Территория войны

Пронин Алексей

Жанр:   2011 год   Автор: Пронин Алексей   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Территория войны ( Пронин Алексей)

Все персонажи этой повести, их имена, названия организаций и их местоположение, обстоятельства сюжета являются художественным вымыслом автора и не имеют прообразов в реальности. Любые возможные совпадения являются случайными.

1. Клиент

Первые встречи с новыми клиентами я назначал только на нейтральной, что называется, территории, в удобном для меня месте, а все предлагаемые клиентом варианты всегда отклонял. В прошедшем времени, потому что я теперь – полицейский, а не вольный частный сыщик, каким был в последние годы. Но и полицейский я тоже не вполне – наполовину милиционер, потому что даже вывески на отделениях пока не сменили, не успели еще. И словечку «мент» в народе не придумали подходящую замену. Да и всех нас вывели пока «за штат», до полной проверки «на вшивость», то бишь на взяточничество и связь с криминалом. Кто заслужил честное имя, того возьмут, а в ком сомневаются – тот свободен. Я не стал дергаться, просто оформил очередной отпуск. Вернусь через месяц – все за меня само собой решится. А пока я в отпуске и «за штатом», то есть – вольная птица. Словом, я – новый русский полицейский.

Он позвонил мне два часа назад. Я уже собирал вещи в дорогу, намереваясь выехать на своем мотоцикле из жаркого и пыльного города в середине дня и заночевать где-нибудь по пути. Август – любимый месяц года, я думал только о грибах и о рыбе в чистых прохладных озерах, поэтому телефонные звонки были сейчас совсем некстати. Я давно не частный сыщик, но мне продолжали звонить: и старые клиенты, и незнакомые, по цепочке рекомендаций. Всем им было плохо, все они нуждались в моей помощи.

В телефонной трубке звучал голос человека немолодого, солидного, привыкшего к почтению и вниманию, но более всего – к власти. После вводных и ничего не значащих слов мужчина готов был высказать свою просьбу, но почему-то замялся. То ли побоялся сказать об этом по телефону, то ли почувствовал, что его проблемы мне не ко времени. Он вдруг замолчал, в трубке раздавалось только его сопенье, а через пару минут я все-таки услышал наконец:

– У меня пропала внучка. Уже с неделю. Вы поможете?

Настала моя очередь помолчать. Это была скорбная просьба, – и по моему опыту, и по статистике, – очень скорбная: ведь целая неделя прошла.

– Сколько ей лет?

– Семнадцать, в июне школу окончила.

– В полицию обращались?

– Сразу. Никакого результата.

– Хорошо, давайте встретимся. – Я назвал время, адрес уличного кафе, свои приметы и с досадой положил телефонную трубку.

Можно было распаковываться. Отказать ему я не мог. Я был в отпуске и уже ощущал себя вольной птицей, но все-таки ведь я – полицейский. Тем более на службе занимаюсь экономическими преступлениями, а это – работа с бумагами, компьютерными сетями, дисками и прочими немыми свидетелями преступлений, и по живой оперативной работе я скучаю. Несколько дней из месячного отпуска ничего не меняли. И еще, мне нужны были деньги: я копил на новый мотоцикл. Тогда я не мог предположить, что дело окажется много серьезнее, отпуск пропадет, а через пару недель более половины людей, с кем мне придется работать, будут убиты, и я окажусь свидетелем этого...

В кафе я сел на открытой террасе. Вынул из кармана блокнот и положил на столик. В заднюю обложку блокнота был встроен цифровой диктофон. Почти все встречи, особенно первые, я записываю – чтобы потом сопоставить детали, и как своего рода документ, поясняющий для третьих лиц мои отношения с клиентом. Будущие события непредсказуемы, бывали случаи, когда только эти записи и могли, в глазах правоохранительных органов, отделить меня от проходящих по этому делу преступников.

Я имел в Москве репутацию специалиста по корпоративным конфликтам. В основном это незаконный захват предприятий, разборки между владельцами, кражи акций со счетов – грязь страшная, но очень дорогостоящая: замешаны десятки, а то и сотни миллионов долларов. Поэтому все это сопровождается любой, вплоть до самой черной, уголовщиной. Полицию все избегают до последней возможности – рыльце в пушку почти у каждого. На нынешней службе я занимаюсь почти тем же, зато имею куда больше прав и возможностей.

* * *

Он приехал на дорогом «Мерседесе», с шофером в форменной фуражке и с мрачным охранником на переднем сиденье. Грузно выбрался из машины и, на ходу оглядывая немудрящее заведение, направился к террасе. Не протянул руку, только кивнул, слегка улыбнулся и, присев, начал разглядывать и теребить в пальцах салфетку.

– Фотографии принесли?

Он достал из кармана пиджака конверт и протянул мне. На снимках, сделанных у моря, – хорошенькая девушка в купальнике, вокруг – радость, солнце, счастье. Одна фотография для паспорта – серьезная маленькая блондинка, и еще одна – с выпускного школьного бала, здесь она счастливо улыбается среди друзей, на ней роскошное бальное платье, с алой лентой через грудь.

– Рассказывайте.

– Она не вернулась домой в субботу... Вечером ушла, и все. Сегодня четверг, почти неделя прошла. Сначала думали, ну, знаете... все молодые. А в воскресенье к вечеру обратились в полицию. Но для них она – пропавшая без вести.

– Вы думаете иначе? Похищение? Кто-нибудь выходил на контакт?

– Нет. – Он вытер платком лоб и высокую залысину.

– Друзей опрашивали?

– Всех, кого знал, и полиция тоже.

– А парень у нее был? С ним говорили?

– Парень? Весь июль мы отсутствовали, а в июне ее с выпускного бала привез такой... черненький и вроде бы постарше.

– Родители знают парня?

Мужчина засопел, но промолчал.

– А должны бы знать, если хорошие родители.

– Ничего они не знают, давно развелись и разъехались. – Он устало потер ладонью глаза. – Она уже давно живет со мной.

– Тогда бабушка должна знать.

– Ее бабушка умерла три года назад.

Подошла официантка, он заказал себе пиво.

– Вспомните что-нибудь необычное за последние недели. Новые знакомые, звонки, угрозы, ссоры?

– Вы думаете, она с нами делится? Считает себя совсем взрослой девицей.

– Она делится с подругами. Кроме того, у девушки должна быть одна самая лучшая подруга.

– Да, Галочка, она живет в соседнем коттедже. Говорили мы с ней, никакого толку.

– О парне спрашивали?

– Знает одного, в клубе познакомились, местная молодежь там тусуется. Мы позвонили, но он сказал, что давно ее не видел. Парень это внучки или не парень... черт их разберет.

Пока он жадно пил пиво, я внимательно разглядывал его. Редкие волосы, мясистый нос с мелкими красными сосудиками, обвисшая кожа на шее. Светлый свободный летний костюм скрадывал значительно выпирающий живот.

– Большие деньги часто создают проблемы. Угрозы, вымогательство и прочее. Похоже? – осторожно спросил я.

Вместо ответа он еще раз протер ладонью глаза, потом посмотрел на часы.

– У меня через полчаса совещание на заводе, надо ехать. А угрожают мне уже полгода, я к этому привык.

– С этого надо было начинать.

– Пишут, пугают и грозят смертью – обычный букет.

– Письма, или что там у вас?

– Есть копии, на заводе.

– Я должен их увидеть.

– Через час. После совещания. Хотите – поедем вместе.

– Я на мотоцикле.

Он назвал адрес завода, и я вспомнил. Это было недалеко, на юге Москвы, – пыльный громыхающий завод бетонных и керамических изделий за длинным и унылым забором вдоль новых кварталов.

2. Завод

Проходная завода живо напомнила мне советские времена. Старые обтертые турникеты, скучающая вахтерша за стеклом – отбирает утром пропуска и, как коршун, следит, чтобы никто не ушел раньше положенного. Здесь же бюро пропусков с внутренним телефоном, надтреснутым и засаленным. Окошко закрыто, но с запиской, по-современному: «Технический перерыв». Современным штрихом были и охранники за турникетами – крепкие ребята в молодцеватой форме.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.