Добрая примета

Орлецкая Влада

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Добрая примета (Орлецкая Влада)

1

Личная жизнь у Алисы складывалась трудно…

Вернее, вообще никак не складывалась. Нет, периодически у нее появлялись какие-то поклонники. Она даже один раз побывала замужем, в ранней молодости или, как она сама шутя говорила, в детстве, но с мужем быстро рассталась и теперь жила одна в небольшой квартирке-«малосемейке». Кроме того, благодаря упорному труду, Алиса успела обзавестись новеньким автомобилем «тойота» серебристого цвета. И теперь она — тридцатишестилетняя невеста с приданым и большими запросами.

Алиса являлась обладательницей слегка раскосых серо-зеленых глаз, на голове ее красовалась аккуратная шапочка коротких каштановых волос, и фигура у нее была вполне стройной. Одевалась она со вкусом, в хороших магазинах, отчего выглядела всегда просто шикарно. И непременно — пикантное декольте или небрежно расстегнутая пуговичка на блузке. Не обольщения ради, а исключительно для красоты. Мужчины, глядя на нее, прекрасно понимали, что такое сокровище им не по карману. Да и не по зубам. Конечно же, ее, «женщину-кошку» с зеленоватыми глазами и особой грацией, хотелось погладить многим, но отпугивали острые коготки. Ибо нрав у Алисы Бархатовой был тот еще, иначе никогда ей было бы не заработать на новую иномарку.

Летним вечером, ровно в шесть, как было условленно заранее, Алиса подкатила на своей «тойоте» к подъезду пятиэтажного сталинского дома, расположенного по улице Богдана Хмельницкого. Там ее ждали двое: риэлтор — похожая на колобка женщина средних лет с любопытными быстрыми глазками — и какой-то худощавый тип неприметной наружности, лет сорока или около того — вероятно, покупатель.

Молодая женщина припарковалась, захватила сумочку и, заперев автомобиль, направилась к ожидавшим ее людям.

— Здравствуйте. Вы Алиса Валентиновна? — обратилась к ней бойкая риэлтор, сразу взяв дело в свои руки.

— Да, это я. Здравствуйте.

— Меня зовут Тамара Алексеевна. А это наш покупатель Игорь Витальевич…

Алиса бросила оценивающий взгляд на «покупателя» и почувствовала разочарование. Неужели она зря притащилась сюда с другого конца города? Неужели опять мимо? Видимо, она до старости не избавится от этой квартиры…

Клиент, одетый в китайское барахло с Гусинобродского вещевого рынка, обутый в сандалии на носки, держащий в руках похожий на кирпич телефон «Моторола» — модель, которую все здравомыслящие люди уже лет пять как сдали в утиль, — был явно неплатежеспособен. Лох обыкновенный. Из рук не ест, в неволе не размножается. Наверняка какой-нибудь «обменник», у которого нет живых денег и который, как и многие до него, пришел просто посмотреть на товар да прицениться. Из-за таких вот полудурков она уже упустила несколько хороших вариантов квартир, расположенных в новостройках, не говоря уже о том, что потратила впустую кучу времени.

Одновременно она почувствовала раздражение по отношению к риэлтору. Ну неужели нельзя сразу выяснить, есть у покупателя деньги или нет, чтобы зря не гонять хозяйку квартиры. Уж последняя-то точно нашла бы чем заняться, взамен этих дурацких поездок.

Справившись с раздражением, Алиса очень сухо пригласила визитеров войти в подъезд. Игорь Витальевич покосился на снятую с петель, разбитую подъездную дверь, которая стояла возле входа, и робко шагнул в полумрак, наполненный запахами выпечки, подгоревшего лука и табака.

— Эту дверь на железную менять будут, — коротко пояснила Алиса, буквально спинным мозгом уловив недоумение клиента.

— Угу, — ответил Игорь Витальевич, шаркая сандалиями.

На просторной квадратной площадке третьего этажа Алиса замедлила шаг и приблизилась к заветной двери, самой обшарпанной из всех четырех. Она извлекла из сумочки ключ и открыла эту дверь, державшуюся, скажем прямо, на соплях.

Перешагнув через порог, Алиса, Тамара Алексеевна и Игорь Витальевич оказались в трехкомнатной квартире, созданной на базе бывшей коммуналки — самой мерзкой и загаженной из всех коммуналок старого фонда, какие только могли быть в городе. Игорь Витальевич тоже ничего похожего в своей жизни не видел и, судя по его непроизвольно вытянувшемуся лицу, никак не ожидал увидеть. Тамара же Алексеевна, как и подобает настоящему профессионалу, держалась невозмутимо…

2

Эпопея с этой квартирой началась еще несколько лет назад, когда дед Алисы приказал долго жить, оставив ей в наследство свою комнату в коммуналке. Женщина не стала ее продавать, а спустя некоторое время занялась расселением всей квартиры, и у нее еще были живы воспоминания о тех поистине титанических усилиях, направленных на то, чтобы подготовить объект к продаже, и о тех людях, которые когда-то здесь проживали.

Это был отвязный народ: одинокий запойный алкоголик и семейка сектантов, занимавшая самую большую из комнат. Как вся эта кодла — придурковатого вида мужичок, его жена и трое ребятишек, пораженных диатезом и вшами, — ютилась в двадцатиметровой комнате, для Алисы до сих пор оставалось загадкой, почище пирамид египетских. В результате хитроумной комбинации, которую проделала Алиса, алкаш благополучно перебрался жить в область, а сектанты перекочевали в одну из берлог забытого богом частного сектора. Алиса подготовила документы к продаже и выставила квартиру в нескольких агентствах. Несмотря на убогое состояние, объект все-таки можно было выгодно продать.

Сказать, что бывшая коммуналка, представшая перед изумленным взором Игоря Витальевича, была «убитой», означало не сказать ровным счетом ничего. Некогда побеленные, а теперь серо-желтые стены и такой же потолок с отвалившейся штукатуркой своим тоскливым видом наталкивали на мысль о суициде.

Игорь Витальевич, набравшись мужества, миновал прихожую и заглянул в одну из комнат. Когда-то она принадлежала мужику-алкоголику, здесь даже не выветрился запах табака и годами культивируемого перегара. В другом же помещении некогда обитало набожное семейство, и прожженный пол посреди комнаты свидетельствовал о том, что здесь вполне могли совершаться некие ритуальные действия. И только в дедовой горнице наблюдались хоть какие-то признаки цивилизованности: на стены наклеены дешевые обои, потолок побелен, а пол покрыт оргалитом и окрашен в терракотовый цвет.

Затворив дверь третьей комнаты, Игорь Витальевич проследовал в ванную. Она, как и все в этой квартире, являла собой печальное зрелище. За облезлой захватанной дверью скрывались ржавые протекающие трубы, облупившаяся краска стен, старые краны и доисторический санфаянс. Туалет выглядел не лучше, с той лишь разницей, что здесь даже стены не были покрашены. Эта убогая клеть с треснувшим в ржавых подтеках унитазом без сиденья напоминала привокзальный сортир смутных времен перестройки. Игорь Витальевич попытался осторожно спустить воду, чтобы проверить слив. В бачке заклокотало, и, точно адская река Стикс, в унитаз хлынула оранжевая жижа. Скорбно вздохнув, он закрыл дверь туалета и пошел осматривать кухню. Алиса не отставала ни на шаг. Колобок Тамара Алексеевна катилась следом.

Квадратная двенадцатиметровая кухня, вонючая, закопченная, произвела на покупателя самое сильное впечатление, особенно когда с потолка на плечо к нему свалился крупный таракан, рыжий и дерзкий, как ирландский террорист. Игорь Витальевич вначале его не заметил, весь погруженный в свои безрадостные мысли. Алиса, моментально оценив весь драматизм ситуации, решила прервать затянувшуюся паузу. Она переглянулась с Тамарой Алексеевной, которая сигналила ей бровями. Клиента необходимо было срочно отвлечь — не ровен час, увидит прусака, получит апоплексический удар не сходя с места, и — пиши пропало…

— Ну что скажете, Игорь Витальевич? — спросила Алиса, краем глаза наблюдая за поведением отважного насекомого.

— В общем-то единственным достоинством этого жилища является хорошая геометрия пространства, — задумчиво произнес клиент.

Алиса, немного удивленная его ответом, подумала: «Надо же, какое точное он подыскал определение — жилище…» Ибо квартирой это помещение назвать было нельзя.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.