Из уст в уста

Макклеллан Тьерни

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Из уст в уста (Макклеллан Тьерни)

Глава 1

Тот день не заладился с самого утра. Стоял чудесный сентябрь, была среда, я ехала на службу, в агентство "Квадратные футы Джарвиса Андорфера".

Конечно, могло быть хуже. Например, если бы на рабочем месте меня подкарауливал вездесущий репортер из телепередачи "Сенсации дня с микрофоном наголо и съемочной бригадой наготове. Вот когда бы я, наверное, задергалась! А так, вместо нахального репортера, у дверей агентства меня поджидал всего лишь Джарвис Андорфер — человек, которого кое-кто называет моим боссом.

Входная дверь в нашу риэлторскую фирму всегда распахнута настежь — дабы привлекать своей открытостью случайных прохожих. Поэтому я заметила начальство, притаившееся за внутренней прозрачной створкой, как только свернула с Тейлорсвиль-роуд на стоянку перед агентством.

Джарвису давно перевалило за пятьдесят. Толстое брюхо, не умещающееся в штанах, мясистые губы и нос словно шишковатая картофелина, — короче, не самое приятное зрелище с утра пораньше.

Порою я удивляюсь, как его жена терпит это чудище изо дня в день!

Строго говоря, мистер Андорфер мне не босс, кто бы что себе ни воображал. Он всего лишь совладелец — на пару с женой — фирмы, в которой я числюсь агентом по продаже недвижимости. Я считаюсь независимым агентом, работаю сама на себя, не за страх, а за совесть, и в начальниках не нуждаюсь.

Сие, по моему глубокому убеждению, означает, что я сама принимаю решения и отвечаю за свои действия. Верно, Джарвис получает проценты с моих комиссионных, но никакой власти указывать и приказывать он не имеет. О чем пришлось себе напомнить, когда я перешагнула порог и оказалась лицом к лицу с Джарвисом, явно не собиравшимся уступать мне дорогу. Вены на его висках едва не лопались.

Что ж, пришлось напомнить себе еще кое о чем: я — взрослая женщина сорока двух лет, а не первоклашка, которая трепещет от одного взгляда строгого учителя.

Если вы заглянете в наше агентство, то сразу попадете в просторную комнату с четырьмя металлическими столами по углам. Бывает, конечно, что офис пустует, когда все служащие на выезде. Но мне, как всегда, повезло: мои коллеги — Барби Ландерган и Шарлотта Аккерсен — торчали на своих местах.

Ни одна из этих дам даже не взглянула в мою сторону. Более того, они усиленно делали вид, будто страшно заинтригованы редкостными вещицами, неизвестно как оказавшимися на их столах. Барби, например, словно загипнотизированная, не сводила глаз с пачки канцелярских скрепок.

— Доброе утро! — бодро приветствовала я Джарвиса, прекрасно понимая, что это утро наотрез отказывается быть добрым. Но почему бы не попытаться его уговорить?

— Скайлер, — воскликнул мой так называемый босс, — слава богу! Наконец-то! Я пытался дозвониться тебе домой!

Очевидно, здороваться он счел излишним.

— Случилось нечто ужасное! — торопливо продолжил начальник. — НЕЧТО УЖАСНОЕ!

В последнее время, когда Джарвис волнуется, он начинает повторяться. И второй раз произносит фразу громче, чем в первый. Такое впечатление, будто прослушиваешь одну и ту же запись на магнитофоне, постоянно прибавляя звук.

Не знаю, откуда у Джарвиса взялась такая привычка. Правда, год назад он вдруг страстно увлекся спортивными телепередачами. Видимо, долгие бдения перед ящиком повлияли на психику, и он возомнил, что каждый волнующий момент в его жизни должен быть повторен как минимум дважды.

Не сомневаюсь, его отношения с женщинами отныне стали просто сказочными.

— Кошмар, Скайлер! Просто КОШМАР!

Наращивая звук, Джарвис принялся размахивать перед моим носом газетой. И хотя страницы изрядно помялись, я точно знала, что это за газета, — вчерашний «Курьер». Я даже знала, что босс сжимает в руке не всю газету, а лишь ту ее половину, которая называется "Городские новости".

Только не подумайте, будто я экстрасенс.

— Ты читала это? ТЫ ЧИТАЛА ЭТО?!

Широко раскрытыми глазами я уставилась на измятые страницы, помолчала минуту, а потом тряхнула головой.

— Ты имеешь в виду вчерашнюю газету? Нет, Джарвис, боюсь, всю газету мне прочесть не удалось.

Одно из преимуществ женского пола, на мой взгляд, заключается в том, что при необходимости можно притвориться идиоткой, и всегда найдется мужчина, который поверит, что ты и впрямь дура набитая.

Жилка на правом виске босса теперь сильно напоминала гору Везувий накануне того памятного инцидента в Помпеях.

— Нет, НЕ ВСЮ газету! — завопил Джарвис. — Ты прочла статью о нашей фирме?

Собственно, это была крошечная заметка, а не статья, и вовсе не о "Кв. футах Андорфера", но поправлять начальника я не стала. В конце концов, дело не в словах.

— А… это. — Я пожала плечами с таким видом, будто речь шла о сущих пустяках.

— Это! ЭТО!!! — Право, Джарвису следовало бы что-нибудь сделать с венами на висках. Откачать из них лишнюю кровь, например. Или удалить хирургическим путем. — Вчера вечером я вернулся домой поздно, десять раз переписывал договор с клиентом. Поэтому газету взял в руки только сегодня утром. За завтраком. Господи, я чуть не подавился. ЧУТЬ НЕ ПОДАВИЛСЯ!!!

Меня подмывало вставить: "Да неужели? НЕУЖЕЛИ?!" Но я сдержалась.

Мало было пульсирующих жилок на висках, так теперь и глаза Джарвиса полезли из орбит.

— Твой ляп стал достоянием всего МИРА!

Я и бровью не повела. Похоже, босс полагал, что где-нибудь в Косово людям больше заняться нечем, как только изучать луисвильский «Курьер» от корки до корки. Лично я в этом почему-то сомневалась. Но Джарвис негодовал так, словно история о моем «ляпе» была напечатана аршинными буквами на первой полосе.

Надо сказать, это далеко не соответствовало действительности. Заметку, о которой шла речь, поместили на пятой странице, почти в самом низу, и размером она была с сигаретную пачку.

Она даже не заслужила снимка. Под заголовком "Адвокат против риэлтора" в весьма кратких выражениях сообщалось следующее: на местного агента по продаже недвижимости по имени Скайлер Риджвей — то есть меня — подал в суд местный адвокат Эдвард Бартлет — то есть хорек вонючий, — которому агент Риджвей несколько месяцев назад продала дом. В заметке также упоминалось 6 том, что, согласно голословным утверждениям Бартлета, вышеупомянутая Скайлер Риджвей из "Кв. футов Андорфера" знала о некоторых дефектах дома, однако намеренно и сознательно не сообщила о них адвокату.

Вот и все содержание статейки. Разве что ближе к концу неведомый автор усовестился и добавил: материал написан исключительно со слов истца.

Когда прошлым вечером я наткнулась на эту пакость, то даже слегка обиделась на газетчиков — могли бы позвонить и узнать мое мнение.

Впрочем, возможно, оно и к лучшему, что не позвонили. В ответ я могла бы разораться и обозвать Бартлета "лживым вонючим хорьком". Что стало бы крупной тактической ошибкой. И вовсе не потому, что мои слова не соответствовали действительности. Бартлет был самым настоящим вонючим хорьком. Уж поверьте мне.

Однако, несмотря на истинность моих слов, через несколько дней в газете появилась бы другая заметка о том, что местный адвокат Эдвард Бартлет опять подает в суд на риэлтора Скайлер Риджвей. На сей раз за клевету.

Думаю, из «Курьера» не позвонили именно по этой причине — не захотели увязнуть в мелочной теме. Даже газетчики понимали, сколь скучное это чтение. Рядом было набрано сообщение о другой городской новости под заголовком "Перенос телеграфного столба". Так вот, телеграфный столб удостоился куда более крупного шрифта, чем иск Бартлета.

Я откашлялась:

— Послушай, Джарвис, ну кого интересует…

Босс не дал мне договорить. Он вообще не любит слушать других. Ростом не более 165 см — и то если на нем ботинки с толстыми подошвами, — бедняга Джарвис всю жизнь мучается СК — синдромом коротышки. У этого недуга много симптомов. Один из них выражается в том, что страдалец постоянно норовит заткнуть рот собеседнику, пребывая в печальном заблуждении, будто знает все лучше всех. И стремится обнаружить свою мудрость при каждом удобном и неудобном случае.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.