Когда позовет судьба

Элизабет Сьюзан

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Когда позовет судьба (Элизабет Сьюзан)

1

Сан-Франциско, 1993 год.

Две недели внеочередного отпуска казались Кристин вечностью. Чем заняться? До одурения бродить по пирсу, поглядывая на воду и мечтая броситься туда вниз головой?

Безделье лишь провоцировало горькие мысли, заставляя снова и снова переживать недавнюю смерть отца. Уж лучше чувствовать себя "при исполнении", гонять по Дивисидеро в полицейской тачке, наводить шороху среди зарвавшихся бандитов, улаживать семейные стычки. Работать. Только это и оставалось ей после того, как ушел из жизни последний из родных ей людей.

А пока… Пока она проводила утро за книгами, день — в однообразных прогулках, вечер — за телевизором, а ночь — в беспокойной сумятице грустных дум и воспоминаний, которые не удавалось выбросить из головы, даже подкрепившись любимым попкорном, собственноручно приготовленным в микроволновой печи.

Однажды поздней ночью ее разбудил громкий и нескончаемый звонок в дверь. Она открыла глаза и ошеломленно уставилась в потолок. В сонной голове мелькали сценки из детективного сериала. Мутным взглядом она посмотрела на будильник: два часа.

Она села в постели и, протирая глаза, зевнула. Посетитель попался на редкость нетерпеливый: такое впечатление, что он просто прислонился к кнопке звонка! Кристин тихо ругнулась и, ворча, слезла с кровати. Даже не взглянув в глазок, она повернула затвор английского замка и распахнула дверь. В лицо повеяло холодным ветром. В свете уличного фонаря она разглядела крошечного роста женщину, совершенно ей незнакомую.

— Только не уверяйте меня, что я выиграла в тотализатор десять миллионов, — хмуро предварила Кристин объяснения ночной посетительницы.

Женщина, казалось, приготовилась рассмеяться в ответ, но, разглядев выражение лица Кристин, тут же стала серьезной:

— Я послана для разговора с вами, мисс Форд.

Кристин скользнула взглядом по ее модному черному костюмчику и лакированным туфелькам, по пестрому шелковому шарфику, перекинутому через плечо, по нитке жемчуга на стройной шейке.

— Вы от Ричера, не так ли?

— Не совсем.

— Что значит "не совсем"? Господи, я же говорила ему, что не нуждаюсь в психотерапии!! Я уже была в таком состоянии после смерти мамы и сейчас способна справиться сама.

— Разумеется, способны, — с тем же серьезным видом согласилась женщина.

Кристин прислонилась к дверному косяку, скрестила руки на груди и пристально взглянула на позднюю гостью:

— Не стоит заниматься психоанализом прямо с порога, мадам. Если мне потребуется помощь, я сама об этом попрошу. Сожалею, что вам пришлось взять на себя столько хлопот — как-никак два часа ночи, — но со мной действительно все в порядке.

— Два часа ночи?.. — свела брови женщина, словно не понимая, о чем идет речь. — А впрочем, что нам с вами до времени суток! Вопрос не терпит отлагательств. Если я не решу его немедленно, у меня будут все основания беспокоиться за свое место.

Кристин усмехнулась. Она знала о суровости сержанта Ричера отнюдь не понаслышке. Если бы он проведал, например, что его подчиненная Кристин Форд и в отпуске продолжает интересоваться служебными делами, ее бы ждал нагоняй.

"Ничего страшного не случится, если я приглашу бедняжку в дом и разрешу ей задать несколько вопросов о наказаниях, перенесенных мною в детстве, и прочей белиберде. Все равно сна уже ни в одном глазу, а утром нет никаких неотложных дел".

— В вашем распоряжении десять минут. Но ни секундой больше!

— Я бы не отказалась от чашечки чая с молоком, — сказала гостья, проскальзывая за хозяйкой в дом.

Кристин невежливо захлопнула дверь.

— Ни чая, ни молока, ни кофе я для таких поздних визитов не держу. Охотно предложила бы пирожные с кремом, но кондитерские еще не работают. Или уже не работают — как вам будет угодно.

Крошечная женщина уселась на потертый диван, не доставая ногами до пола.

— Надо же! Вы еще и сохранили способность шутить! — изумилась она.

"Зря я ее впустила, — подумала Кристин. — Странная особа. Если только не придуривается нарочно".

— Осталось девять минут, — ледяным тоном напомнила Кристин и, скрестив на груди руки, прислонилась к камину.

— Я к вам с вопросом, мисс Форд, — смиренно произнесла женщина.

— И, надо полагать, не с одним.

"Похоже, это не психотерапевт, а психолог из управления кадрами, — решила Кристин. — Ричер прислал ее, чтобы выведать все о моем состоянии. Кто знает, может быть, эта тихая мышка держит в руках нить моей дальнейшей карьеры. Надо быть с ней поосторожнее".

— А что, если я скажу вам напрямую: вся ваша жизнь прожита неправильно? — безапелляционно заявила крошечная женщина.

Кристин поежилась. Ничего себе психоанализ — вот так, с ходу, ошарашить клиента готовым диагнозом!

— А это не будет преувеличением? — деликатно кашлянув, спросила она.

— Нисколько! — категорически ответила нахальная гостья.

Кристин с вызовом поинтересовалась:

— А что в ней, простите, такого уж неправильного?.. Кроме, разумеется, явных ошибок, которые совершает любой?

— Все! — объявила гостья с таким жаром, что Кристин стало не по себе. — Ваши родные. Дом, где вы живете. Дата вашего рождения, наконец!

— И даже дата моего рождения?! — растерянно пробормотала Кристин. Никогда в жизни она не чувствовала себя более скверно.

— В первую очередь именно дата рождения. Вы — анахронизм во плоти, моя дорогая.

— Анахронизм?! Во плоти? Это как же?

Крошечная женщина пояснила с почти нескрываемым презрением:

— Пространственно-временное смещение, милочка моя. Сейчас об этом знает любой первоклашка…

— Подождите! — жестом остановила ее Кристин. — Если вы собираетесь преподать мне урок реинкарнации, то предупреждаю сразу: не по адресу. Я не покупаюсь на подобные сказки.

Женщина вздохнула, изображая глубокое сожаление:

— Если бы это была реинкарнация!.. Нет, мисс Форд, речь идет об исключительно редком, запутанном случае, когда человек по ошибке попадает в чужое пространство и время. Чтобы исправить эту ошибку, необходимо взаимное согласие сторон, а также заинтересованность хотя бы одной из них. В этом измерении у вас не осталось никаких душевных привязанностей, и мне показалось, что самое время…

Кристин решительно шагнула к дивану, на котором сидела гостья:

— Самое время вам уйти.

— Как?! Вы не хотите обсудить…

— Ваши десять минут истекли, — резко перебила Кристин, схватила женщину за руку и поволокла к выходу. — К сожалению, я приняла вас за другую, а то бы вашей ноги в моем доме не было.

— Но я…

Кристин открыла дверь и выпихнула непрошеную гостью за порог.

— Ищите других дурачков, мадам. А еще лучше — найдите себе хорошего врача. Вы в его услугах нуждаетесь куда больше, чем я.

Крошечная женщина стояла на ступеньках крыльца, ошеломленно глядя на запертую дверь.

— И что же теперь предпринять? — вопросила она звезды. — Я сделала все, что могла. Она дала мне всего десять минут, и у меня не было иного выбора, кроме как действовать напрямую… Не я виновата во всей этой путанице, а та, которая направила ее не в ту систему координат. А я… Я та, которой всегда приходится исправлять чужие ошибки, разве не так? — Ее огорчению не было предела. Постояв еще немного, она повернулась и пошла по тротуару, бормоча что-то себе под нос. Голос ее звучал все тише, и скоро ничто уже не напоминало, что здесь кто-то был.

Солнце ярко светило в окно. Кристин поспешила выбраться из постели и принять душ, чтобы смыть мрачное настроение, навеянное ночной посетительницей. Обернув голову полотенцем, она натянула на себя старые джинсы и свитер кремового цвета, после чего улыбнулась своему отражению в зеркале. Все ее помыслы обратились к завтраку. В холодильнике она обнаружила огрызок заплесневелого сыра, упаковку позавчерашнего клубничного йогурта, наполовину опустошенную банку с кукурузой и две коробочки соды для выпечки.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.