Ходок I

Тув Александр Львович

Жанр: Киберпанк  Фантастика  Фэнтези    Автор: Тув Александр Львович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Пролог

Решение необходимо принять в течение часа. Окажется оно правильным, или нет — покажет жизнь, но оно должно быть однозначным и оно должно быть принято. Старый Лис, а для хороших знакомых просто — Старик, все утро провел, вперив угрюмый взгляд в огонь камина, в сотый, а может в тысячный раз за эту неделю перебирая разноцветные камешки фактов и домыслов, пытаясь сложить из них мозаику вывода. За неделю не сложилось — может сейчас повезет….

Хотя — вряд ли, если бы решение существовало — Лис бы его уже нашел. Ладно, переберет еще раз, тем более что до прыжка делать все равно нечего: вещи собраны и уложены в полевую сумку, по счетам уплачено. Итак, вот первый упрямый факт: неделю назад Ант исчез из гостиницы. Пропажу Лис обнаружил только утром, перед завтраком: «… а младший господин уехал ночью, разве вы не знали?..» А вот и второй: позавтракав (спешить уже было некуда) Старый Лис обнаружил пропажу «Схемы Мира»… Ладно, удрал и удрал — потеря, хоть и велика, но не смертельна — хлопотно и долго, но найти другого помощника это вопрос только времени и денег, но!.. Именно, что «НО»! — исчезновение Анта вместе со «Схемой» переводило происшествие совсем в другую весовую категорию, можно даже сказать в другую лигу! Их одновременное исчезновение могло означать только одно: Ант затеял собственную игру. Как выразился товарищ Бендер: «…и у меня есть все основания полагать, что и я один, справлюсь с вашим делом!»

Старый Лис желчно усмехнулся, подумав: «Да-а… чувствуется моя школа — поганец выбрал идеальный момент для бегства: он знал четыре двери и знал, что я знаю, что он знает четыре, а самое главное, что до любой из них отсюда неделя хода — если сильно поднапрячься. До любой… и где его ловить прикажете?..»

Ну, а теперь домыслы:

… он был мне больше чем родня…

может Ант остаться здесь, на Бранге, и затаиться? Почему нет? — может… только если останется, перспектив никаких — через три дня люди Гусейна перекроют все двери…. Нет — не думаю… хотя это тоже вариант — отсидеться и рвануть… не сегодня — потом… завтра или послезавтра.

… он ел с ладони у меня…

уйти на Харлаж — … белый город, утопающий в зелени… террасы Университета… набережная Трех Драконов… — почему и нет?.. он знает оттуда две двери…

… а тут глядит в глаза…

а может на Эстархон — …черные балахоны инквизиторов… сталь гвардейских доспехов… исключительно красивые Ханьские рабыни… — не Островная Цитадель, конечно, но перекантоваться месяц другой, чтоб замести следы… вай нот? Эстархон — узловой мир, сколько там дверей и я на вскидку не скажу, но… много… и поганец наверняка хотя бы парочку знает…

… и холодно спине…

что у нас осталось?.. а-а… Ирантаг — … Город Тысячи Башен… мятеж младшего Императора… пылающие дирижабли… — может там все и успокоилось, но без крайней необходимости туда не сунешься… А если и Ант так же рассуждает?.. Поганец умный — дурака бы я в помощники не взял… Возьмет и рванет на Ирантаг!.. а я буду его ждать у двери на Землю…

… а что ему — кругом пятьсот…

и наконец, Земля — тут поганцу раздолье — … друзья, любовницы, счета в разных банках, аэробусы, пластические хирурги… — и чертова куча дверей… он знает шесть… — Высоцкий мешал сосредоточиться и Старик усилием воли все же сумел выкинуть навязчивый рефрен из головы.

И что в итоге?.. Лучше всего ему идти на Землю, но поганец знает, что я знаю — что это лучший вариант и что я буду ждать его в прихожей… следовательно он пойдет через какую-нибудь другую дверь и уйдет… — значит я его не должен ждать у двери на Землю… а у какой?.. — я не знаю у какой… а если Ант думает так же, значит он решит, что я не буду ждать его у двери на Землю и пойдет через нее, но… он знает, что я знаю, что это лучший путь… — снова начинался замкнутый круг по которому Старый Лис бродил уже неделю…

Он оттягивал этот момент сколько мог, но тянуть дальше смысла не было — Лис дернул шнурок и через мгновение перед ним предстал вышколенный слуга в богатой ливрее.

— Гадательные свечи! — слуга ничем не выразил своего изумления, что Старику понадобились предметы ажиотажного спроса молодых девиц на выданье, и через минуту доставил постояльцу требуемое — любой каприз за ваши деньги!

Еще через пять минут Старый Лис навсегда покинул роскошный постоялый двор «Халимзян».

*****

Душевное состояние Анта было диаметрально противоположно физическому — неделя бегства без отдыха и почти без сна, а главное — не отпускающего ни на секунду страха — это был перебор даже для такого молодого атлета, как он, но душа его пела. Эта песня состояла из одного слова, и слово это было «СВОБОДА!»

Он все-таки обдурил Старого Лиса! Он вилял, как полоумный заяц. Выбирал самые неожиданные места: дорогущий бар «Тьма» на набережной Южных Ветров, и грязный утренний паровик с батраками, вонючий рыбачий баркас, и причал дирижаблей в Нижнем Городе, сенокосилку, гордо именуемую местными «воздухолетом»… и еще много, много чего… — вся эта пестрая «синематографическая» лента развернулась в голове Анта, без сил привалившегося к теплой скале, еще не успевшей рассеять в наступающих сумерках накопленное за день тепло. Ант впервые за последнюю неделю, позволил себе расслабиться — до цели оставалось метров сто… ну сто пятьдесят! Рот его растянула непроизвольная улыбка — он сделал это! Да-да-да!

Если бы сейчас его увидел кто-нибудь из знакомых, то наверняка решил, что это его старший брат. Ант за неделю постарел лет на десять — обозначились резкие морщины в уголках рта, обычно блестящие глаза потускнели, да и все лицо приобрело какой-то болезненный, серый оттенок, но он был счастлив.

«Кипящие болота», из которых торчал скальный гребень, по которому и лежал путь Анта, получили свое название не даром — их горячие ядовитые испарения достигали даже скального уступа, где остановился Ант, заставляя его дышать ртом, но другого пути к двери на Эстархон не было.

«Цена свободы — кошачий срач во рту!» — пришло ему в голову, заставив улыбнуться. Но, смех — смехом, однако надо было начинать движение, а казалось — в целом свете не было силы способной заставить двигаться это измученное тело… но! Как часто в жизни встречается это все перечеркивающее «но»:

… Ты ее любишь, она любит тебя, вы всегда будете вместе! Но…

… Нажми на газ! Проскочим! Но…

которое переворачивает все с ног на голову (или наоборот).

— Здорово, Ант! Давно не виделись, — приветливо произнес Старый Лис, неторопливо выходя из-за скального уступа метрах в десяти. И хотя он материализовался на тропинке внезапно, как черт из табакерки, сказать, что его появление явилось полной неожиданностью для Анта, было бы натяжкой. В глубине души чего-то этакого он ждал… Хорошо зная Старика — а он его знал хорошо, даже слишком хорошо, трудно было поверить, что молодой зайчишка сможет задурить голову Старому Лису… хотя до последнего момента Ант себя в этом вполне удачно убеждал, и почти убедил.

Старый Лис относился к мужчинам с, если можно так выразиться, «плавающим возрастом», зависящим от контекста: вот он знакомится в кафешке с хорошенькой официанточкой на предмет скоростного интима — больше тридцатника не дашь, а вот он задумался о чем-то, или недобро прищурил глаза — ровесник динозавров. В данный момент он сильно смахивал на Кощея Бессмертного…

Приветливый тон Старика совершенно не соответствовал его взгляду — как выражаются образованные люди, позаканчивавшие разные университеты: вербальные и невербальные сигналы были диаметрально противоположны. Удивительное дело: несмотря на то, что он сильно уступал Анту в размерах и столь же значительно превосходил в возрасте, было в его облике что-то заставляющее сомневаться, что победитель в предстоящей схватке уже определен. А в том, что она состоится не было ни малейших сомнений — как только Старик появился на тропинке, Ант мгновенно, откуда только силы взялись, выхватил из-за плеча длинный, хищно блеснувший в тусклом вечернем свете, меч.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.