ЗАЯЧЬИ УШИ

КОМОВ ВЛАДИМИР ЕФИМОВИЧ

Жанр: Прочий юмор  Юмор    1977 год   Автор: КОМОВ ВЛАДИМИР ЕФИМОВИЧ   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
ЗАЯЧЬИ УШИ ( КОМОВ ВЛАДИМИР ЕФИМОВИЧ)

СУВЕНИР

И что людям неймется? Казалось, работай себе спокойно главбухом, сиди в тепле и холе, получай свою зарплату и живи не тужи. Ан нет — все он, финансист Торопцов, жаждет — точно неделю пить не давали — придраться и разоблачить. То не так премиальные начислены, то сверхштатную единицу выискал, то расходы по статьям перепутаны.

А последнее время стал попрекать, дергать, предостерегать: «Растранжириваете, Филипп Афанасьевич, средства на подарки приезжающим в район».

Какие там подарки? Сувениры вручали. И не приезжающим, а представителям вышестоящего ведомства, то есть областного управления местной промышленности.

Что мы, маловоспитанные люди? Не знаем, как привечать гостей? Не знакомы с правилами хорошего тона во взаимоотношениях кадров?

Да, мы подарили заместителю начальника шариковую ручку и выгравировали на ней название нашего города. В другой раз вручили деревянный сервиз нашего производства. Тоже с монограммой.

В очередной приезд преподнесли чемоданчик с керамической посудой и журнальный столик с инкрустацией. Наши умельцы смастерили…

Перед Новым годом, когда прибыл наш непосредственный руководитель, попросили его взять еще один образец нового изделия — кухонный прибор и несколько ковриков с оригинальным узором.

А недавно послали вслед за «Волгой» с гостем грузовую машину, и в ней — гарнитур, сработанный нашими лучшими краснодеревщиками.

И представьте, Торопцов неизменно шум поднимал и разъяснял: «Филипп Афанасьевич, неправильно это, незаконно, убыточно. Не говорю уж о нравственной стороне».

Ерунда! Мы же ничего не покупали — все сувениры нашего производства. Почему же заместитель начальника не может дома, в уютной обстановке, изучать продукцию подведомственного предприятия? И насчет нравственности тоже чепуха! Догадываюсь, намек на некрасивый подхалимаж. Но разве мы устраивали ему банкеты-пикники или говорили в глаза всякие административные комплименты? Нет, не зафиксировано…

Так вот, этот самый главбух обнаглел и сообщил о скромных сувенирах в народный контроль и облфо. Там тоже не разобрались в сути взаимоотношений в данный период и сделали начет, а потом порекомендовали снять меня.

За что? За то, что вручил человеку трехрублевую шариковую ручку. Очень обидно. Да и не только о себе, признаться, я думаю. Такой подход дезориентирует, и весьма сильно, наши кадры. Превращает их в скупердяев и крохоборствующих бюрократов. А кому это нужно? Главбуху? Так лучше тогда его отстранить…

Э, да что говорить! Правила хорошего тона надо назубок изучать.

МНОГОСТУПЕНЧАТАЯ РЕЗОЛЮЦИЯ

Начальник строительного управления Кружавный взял у заведующей детским садом письмо и минут десять читал его. Затем цепко посмотрел на посетительницу и вновь стал водить глазами по строчкам, словно «прощупывая» их второй смысл, их двойное дно.

«И чего это он так долго? — подумала заведующая. — В письме только одна фраза. Даже по слогам за полминуты осилишь… И смотрит на меня, как на гостя с другой планеты. Мы же с ним десятки раз виделись на совещаниях, да и детских садов в нашем райцентре всего три».

Кружавный вздохнул, поерзал в кресле и тихо спросил:

— Почему дата месячной давности?

— Не могла к вам попасть — секретарша ответила, что вы заняты.

— А почему вы расписались синими чернилами, а профсоюзный руководитель — черными?

— Ручка у нее заправлена такими.

— Советовались в роно, райздраве и других инстанциях?

— Конечно.

После диалога начальник, сморщившись и согнувшись, словно его радикулит вдруг настиг, стал писать резолюцию.

«Имеется мнение и учитывая данную просьбу, при наличии условий и отсутствии возражения…» — Кружавный отложил в сторону ручку, задумался, потом продолжил: «…и учитывая наличие возможностей, а также принимая во внимание…»

Хозяин кабинета поднялся, подошел к окну, затем резко повернулся к столику с графином, отпил из стакана глоток воды и решительно сел за стол: «…что в дошкольном учреждении просителя находятся на довольствии отдельные дети некоторой части персонала стройуправления, считаю возможным…» И тут же ручка замерла в руке, будто нацеленная в ближнюю мишень. Кружавный втянул воздух с такой силой, что даже раздался жалостливый стон, и только тогда дописал: «…выделить одного слесаря и одного разнорабочего для монтажа детской карусели во дворе детсада, числящегося на районном балансе и имеющего зарегистрированный штат».

Кружавный снова прошелся по кабинету, бросил пристальный взор на телефонный аппарат и наконец учинил подпись. Потом после затяжной паузы молча протянул заведующей бумагу.

— Спасибо, — произнесла она, мельком взглянув на многоступенчатую резолюцию, втрое превосходящую размеры текста письма. Тут же запрятала его в портфель и быстро, даже несолидно вышла из кабинета: «А вдруг передумает?..»

А Кружавный тем временем, подперев голову руками, невыразимо страдал: «Не устоял на этот раз, смалодушничал, расчувствовался — и подписал!»

ПОРА БЫ ВЫДВИНУТЬ…

По-моему, самое время прислушаться к моей просьбе-заявлению. Она уже вполне созрела, набралась всяческих соков… Стаж работы на одном месте впервые превысил год и две недели.

В коллективе тоже давно поняли, что пора меня выдвигать. На совещаниях и собраниях, в беседах — кабинетных и внеслужебных— коллеги не раз напрямик подчеркивали: «Вы давно уже переросли наше районное ведомство — пора перебираться в областное».

Раньше я обычно твердо заявлял, что я не карьерист, и откровенно отвечал:

— Надо погодить. Не сполна еще раскрылся, не выявил еще все свои возможности.

А мне — в упор:

— Что вы? Уже вполне выявились и раскрылись. А то еще, не дай бог, пересидите и перезреете! Это же вредно для непрерывного гармонического развития.

И я без намеков сдался…

Руководство выдало мне на руки прекрасные характеристики, а кое-кто из сослуживцев, так сказать, сверх полагающейся для отдела кадров нормы, от себя написал замечательные отзывы.

Кстати, об этом я сообщил своей супруге. Она намекнула, что от меня, наверное, хотят избавиться. Чепуховина! Сами понимаете — это идет от ее супружеской нервозности и подозрительности. Боится, что как только выдвинусь — стану пристально смотреть на какую-нибудь представительницу слабого пола. Откровенно намекнул ей, что мужским вниманием не разбрасываюсь и персонального дела не допущу…

А вчера трое коллег пригласили в кафе и весь вечер чуть не со слезами на глазах уговаривали не останавливаться, идти вперед, не губить свои возможности и резервы.

Стало быть, есть все основания послать просьбу-заявление. Сознаю и понимаю безо всяких намеков, что это важно для всего нашего управления. Вот и иду смело навстречу общим запросам. Причем подчеркиваю свою скромность: готов занять любой вышестоящий пост… Да и разве я разборчивая невеста? Раз надо — готов.

ОБОНЯНИЕ

Доктор, помогите — великая беда появилась в моем организме… Если бы не прочитал в одной книжке, до сих пор не знал бы о таком страшном заболевании. В этом научном труде объясняется, что человек может чувствовать и различать несколько тысяч запахов, а собака — до двух миллионов.

Я же еле-еле полдюжины их улавливаю. Разве это нормально? Этак в тяжелый момент не смогу поймать какой-нибудь вредный запах. Беспомощный буду, как малое дитя у высокого прилавка или покупатель без нужных денег…

А все почему? Может, сам виноват? Ни-ни! Вынужден… Очень часто в один вечер приходится пить водку и пиво, фруктовое вино и ликер, «Старку» и какое-то сухое, наливку и портвейн. Откуда же быть обонянию? В такой многоцветной, пахучей и разноградусной смеси самый большой ученый и то не разберется — ногу сломает.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.