"Дти времени" и другие рассказы из жизни рабочих

Маненков Сергей М.

Жанр: Прочая старинная литература  Старинная литература    1920 год   Автор: Маненков Сергей М.   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

ДЪТИ ВРЕМЕНИ

Часов в семь вечера, в кухн рабочаго Лаішна сидли трое дтей его товарища Дубова, они зашли с урока русскаго языка, который они берут еженедльно недалеко от квартиры Ланина.

Жена Ланина, Маша угощала их чаем и распрашивала:

— Ну как вы там поживаете?

— Да вот папенька наш опять простудился и говорит чуть чуть слышно, — отвтила двушка лт пятнадцати, Саша.

Средній мальчик Володя хотл что-то сказать, но его перебил младшій брат лт одинадцати, Сеня.

— Тетя Маша нам, Кузнецов, — знаешь тот солдат, что из Франціи пріхал, подарил маленькую бленькую собачку, такую, хо — ро — шенькую, страсть, мордочка у неі тоненькая, тоненькая…

— Ха-ха-ха, — засмялся Володя, — она его поцловала вчера…

— Поил овала, вот как! — воскликнула Маша и весело засмялась, Володя и Саша дружно вторили ей; Сеня, покраснвшій и сконфуженный пожимался на стул, порой взглядывая на окружавших, он порывался говорить, но посл одной, другой попытки он ршил, что „кончат-же они смяться, когда им шалост", — и в ожиданіи сл на стул.

И лишь только прекратился смх, как Сеня вскочил со стола и, гдядя на Машу, быстро заговорил, размахивая руками. — Она меня не поцловала, я играл с ней, держал ее на коленях и гладил, а она прыгала и играла. Один раз она высоко подпрыгнула и лизнула мой нос языком и чуть, чуть дотронулась им мн вот тут, — он показал пальцем мсто в углу рта.

— Вот вот, она тебя и поцловала, — смясь говорила его сестра Саша.

— Нт, не поцловала, а только лизнула, — энергично защищался красный как рак Сеня, — но ему должно быть не врили и вс смялись пуще прежняго. Потупив глаза в стол, Сеня сл и стал пить, остывшій чай.

Раздался звонок. Маша пошла открыть дверь; вошел мальчик лт двнадцати.

— А здравствуйте Гриша, — привтствовала мальчика Маша, и направила его в столовую. Гриша, идя впереди ея по кородиру, говорил:

— Меня сестра послала спросить, продали-ли вы билеты на бал и пойдете-ли вы сами?

— Из знакомых никто не заходил к нам в эти дни, не продали, и самим тоже не на что пойти, денег нт, — оправдываясь сказала Маша, и они вошли в столовую.

В столовой, за круглым столом сидл ея муж, Ланин и что-то писал.

— Вот этот мальчик, с улыбкой на лиц и, подмигнув мужу, проговорила Маша.

Гриша однажды был уже у них, но Ланина тогда не было дома и Маша, поговорив кой о чем с Гришей нашла его очень интересным и умным мальчиком и теперь она представила его мужу.

— А, здравствуй дружище, — проговорил, усмхнувшись Лапин, — как тебя, погоди, погоди, — и он подняв глаза вверх, стал припоминать Гришину фамилію, — Гордов, — воскликнул он и протянул Гриш руку через стол.

— Да, — улыбаясь, проговорил Гриша, подав руку, — затЬм глядя на Машу, сказал:

— Значит вы не пойдете?

— Нт брат, чахотка в карман завелась, — смясь отвтил за жену Ланин.

Тм временем Гриша непринужденно и внимательно разсматривал картины, развшенныя по стнам столовой и, переходя к слдующей, проговорил:

— Теперь не у одних вас она завелась.

Маша, усмхнувшись, подмигнула мужу, и он обращаясь к ней, сказал:

— Так пойди познакомь его с тм молодым поколеніем-то.

Маша пригласила Гришу зайти в кухню и, входя за ним, проговорила:

— Вот еще гость, — и обращаясь к Гриш, добавила: — Вот рекомендую теб товарищей, американцев.

Гриша, сняв кепку с головы, которую зачм-то яадл, направляясь в кухню и встав в простенк, у окна лицом к столу проговорил:

— Какіе это американцы, они такіе-же как и я; американцев-то в цлом Нью Іорк и сотни не найдешь; все иностранцы.

— Как это иностранцы, — вмшалась Саша Дубова, — а кто-же здсь построил все… вс дома, фабрики, желзныя дороги и всю культуру?

— Иностранцы и понастроили, — отвтил Гриша.

— Нт, нт, — возразила Саша, — я знаю из нсторіи, Квакеры пріхалн из Англіи, но их потомки родились здсь, т уже американцы…

— Что ты мн говоришь об исторіи, я знаю „на сквозь" американскую исторію, настоящіе американцы, это индйцы, их и милліона не наберешь во всей Америк, а остальные — вс иностранцы, одни пріхали раньше, другіе позже, а то что родился здсь, это ничего не значит, все равно он иностранец.

— Ты говоришь, что знаешь хорошо исторію, а в каком ты класс? — спросила Саша.

— В шестом, — отвтил Гриша.

— А я уже кончила школу…

— Я тоже кончил в штагЬ Пенсильваніи, но мн не было еще двнадцати лт, и мн велли ходить до тринадцати лт, и свидетельства не написали, потом мы выхали оттуда сюда, так и осталось, а здсь я опять в школу хожу, но в это лто окончу.

— Как это, это не правда, — протестовала Саша, — они должны были выдать…

— Вот, что с ним подлаешь, — развел руками Гриша, с миной взрослаго человка, как бы говоря, «что против рожна не попрешь».

— Да вы отсюда должны телеграмму послать я вам вышлют.

— Не вышлют, говорю, сказали мал я еще, вот и все. Все равно этим лтом кончу, а потом, может и в Россію подем.

— Вы хотите в Россію хать? — спросила Саша.

— О, отец хотя-бы и сейчас, — взмахнув кепкой, которую он держал все время в рук, — да не пущают. А вы подете? — в свою очередь спросил Гриша, глядя на Сашу.

— Да, мы тоже подем, но не сейчас, как ты говоришь, я хожу теперь в комерческую школу, бросить нельзя, что-же папа даром деньги-то заплотит. Через год я кончу и тогда подем, тогда я могу там получить хорошую должность; я буду знать: стенографію, бухгалтерію и англійскій язык.

— Англійскій-то язык и я знаю: — а вы знаете большевистскую программу? — задал вопрос Гриша.

— Нт, — покраснв отвтила Саша, — я была на балу в шестом социалистическом отдл, хотла поступить членом, но меня не приняли.

— А сколько вам лт? — спросил Гриша.

— Пятнадцать.

— Знаешь что, — воскликнул Гриша, — ты не только хорошаго мста, а по большевистской программ должна будешь ходить еще в школу до восемнадцати лт и по окончаніи школы, правительство на свой счет высылает всх за границу на три года; для того, что-б еще больше научиться, здить по разным государствам, смотрть что у них есть хорошаго и новаго, вот как там.

Я этого не знаю, — отчасти озадаченная, сказала Саша, собирая крошки хлба около своего блюдца и кладя их на послднее. Ея братья изумленно смотрли на Гришу, видимо, подавленные его познаніями.

Гриша-же сознавал, что побда осталась за ним, но он не гордился ею, он имл доброе сердце и, не желая Сашу ставить в неловкое положеніе, быстро измнил тему разговора.

— Знаете что, — весело улыбаясь воскликнул он, — у Вильсона горло заболло; договорился…. Ха-ха-ха, — залился он задорным смхом. Его смх заразил всх: смялись не извстно над чм, над Вильсоном-ли или над самим Гришей, который при послдних словах с такой комичностью махнул своей кепкой, как бы говоря: «Но все пропало».

В дверях кухни показался смющійся Лаішн и? закуривая папиросу, проговорил:

— Это у него, наврное, от Лиги Націй, вдь сколько времени все о ней говорят и говорят; «а воз все не двигается с мста».

— Да это не воз, эта лига націй есть труп мертвый, — воскликнул Гриша, — да и не труп, а туловище без рук, без ног и без головы, оно мертвое и не двигается и не двинется, и его выбросят вот так, — он толкнул одной и другой ногой, точно что-то отбрасывая, — да его уже и выбросили. Теперь засдают три великіе и строят мир.

— А я читал, что четверо, — замтил Ланин.

— Нт, трое, Италія уже вышла, — воскликнул Гриша, — то что она хочет, ей не дают.

Вильсон тоже хотл уйти, но еще остался, уйдет и он, останутся двое, потом и они уйдут, или их прогонят; ничего они не сдлают.

И что они там длают, они там мир и не думают длать, они там только говорят, ругаются и спорят; каждый хочет только длить и себ захватить больше.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.