем, если бы, к примеру, подготовил это покушение ты. Ты охраняешь меня за деньги, а они… — Не договорив, он закурил сигару и вздохнул. — Но больше некому. Нет у меня конкурентов, которым станет легче, если меня не будет. Нет таких. Но я просто боюсь признать, что в этом виноваты Лилька или Толик. Сами они не могли нанять киллера. Хотя Толик имеет связи в криминальной среде. Да и Лилька тоже. А значит, они все-таки могли, — помолчав, пробормотал Дорофеев. — Но доказательств пока нет, поэтому и обвинять их я не могу.

— Эдуард Анатольевич, если бы вы не уронили очки и не нагнулись за ними? Что тогда?

— Надеюсь, ты пустил бы себе пулю в лоб.

— Скорее всего не пустил бы, а поехал бы в Москву, загнал бы обоих в спортзал и все бы узнал. И убил бы. Не буду врать — не потому, что вы мне так дороги, а потому что в вашей гибели была бы и моя вина. К тому же вы все-таки…

— Шеф, — заглянул в комнату невысокий мужчина, — Малкин приехал.

— Пустите, — кивнул Дорофеев. — О покушении ни слова.

— Он уже знает, — ответил невысокий, — услышал в магазине.

— Черт возьми, — проворчал Дорофеев. — Как быстро…

— Сарафанное радио, — хмыкнул Ахан.

Россия, Санкт-Петербург

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.