Карнавал в последние выходные августа

Землякова Наталия Геннадьевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Карнавал в последние выходные августа (Землякова Наталия)

От автора:

Все персонажи являются вымышленными. Любые совпадения с реальными людьми случайны.

Октябрь 2009 года

Показ весенне-летней коллекции «Цветы страсти» в помещении бывшего литейного завода был уже в самом разгаре, когда неожиданно погас свет. Все присутствующие выдержали для приличия минутную паузу, а потом, как по команде, зашумели. Кто-то грубо возмущался. Кто-то шутливо кричал: «Крути кино, механик»… Как светлячки, начали вспыхивать экраны мобильных телефонов. Но их неяркого сияния было слишком мало для того, чтобы осветить цех по производству металлических изделий.

— Что за бредовая идея устраивать модный показ в захламленном цехе? — прошипел кто-то громко.

— Ага, сейчас нас всех переварят на винты и гайки, для того здесь и собрали, — парировал некто невидимый.

— Да из нас плохие детали получатся! — поддержал разговор еще один «невидимка». — Ненадежные, хлипкие, одним словом — глянцевые.

— Да уж, никому не нужны в наше время глянцевые гвозди, — произнес некто приятным баритоном. И этот голос сразу узнали все.

— Напрасно вы так, г-н Князев, в вас-то как раз металлу хоть отбавляй. Вы у нас, можно сказать, из первоклассной стали отлиты. Не то что мы — жалкие люди из пластика… — Этот голос, принадлежащий самой популярной критикессе, тоже был всеми присутствующими опознан безошибочно.

А потом, как обычно бывает, начался галдеж. Все перебивали друг друга, шутили, порой удачно, порой невпопад, сыпали откровенными оскорблениями, переходили на личности. Кромешная тьма освободила их от условностей того мира, к которому они все принадлежали, и развязала языки гораздо лучше, чем это делает алкоголь. Впрочем, перед показом выпить не удалось. Молодой начинающий дизайнер решил, что все должны увидеть его коллекцию модной одежды трезвыми глазами.

Воспользовавшись шумом, Лиза встала со своего места в первом ряду и направилась к выходу. Она помнила, что он должен быть где-то слева, метрах в десяти. Конечно, в таких местах всегда есть опасность вместо выхода оказаться на подиуме: не исключено, что благодаря бурной фантазии дизайнера все пространство цеха могло быть задействовано в показе. «М-да, — ухмыльнулась Лиза. — Это стало бы сенсацией. Вдруг включается свет, а на сцене — самый известный редактор Москвы. Впрочем, наверняка бы все подумали, что это сделано нарочно — и свет погас, и я на подиуме. Никто бы даже не заметил, что на мне одежда вовсе не от автора этой модной коллекции. Да и кому до этого дело?»

Лиза не знала, сколько у нее минут в запасе — две, три… Но, спасаясь бегством, понимала, что должна торопиться. Она быстро шла, давя чьи-то ноги острыми каблуками своих модных сапог и догадываясь, на чью обувь наступает, по проклятьям, несущимся ей вслед. Но самые модные люди Москвы и не подозревали, кому они возмущенно шипят в спину:

— Ослепла, что ли, куда прешь?

— По ногам не ходи…

Если бы они вдруг поняли, чьи каблуки топчут их, то пришли бы в восторг и с благоговением просили: «Лиза, дорогая, наступите еще раз. И еще раз! Столько раз, сколько вашей душе угодно!», потому что любое внимание Елизаветы Соболевской стоило дорого. Вернее, не имело цены. Ведь слава выше денег. А эта женщина могла сделать знаменитым любого.

Но существовал один человек, которому было плевать на фантастические возможности главного редактора самого влиятельного модного журнала «STYLE Москва».

Иван Бекетов. Молодой, но уже очень популярный актер, которого Лиза, успешная женщина тридцати шести лет, так долго пыталась забыть. Ведь это если любовь счастливая, то полгода пролетают как один миг. А если не повезло, то каждый день — как часть одного бесконечного испытания. Испытания на прочность.

Лиза была уже совсем у выхода, когда включили свет. Она оглянулась напоследок, и ее взору предстала необычная картина. Очень нарядные люди вскочили со своих мест и что-то громко кричали. Они были готовы вцепиться друг другу в глотки или, в крайнем случае, разорвать одежду на противнике. И тогда бы серый, затертый ногами сотен работяг бетонный пол оказался усыпан ковром из разноцветных блестящих кусочков ткани. Лиза даже зажмурилась, представив себе эту картину. А когда открыла глаза, то все было так, как и должно быть. По подиуму под оглушительную музыку вышагивали тощие модели, а в зале чинно восседала уважаемая публика и с легкой скукой во взоре взирала на происходящее. Как будто и не гас свет, как будто не было этого отвратительного скандала. Только в центре первого ряда почему-то пустовало одно место — самое почетное. Впрочем, пустовало оно недолго — его тут же заняла симпатичная девушка лет двадцати пяти.

Но Лиза этого уже не видела. Она шла по обветшавшему, пропахшему пылью и плесенью коридору завода и мучительно размышляла: «Звонить или не звонить?». Посоветоваться было не с кем — ее самый надежный друг и «человек с опытом» Владимир Князев остался в зале. А когда тебе тридцать шесть и ты влюблена в юношу на пятнадцать лет моложе, то без совета, как известно, обойтись практически невозможно. Лиза набралась смелости и нашла в телефонной книжке — «Иван Бекетов». Она слушала долгие гудки — ровно шесть. Кажется, именно так положено по этикету. А потом «дала отбой», присела на сломанный стул и начала грызть ногти, как маленькая. Через несколько минут от ее прекрасного маникюра не осталось и следа, но Лиза по-прежнему не знала, как ей жить дальше…

БЛОГ АНТИВИКИ

Привет, не могу заснуть, пока не напишу вам о том, что произошло на показе коллекции неизвестно откуда взявшегося дизайнера Сержа. И то ли одежда была так отвратительна, то ли так неудачно сложились звезды для начинающего художника, но наша великая Елизавета сбежала, воспользовавшись той минуткой, когда в зале выключили свет. О! Куда же ты бежала, прекрасная Лиза! Что манило и звало тебя вдаль? Какие такие великие дела? Жаль, что никто не видел, как ты, элегантная и головокружительно красивая, покидала ободранный и насквозь пропахший трудовым потом цех. Узкие черные брюки, золотистый жакет — в тон к твоим волосам, идеально уложенным волнами. В который раз ты продемонстрировала нам, что похожа на великую и прекрасную Грету Гарбо — не только внешне, но и степенью таинственности, которая в твоем случае тоже зашкаливает и бьет все возможные рекорды. Хотя, между нами, Лиза, давно хотела тебе сказать, что на великую Гарбо ты похожа, как… как… Даже не знаю, какое сравнение тебе будет понятно. Ну, как твой чудесный журнал «STYLE Москва» на дешевую бульварную газетенку. Вроде все тоже самое — звезды, сплетни, шмотки… А дистанция между ними колоссальная. Неужели ты не чувствуешь этого? Угораздило же тебя, Лиза, поучаствовать в этом чертовом фотопроекте, где все московские шлюхи (ой, пардон, известные женщины Москвы) пародировали великих звезд прошлого. У нас нашлись и своя Монро, и Дитрих, ну и Гарбо, естественно. Вы, конечно, бедняжки, думали, что и правда похожи на великих красавиц. Но вышла карикатура. Даже, право слово, как-то неловко. Но ты не грусти, Лиза. На Гарбо ты и правда похожа. Да-да. Те же глубоко посаженные глаза, чуть вздернутый нос. Та же любовь к брючным костюмам. Кстати, ты в курсе, что ближе к сорока годам Гарбо стала ужасно одеваться? Говорят, когда она жила в Нью-Йорке в своей роскошной квартире, то покупала одежду в магазинах «Армии спасения». Впрочем, скорее всего, это сплетни завистников. Но дело даже не в одежде, Лиза. Прежде чем претендовать на внешнее сходство с великой актрисой, ты хотя бы поинтересовалась ее судьбой. Именно в 36 лет Грета Гарбо ушла из кино и больше никогда не снималась. Причина проста и трагична — не было подходящих ролей для такой великой актрисы. Так что кризис в 36 лет — это, как сейчас говорят, и твоя тема. Когда 10 лет назад ты встала у руля журнала «STYLE Москва», у тебя всего было с избытком — идей, азарта, отваги. Куда все исчезло?

P.S. Лиза, давно хотела сказать, что ты гораздо ниже ростом, чем Гарбо… Извини, но это правда. Впрочем, не расстраивайся. И с Гарбо случались катастрофы. В 1937 году независимые владельцы кинотеатров Америки вынесли свой вердикт и даже опубликовали его в газетах: «Нижеследующие звезды являются ГУБИТЕЛЬНИЦАМИ КАССОВЫХ СБОРОВ…»

В списке из пяти имен была и Грета Гарбо.

Лиза, радуйся, что пока никто, кроме меня, не догадался о том, что ты тоже — Губительница. В том числе и кассовых сборов…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.