По следу коршуна

Жуков Вячеслав Владимирович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
По следу коршуна (Жуков Вячеслав)

Глава 1

Даша не стала звонить, открыла дверь своим ключом. Уверена была, что Федора дома нет. И каково же было ее удивление, когда, войдя, она увидела доблестного майора сидящим на диване перед телевизором. Сидит майор, и так увлекся, что глаз не отведет от экрана.

Ну, как тут не рассердиться? Она после работы зашла в два магазина, набила продуктами здоровенную сумку, чтобы приготовить вкусненький ужин для своего майора. А он вот, пожалуйста, сидит себе на диванчике, положа ногу на ногу, и не может оторваться от экрана. Даже не услышал, как она вошла. Хотя мог и сам проделать всю эту несложную манипуляцию с посещением магазина и покупкой продуктов. Должно же у него, в конце концов, быть сочувствие к женщине. Мог бы и он потаскать тяжеленные сумки. Но тут же Даша усомнилась, что когда-нибудь подобное произойдет. Все мужчины по своей природе безжалостные эгоисты по отношению к женщине. И, к сожалению, ее любимый майор не исключение. И в ее положении остается только мириться с этим. А что еще делать? Ну, повздыхать себе в утеху. Можно еще, конечно, попытаться пристыдить своего любимого за невнимательность, напомнить про забытое обещание, всю жизнь носить ее на руках. Тут уж как говориться, бог с ним. Что поделаешь, если эти самцы, чтобы овладеть желанной женщиной, готовы и не на такое. Пожалуй, без этого Даша вполне может прожить. Но вот с чем ей трудно примириться, так это с нудным простаиванием в очередях, а потом волочить покупки домой, ощущая отвратительную ломоту в руках. Похоже, это становится ее обязанностью. Но никак, не Федора.

– Федор, – негромко обратилась к Туманову Даша.

Он услышал. Вскочил с дивана. Сразу такой внимательный стал.

– Дашенька. Ты пришла? Родная. Прости, я не заметил.

Даша постаралась не рассердиться. И только губы покривились в усмешке. Сейчас майор выставил себя не лучшим образом, хотя и тут же подскочил, выхватил у нее из рук тяжеленную сумку и пакет с фруктами. Но к чему было задавать этот идиотский вопрос, когда она вот перед ним собственной персоной, даже можно руками потрогать.

– Как видишь, пришла. И, между прочим, не с пустыми руками.

Он наклонился и поцеловал ее в губы.

– Солнышко мое. Я так соскучился по тебе. – Он хотел поцеловать еще, но Даше этот поцелуй был совсем ни к чему. А Туманов, хитрец.

– Ты сегодня пораньше смотался с работы? – в свою очередь спросила Даша. Наверное, сейчас в ней напрочь отсутствовал даже самый примитивный артистизм. И за, вроде бы, располагающей улыбкой, Федор заметил скрытое раздражение. И Федор понял из-за чего оно.

– Дашка, ну ладно, не сердись, – умоляюще залепетал он. – Понимаешь, матч сегодня. Играет московское Динамо. А у меня в этой команде два приятеля. Я ведь когда-то тоже увлекался футболом. Так-то.

– Ты, играл в футбол? – это открытие несколько удивило Дашу. Представила этого высоченного здоровяка несущегося по полю и не позавидовала противнику. Если этот танк со всего маху врубится, то явно тому не поздоровится. Не завидная судьба у того футболиста.

– Знаешь, тебе бы лучше в балет… – сказала она со смешком.

– Это почему? – с наивностью ребенка захлопал Федор глазами, еще не сообразив, что его прелестное создание отпустило ему самый, что ни на есть, обыкновенный подкол, который он проглатывает, как голодный карась наживку. А она еще не поскупилась на подколльчик.

– А чтобы член не торчал из трусов…

– Он у меня и там не торчал, – несколько обидчиво произнес Федор, помогая Даше выложить из сумки, принесенные ею продукты.

Причем, делали это оба молчком. Когда сумка опустела, Туманов виновато заглянул в Дашино лицо. Теперь оно уже не казалось ему таким сердитым. А значит, ничего не стоит вымолить прощение.

– Дашка, ну прости меня, – попросил он, взывая к ее чувствам. – Если любишь, то прости. Я знаю, что ты устаешь на работе…

Даша кивнула головой, разглядывая сковороду. То, что лежало в ней, было отдаленно похоже на жареную картошку. Видно, любимый майор приготовил это кушанье наспех. Или не доглядел из-за своего дурацкого футбола и картошка так подгорела, что проглотить ее способен разве что мусоропровод. Или тот, кто ее готовил.

– Да, – покачала головой Даша. Кулинар из ее Федора никудышный.

Федор посчитал, что ему сейчас лучше удалиться в комнату, чтобы не раздражать Дашу и не доводить дело до скандала. К тому же заботливый диктор, захлебывающимся от волнения голосом, оповестил об остром моменте у ворот динамовцев. И майор сиганул к дивану так, как если бы он защищал ворота москвичей и от его реакции зависел успех в игре. И даже когда зазвонил телефон, Федор не двинулся с места. Сделал вид, будто не слышит назойливой трели.

К аппарату пришлось подойти Даше. Не прошло и минуты, как она появилась в комнате, перед Тумановым. Сказала с недовольством:

– Федор, там тебя спрашивают. Может, соблаговолишь подойти?

– Кто спрашивает? С работы? – не отрывая взгляда от экрана, спросил Федор. Подходить к телефону ему не хотелось. И это в такой момент.

– Нет, не с работы. – Даша чувствовала, что ее терпение наисходе.

– Ну и сказала бы, что меня нет, – запоздало, посоветовал Федор. Хотя сам не приветствовал вранье. Просто сейчас не хотелось отвлекаться.

– Знаешь, милый, я врать не собираюсь. Так что подними свою задницу с дивана и подойди к телефону. Человек ждет, – не упустила Даша напомнить и исчезла в кухне. Ему звонят, а он хоть бы что.

Федору ничего другого не оставалось, как подойти и ответить. Он вышел в комнату, где находился телефон и, не прижимая трубку к уху, чтобы при разговоре еще и слышать голос футбольного комментатора, сухо произнес:

– Я слушаю.

– Привет, капитан, – послышался из трубки мужской голос.

Показалось довольно странным, что человек обратился к нему не как к майору. Стало быть, звонил тот, кто знал его капитаном. Причем сам Федор мог его и не знать. По крайней мере, голос звонившего, ему показался совсем не знакомым. Это мог быть кто угодно: случайный человек, вызванный когда-то как свидетель преступления или убийца, которому каким-то чудом удалось избежать сурового наказания, и теперь он решил пощекотать нервы оперу. Так или иначе, но Туманов приготовился к любым неожиданностям и уточнил для звонившего:

– Вообще-то, я майор. Но, собственно, это не так важно. Если тебе удобней меня называть капитаном, я не обижусь. Так я слушаю, чего ты хотел? – спросил Федор, на какое-то время, позабыв о матче, ради которого даже пораньше смотался с работы. Теперь, чувствуется, не до него. Откладывается просмотр. Федор пожалел, что взял трубку.

– Ну, майор, так майор. Хотя это действительно не так важно, – заговорил голос из трубки. Прислушиваясь, с какой интонацией он звучал, Федор понемногу успокоился. Похоже, у звонившего были свои проблемы. И не шуточные. Но не мешало бы выяснить, кто же он.

– Извини. Я не представился… – Звонивший словно угадал его мысли.

– Да. Желательно бы. Чтобы иметь некоторое представление. А то получается, ты меня вроде как знаешь, а я тебя, извини, не припомню. – Это прозвучало не как признание, а как умышленно допущенная хитрость, чтобы узнать от говорившего фамилию или хотя бы имя.

– Я – Нельсон. Может, помнишь? Мы встречались по делу Мономаха. У тебя дома. Ты мне передал тогда дискету с компроматом. Вспомнил?

Образовалась пауза, во время которой Нельсон ждал, что ответит майор Туманов. Если проявит безразличие, потеряет интерес к беседе, тогда и говорить им не о чем. Но Туманов был не из таких.

– Нельсон! Фу ты черт! – голос у майора Туманова зазвучал располагающе, что в немалой степени обрадовало Нельсона. – Ты бы сразу представился. А то начал с капитана. Я и в толк не возьму никак, кто звонит. – Совсем развеселился Туманов, чего, впрочем, нельзя было сказать про сотрудника службы безопасности. Голос у того звучал так, словно они разговаривают последний раз и Нельсон, чувствуя свою обреченность, хочет попросить отпущение всех грехов, да вот не знает, как бы поделикатней начать. И начал с извинений:

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.