Все нормально, падаю! Неравный бой

Баренберг Александр

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Все нормально, падаю! Неравный бой (Баренберг Александр)

Автор выражает глубокую признательность участникам форума «В Вихре Времен» (forum.amahrov.ru) и ресурса «Самиздат» за неоценимую помощь при написании романа и конструктивную критику.

Пролог

Майор, пользуясь тем, что его собеседник отвернулся, зябко передернул плечами. Из настежь распахнутого окна задувал прохладный вечерний ветер, донося ароматы не таких уж и близких к дворцу джунглей. В последние годы Расчистка проводилась довольно интенсивно и граница леса сильно отодвинулась благодаря большому количеству рабочих рук, захваченных после окончательного ввода в строй Второй дирижабельной эскадры. Ее ввод позволил наконец выделить воздушные силы не только на прикрытие неба Метрополии от налетов этих долбаных, надоевших до зубовного скрежета драконов и доставку полезных ископаемых из известных месторождений, но и на патрулирование и разведку Северного континента, до сих пор почти неизученного. И, конечно, на выброску десанта при обнаружении поселений недочеловеков. Так удалось захватить многие тысячи рабов. Не меньше половины, правда, погибали во время длительного перехода через джунгли, но зачем Империи слабые работники? Даже здоровые недолюди, в силу своей тупости, работали кое-как, только на самых простых операциях – валке деревьев, копании рвов и каналов, заготовке бревен, что уж говорить о больных?

А из представителей рас Древних – Длинных и Крылатых, обитающих на Восточном континенте, работники вообще никакие. Поэтому при встрече их сразу убивают. Нет, с самками солдаты иногда сначала побалуются, конечно. На глазах их мужей. Несмотря на строгий запрет на половые отношения со всеми недочеловеками, командиры патрульных отрядов смотрят на это сквозь пальцы: главное, проследить, чтобы потом все «игрушки» были уничтожены, не унеся в себе семя высшей расы. Особенно Длинные! Почему Старики так сильно ненавидят именно этих, относительно молодой майор – начальник отдела разведки патрульной службы – не знал.

А вот представители обитающей в многочисленных пещерах Северного континента расы горных гномов работают гораздо лучше! Их поселения из-за специфического способа обитания трудно обнаружить с воздуха. Поэтому напасть на след гномов – большая удача для экипажа патрульного дирижабля! И большая премия, кстати говоря. Несмотря на то, что те самые мелкие из недочеловеков, зато самые выносливые. И самые послушные и организованные – трудятся коллективно. Совет Стариков, по слухам, даже горячо обсуждал – не надо ли считать гномов деградировавшими в результате тяжелых условий обитания истинными людьми? Но в результате решили оставить их в текущем статусе.

Другие расы недочеловеков – в основном разные виды северных и восточных варваров, от совсем примитивных (исключая, конечно, практически безмозглых и диких тварей типа лесных гоблинов и им подобных) до довольно цивилизованных, тоже могли трудиться, но не так эффективно, как гномы. Тем не менее именно они, ввиду доступности, составляли основную массу рабов на имперских стройках. Правда, из-за низкой выносливости и плохого послушания расход рабочего материала был чрезвычайно высок – крематории на границе лесной зоны едва справлялись с нагрузкой. Так что все свободные силы патрульной службы постоянно «охотились» за все новыми стойбищами варваров.

* * *

Молча наблюдавший в распахнутое окно за далекими сполохами Сияния, слабо видимыми отсюда, из Метрополии, высокий пожилой человек запахнул черный кожаный китель с нашитым на рукав изображением молнии. Ночная прохлада, видимо, проникла сквозь надетую под небрежно накинутым кителем легкую полевую форму. Старого образца, между прочим, из тех еще запасов. Еще через минуту человек наконец решительно захлопнул окно и повернулся к терпеливо ожидающему начальнику разведотдела:

– Почему вы узнаете о начале Сброса, когда Сияние уже видно из окна моего кабинета? – осведомился он спокойным тоном, впрочем, не означающим ровно ничего. Майор не раз слышал, как точно таким же голосом Канцлер отдавал приказы о казни проштрафившихся штурмовиков или надзирателей. А тут вроде как его отдел виноват… Хотя и не напрямую, но… Стариков осталось совсем мало, всего трое, и из них только Канцлер пока еще занимается активной деятельностью, становясь из года в год все жестче и жестче. Хотя, судя по рассказам старших, мягкостью тот не отличался никогда. Так что лучше не расслабляться!

– Наблюдатели были введены в заблуждение мощнейшим потоком солнечного ветра. Последние три дня вся ионосфера пылала! – Майор старался докладывать размеренно и четко, давя в себе желание выпалить поскорее все оправдания. Он знал, что Канцлер не любит, когда частят. – Поэтому постепенное смещение магнитного полюса прошло незамеченным. Да и сместился он на этот раз ненамного! Так что окончательно убедиться в начале зарождения Сброса удалось только сегодня.

Канцлер кивнул головой, повернулся и, кряхтя – сказывался возраст, – уселся в кресло с высокими подлокотниками, расположенное прямо под тем самым Портретом. Единственным сохранившимся от того Сброса. Да, с него сняли кучу копий, но оригинал висел здесь, и начальник разведотдела каждый раз, входя в кабинет, невольно вздрагивал, встретившись взглядом с человеком с Портрета. Не зря, ох не зря Старики рассказывали о магической силе Его взгляда! На копиях это не ощущалось, а вот на оригинале – еще как!

– Сброс – это то, к чему мы готовимся многие годы! – проникновенно начал Канцлер, усевшись. – Ты же прекрасно знаешь, насколько важно найти место сразу и первыми! Да и вообще его найти… А ты мне несешь про какой-то солнечный ветер!

Глаза хозяина кабинета, рассеянно бродившие до того по фигуре подчиненного, вдруг уставились прямо в его глаза, буквально пригвождая к месту. Сухие кисти рук, покрытые синими змеями выступающих вен и пигментными пятнами, с силой впились в мягкие подлокотники:

– Есть ли в данный момент над Восточным континентом патрульные дирижабли и можно ли с ними связаться? – жестко и отрывисто спросил он.

– Никак нет! – вытянулся по стойке «смирно» под обжигающим взглядом своего собеседника несчастный майор. – В данный момент над Восточным континентом патрульных дирижаблей нет! С ближайшим оттуда, патрулирующим над восточной частью Северного континента, связи не налажено – сильные помехи в ионосфере. Я приказал каждый час передавать ему приказ двигаться на восток. Может быть, он услышит…

– Когда происходит такое событие, как Сброс, слова «может быть» не должны присутствовать в вашем лексиконе, майор! Немедленно посылайте на восток шесть дирижаблей из Метрополии! Пусть ищут сразу в широком секторе. При удаче они еще могут успеть.

– Но, господин Канцлер, свободных аппаратов нет! Только дежурящие на защите неба…

– Плевать! Так несколько недель надо будет осторожней выходить на улицу! А то уже привыкли к чистому небу над столицей, понимаешь ли! Тем более что можно будет отозвать кого-нибудь с Северного… Как вы не понимаете, майор, что Сброс гораздо важнее чего бы то ни было!

Подчиненный неестественно резко кивнул:

– Разрешите выполнять?

Канцлер устало потер переносицу и тихо, но угрожающе проговорил:

– Идите. И на вашем месте я бы сам отправился на поиски с одним из дирижаблей. Я уже стар, и это наверняка последний Сброс при моей жизни. Поэтому учтите – никаких объяснений неудачи я не приму…

Глава 1

Тихо захлопнулась входная дверь, и я, здороваясь со сменщиком, проследовал в свою каморку. Сменщик, Андрей, передал ключи и, махнув ручкой, немедленно испарился, даже не подождав, пока я приму смену по всем правилам. Ну его, молодой, наверно, в очередной клуб спешит… Свербит ему в одном месте! Не то что мы, солидные люди зрелого возраста… Примерно это я и высказал Наташке, продавщице из кондитерского отдела, симпатичной брюнетке лет тридцати пяти с грудью просто сногсшибательного размера. Наташка, как всегда, уходила последней, убирая помещение кондитерской после окончания рабочего дня.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.