Добрый дедушка Сталин. Правдивые рассказы из жизни вождя

Богомолов Алексей Алексеевич

Серия: Черные страницы истории [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Добрый дедушка Сталин. Правдивые рассказы из жизни вождя (Богомолов Алексей)

Предисловие

Сквозь грозы сияло нам солнце свободы, И Ленин великий нам путь озарил. Нас вырастил Сталин — на верность народу На труд и на подвиги нас вдохновил. (из Гимна СССР — сл. С. Михалкова, Г. Эль Регистана) Сталин — он с нами везде и всегда! Он путеводная наша звезда! Нету на сеете у нас никого, Ближе его и роднее его! (Из песни «Песня о заветном имени» — сл. С. Михалкова)

Сталин не признавал обращения к нему «Иосиф Виссарионович» (тем более «дорогой Иосиф Виссарионович»). Он просил обращаться просто «товарищ Сталин». Когда И.В. Сталину было присвоено звание Маршала Советского Союза, его по-прежнему следовало называть «товарищ Сталин»; когда он стал генералиссимусом, то точно так же отзывался на «товарища».

Из руководства страны по-другому его могли называть только два человека, Ворошилов и Молотов. Они время от времени, как вспоминают современники, называли его на «ты» и по дореволюционной партийной кличке «Коба». Да немудрено, Ворошилов познакомился со Сталиным в 1907 году, а Молотов пятью годами позже. Иногда, как вспоминал Moлотов, Хрущев в порыве подобострастия называл вождя «Батько Сталин! Дорогой батько Сталин!». А тот в ответ именовал его «Микитой».

Сам И.В. Сталин ко всем в рабочей обстановке обращался по фамилии или на «вы». Чаще всего говорил: «Товарищ такой-то…» И только маршала Шапошникова, видимо в силу возраста, называл по имени — отчеству — Борис Михайлович, а тот в ответ мог обратиться к нему «Иосиф Виссарионович». Рассказывают, что по имени-отчеству Сталин называл и репрессированного, но потом возвращенного в армию генерала Рокоссовского — Константин Константинович.

Сколько титулов и эпитетов было придумано для Сталина советской пропагандистской машиной — не пересчитать. От «вождя народов» до «лучшего друга» практически всех слоев общества и профессиональных групп. Шел на Красной площади парад физкультурников — на здании ГУМа обязательно красовался многометровый транспарант «Товарищ Сталин — лучший друг советских физкультурников». А на других мероприятиях генеральный секретарь «дружил» с другими гражданами, был «лучшим другом советских писателей», к примеру…

Я родился в 1956 году, когда культ личности Сталина уже развенчали. Но помню найденные мной на даче старые песенники. Все они начинались с песен про товарища Сталина. Приведу некоторые названия. «Благодарственная Сталину», «Боевая сталинская», «Величальная Сталину», «Встреча со Сталиным», «Знамя Победы — песня о Сталине», «Шсня про Сталина», «Сталин родной», «Сталинский закон»… И всего я насчитал тогда около сотни произведений, которые сейчас скорее всего в нашей стране смогут вспомнить и напеть единицы. Ну, разве что какую-нибудь строчку типа: «Когда нас в бой пошлет товарищ Сталин и первый маршал в бой нас поведет».

А пионерские песни про «лучшего друга советских детей» — вообще произведения за гранью добра и зла. Вот тут и предстает перед нами «добрый дедушка Сталин». После тщательного изучения мемуарного и песенного наследия у меня и родилось название книги «Добрый дедушка товарищ Сталин» с подзаголовком «Правдивые рассказы из жизни вождя». Строки из песен, авторами которых были все «главные» поэты, от Сергея Михалкова до Арсения Тарковского, стали эпиграфами к главам моего историко-публицистического произведения.

Сегодня только профессиональный историк, умеющий читать и строчки, и то, что находится между ними, может отличить правду от выдумки. Да и то не всегда. К воспоминаниям и свидетельствам современников Сталина следует относиться с крайней осторожностью. В них могут быть гипертрофированы как положительные, так и отрицательные черты генералиссимуса. Поэтому я, там где это возможно, решил как можно дальше уйти от двух вещей: от политики и оценочных моментов. Я не хвалю и не порицаю Сталина, а просто рассказываю о том, как жил этот человек, с кем общался, какую музыку слушал, на каких машинах ездил, как ел, пил и лечился. Но в отрыве от политики и истории нашей страны это делать удается не всегда. И прошу меня простить, если отдельные сюжеты покажутся вам, уважаемые читатели, написанными с пристрастием или не соответствующими вашему личному восприятию этой исторической фигуры.

Я уже писал о том, что к источникам нужно подходить с осторожностью. Помню, как в далеком 1973 году, когда я учился на первом курсе исторического факультета Московского государственного университета имени Ломоносова, профессор Савинченко рассказывал нам, почему важнейшие документы в партийных архивах в свое время стали давать просматривать не в оригиналах, а в копиях. Некоторые участники событий, будь то революция, Гражданская война или, скажем, коллективизация, читая воспоминания коллег, начинали исправлять их прямо в читальном зале. Смотритель одного из архивов был ошарашен, когда на оригинальном документе увидел свежую приписку другими чернилами, начинавшуюся со слов: «На самом деле все было не так…»

В определенные моменты роль такого «исправителя» брало на себя Советское государство. Воспоминания деятелей КПСС, хозяйственных руководителей, военачальников, иных исторических персонажей подвергались корректировке перед выходом в печать. Больше всего чувствуется это в мемуарах Г.К. Жукова и других маршалов и генералов, которые издавались в 60-70-е годы. И многие интересные суждения просто не доходили до читателя. И хорошо, если они не уничтожались, а сохранялись до лучших времен. Даже сегодня появляются книги, которые, что называется, «лежали в столе» тридцать, сорок, а то и больше лет. Если они остались в оригинальном виде, то это самые ценные источники.

В течение нескольких лет мне пришлось проделать довольно серьезную работу по отделению «зерен от плевел». Многие авторы, как я уже отмечал, в своих рассказах очень пристрастны. Я прекрасно понимаю, что мемуары Никиты Сергеевича Хрущева, к примеру, проникнуты антисталинским духом, а воспоминания Вячеслава Михайловича Молотова, записанные писателем Феликсом Чуевым, наоборот, содержат по большей части позитивные оценки Сталина. Поэтому мне приходилось проверять и перепроверять огромное количество фактов. Даже одни и те же события описываются зачастую по-разному с разными действующими лицами и вкрапленными в них сюжетами. Я привожу время от времени примеры таких противоречивых описаний.

Основу этой книги составили мои статьи, опубликованные в 2010-м и 2011 году в газете «Комсомольская правда» и международном ежемесячнике «Совершенно секретно». Естественно, они были расширены, дополнены и обогащены историческими и мемуарными материалами, которые я собирал в течение многих лет.

У каждого человека, который был близок к Сталину в силу родственных связей или профессиональной деятельности, складывалось собственное впечатление об этом человеке. Но меня, как я уже говорил, не интересуют оценки, мне важны детали происходившего. Из них, как сложная огромная мозаика, или, как сейчас модно говорить «паззл», складывается наша с вами жизнь. И жизнь генералиссимуса Сталина тоже складывалась из маленьких деталей, деталек и деталечек. Возможно, по прочтении этой книги та мозаика, которую вы уже сложили в своем сознании, станет немного полнее и ярче.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.