Амвросий, Муркис и Ангел

Ах Сигуте

Жанр: Сказки  Детские    2011 год   Автор: Ах Сигуте   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Амвросий, Муркис и Ангел (Ах Сигуте)

Муркис — кот, пушистый и задумчивый. А хитрый весёлый пёс — Амвросий. Улыбаешься? Ну, значит, вы уже знакомы. Уютное местечко, где живут мечты, выглядит так (переверни страницу и убедись): холм, на нём большое дерево, а под деревом маленький домик; вечерами в его окошках теплится свет. Дверь у домика, конечно, тоже есть, просто её не видно на картинке, как не видно и печки, в которой пляшет огонь.

Сейчас Муркис готовит ужин, и душистый пар капельками оседает на кончиках его усов. Амвросий нюхает сухой земляничный стебелёк и смешно тихонько чихает. После ужина в доме вкусно пахнет чаем. Друзья долго сидят и молчат, глядя на огонь, а когда с неба спустится ночь и задует свечки в маленьких разноцветных фонариках, оба перенесутся в безграничное, беспредельное сонное царство…

Вот также не найдёшь ни начала, ни конца и у прозрачного ручья, что струится под холмом, — того самого ручья, в котором отражаются неведомо куда и откуда плывущие облака.

Муркис растянулся на спине среди высоких летних трав. Рядом лежит Амвросий. Они смотрят в небо, а небо смотрит на них. А облака играют с ветром. А ветер дует. Облака смеются, вертятся, меняются местами, словно части огромной живой пушистой мозаики, и из них складываются сотни, тысячи мягких неуловимых картин.

Вот по небесам гордо и чуточку печально плывёт длинный крылатый облачный поезд, и его вагоны незаметно перестраиваются в армию кузнечиков. Амвросию с Муркисом очень интересно наблюдать за тем, как глаза у кузнечиков раскрываются всё шире и шире и как потом кузнечиковое войско превращается в зыбкую вереницу розовых улиток и уползает. Куда? Это известно разве только отцу всех ветров.

— Соня сегодня рассказывала свой сон, — промурчал кот, провожая глазами маленького облачного слоника.

Сонины сны вполне заменили бы домашний кинотеатр, и потому пчёлы, шмели, улитки, полёвки, лягушки и даже кроты, ожидая её пробуждения, сходятся к норке, где она живёт, и тихо, терпеливо ждут. Рано или поздно им начинает казаться, будто они плавно отделяются от земли, и дыхание у них замирает.

Соня — мышка приветливая, но уж очень медлительная. А вот сны у неё, хоть они и просторнее усыпанного звёздами осеннего неба, — быстрые, как огненные искорки. Выспавшись всласть, Соня принимается рассказывать соседям по лугу, совсем истомившимся от долгого ожидания, истории об океанских глубинах, о вершинах гор, о тайнах песчинок… А ещё она нанизывает бесконечные нити коротеньких сказочек про шмелей, улиток, ежей и прочую мелкую живность вроде той, что собралась её послушать.

Потом сны мышки Сони выжужживают пчёлы, нащебётывают птицы в лесах и долго ещё пересказывают своим малышам в норах, дуплах и хатках зайчихи, лисицы, белки, бобрихи. И даже толстухи-медведицы в берлогах пересказывают; правда, они-то своих детей спать укладывают только раз в году. Зато на всю зиму.

Амвросий приподнял мордочку и заинтересованно поводил влажным чёрным носом:

— И что же ей приснилось?

— Она видела во сне наши облака, — ответил Муркис и загадочно улыбнулся. — Но совсем особенные облака: в них творились чудеса.

Сонин сон

— В общем, ей приснился очень длинный сон с целой толпой пушистых облаков, и у каждого было имя. Отгадаешь его — облако опустится на землю и превратится в озеро… Настоящее озеро, синее-синее, и волны плещутся! — вскочив на все четыре лапы, закончил свой рассказ Муркис.

Домик Муркиса и Амвросия, как ты помнишь, стоял под большим старым деревом на холме. К склонам этого древнего и очень серьёзного холма лепились два садика: в одном — яблони и груши, в другом — вишни и сливы. А внизу, на лугу, у старика холма был младший братец — невысокий пригорок, который Муркис с Амвросием прозвали Облачным пригорком. Вот с него-то друзья, устроившись на травке, долго, бесконечно долго смотрели в небо.

Они забывали обо всём, они отпускали мысли вслед за облаками и ветром и в такие минуты ничуть не жалели, что лето бывает только летом, а чудесный облачный дворец в небесах вырастает лишь на мгновение.

Сонин сон про облака с именами превратился в мечту Муркиса и Амвросия, и они мечтали её вместе каждый день, пока она не начала сбываться.

— А ведь правда, чудесно было бы, если бы рядом с нашим холмом появилось озерцо, — твердил Муркис.

— Оно могло бы погостить, а потом испариться и опять превратиться в облако, — вторил ему Амвросий.

— А вот и нет! Рядом с нашим холмом есть прекрасный, почти необитаемый луг, там оно могло бы оставаться озером сколько душе угодно! — И Муркис на радостях вскакивал с травы и приплясывал на месте.

— Мы бы на него нарадоваться не могли!

— Облако, мы приглашаем тебя в гости! — окончательно решившись, прокричали друзья и потопали по лугам, чтобы всем рассказать: скоро возле Облачного пригорка разольётся озеро.

Подготовка

В сторону Больших лугов летела очень серьёзная, предельно сосредоточенная божья коровка. Она летела медленно, словно набухшая дождём туча, потому что несла очень-очень важное известие. Завтра появится озеро! Божья коровка шепнула бабочке, бабочка прошелестела шмелю, шмель нажужжал пчеле, а пчела долго и старательно раздавала новость всему пчелиному рою, так что вскоре не осталось никого, кто не слышал бы про облако, которое собирается в гости.

Облака в небе тоже всё слышали и теперь обменивались облачными мыслями и беззвучно смеялись. Их так и распирало от любопытства, они наперебой старались угадать, чьё небесное имя будет названо. Это же так увлекательно — вдруг взять да и превратиться в озеро! Облака волновались, вертелись и пихались так, что скоро в небе совсем уж стало ничего не разобрать.

Налетел суровый ветер.

— Да не толкайтесь вы, плывите себе, плывите, не то прольётесь дождём, и никакого праздника не будет! — строго покрикивал он на облачном языке.

Облака в конце концов послушались и поплыли дальше стройной вереницей белых пушистых овечек.

— Ну вот, теперь молодцы! — похвалил их донельзя умаявшийся ветер.

На пригорке

И вот однажды, когда мохнатые друзья, сидя, как обычно, на своём Облачном пригорке, мысленно разговаривали с весёлыми белыми облаками, им обоим показалось, будто они слышат в ответ нежные, звонкие, смеющиеся голоса. Сердца их стали наполняться ощущением полёта, а когда совсем переполнились, кто-то — может, Муркис, может, Амвросий, а может, и оба вместе — произнёс странное слово. Ветер подхватил это слово и унёс, и никто его не услышал — только небо и одно белое облачко, похожее на овечку. И это облачко стало неспешно опускаться на землю… И чем ниже оно опускалось, тем яснее слышалось с неба:

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.