Десять медвежат (Маркиз-потрошитель)

Александрова Наталья Николаевна

Серия: Лола и Маркиз [10]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Десять медвежат (Маркиз-потрошитель) (Александрова Наталья)

– Два миллиона восемьсот тысяч – раз! – провозгласил аукционер, высокий представительный мужчина с густыми темными бровями и выразительным взглядом заслуженного иллюзиониста, оглядывая участников торгов. – Два миллиона восемьсот тысяч – два…

Он медленно поднял молоток, выдерживая драматическую паузу и чувствуя, что торги еще не кончены. Хорошо развитое профессиональное чутье подсказывало ему, что цена еще поднимется.

И чутье его не обмануло.

Маленький худощавый японец с прилизанными седоватыми волосами поднял сложенную пополам программку.

Аукционер церемонно поклонился японцу и произнес своим бархатным, хорошо поставленным баритоном:

– Благодарю вас, я был уверен, что мы приблизимся к настоящей цене… три миллиона триста тысяч – раз…

В этот момент ему почудилось за спиной едва ощутимое дуновение сквозняка и какое-то непонятное движение, но он был поглощен аукционом и не обратил на это внимания, тем более что вопросами безопасности на торгах занимались другие люди.

– Три миллиона триста – два…

Мрачный мужчина в первом ряду, в мятом дорогом костюме, с могучей бычьей шеей, небритыми по предпоследней моде толстыми щеками и выбритой наголо головой, махнул рукой, и аукционер, уловив его жест, склонил голову и объявил:

– Четыре миллиона триста тысяч! Благодарю! Четыре миллиона триста тысяч – раз…

Маленький японец вытянул вверх худую руку с двумя растопыренными пальцами.

– Четыре с половиной миллиона! – радостно сообщил аукционер.

Поскольку он получал процент от окончательной цены, активность покупателей его очень радовала.

– Четыре миллиона пятьсот тысяч…

На лучшее предложение он уже не рассчитывал, но во втором ряду вскинулась женская рука.

Густые брови аукционера поползли вверх, и он, скрывая удивление, воскликнул:

– Дама во втором ряду – пять миллионов долларов! Прекрасная цена! Кто больше, господа?

Господа растерянно молчали.

– Пять миллионов – раз… пять миллионов – два…

Резной молоток поднялся над столом, аукционер снова выдержал паузу и торжественно провозгласил:

– Пять миллионов – три! Продано! – И резной молоток опустился, знаменуя окончание торгов.

Но когда молоток аукционера ударил по столу, вместо короткого сухого стука неожиданно раздался оглушительный грохот, и сцену заволокло густым темным дымом.

Участники аукциона вскочили со своих мест, бритоголовый в первом ряду вытащил пистолет, охранники, неторопливо прохаживавшиеся возле дверей, бросились к сцене.

Однако дым через полминуты рассеялся, аукционер стоял на своем месте растерянный, но совершенно невредимый, и массивный бронированный сейф с единственным продававшимся на сегодняшних торгах предметом находился на прежнем месте.

– Это что за фейерверк? – хрипло проговорил бритоголовый здоровяк, пряча оружие и подозрительно оглядываясь. – Говорили, блин, – конкретно надежная фирма, а тут такие заморочки…

– Не волнуйтесь, господа, – проговорил аукционер, слегка оглохший от взрыва, – мы непременно выясним причину этого инцидента… Все в порядке, господа, все в порядке…

По его безмолвному знаку в зал вбежали официантки с подносами, на которых стояли бокалы шампанского, призванные сгладить впечатление от загадочного происшествия.

– Все в порядке? – нервным звенящим голосом проговорила женщина из второго ряда, победительница аукциона. – Я в этом не уверена… будьте любезны, продемонстрируйте наш сегодняшний лот, я хочу убедиться, что с ним ничего не произошло!

– Разумеется! – Аукционист повернулся к сейфу, неторопливо достал связку ключей и попытался вставить один из них в замочную скважину. Ключ явно не подходил.

– Вы по-прежнему считаете, что все в порядке? – ядовитым тоном осведомилась дама.

Аукционер, не дрогнув ни одним мускулом на своем невозмутимом лице, потянул за ручку… и сейф распахнулся.

Из него выскочил крупный белый кролик, в два прыжка перелетел сцену и скрылся в боковом проходе.

– Это что – шутка? – надменно проговорила дама. – В таком случае у вас скверное чувство юмора!

– Цирк, блин! – хрипло выкрикнул бритоголовый. – Ты что, в натуре, за лохов нас держишь? Нет, ты, конкретно, ответь! Мы, между прочим, время свое тратили, большими, блин, деньгами рисковали, а ты тут фокусы вздумал показывать? Доиграешься, реально!

На этот раз невозмутимое лицо аукционера заметно побледнело.

– Господа, господа, – проговорил он, обегая взглядом зал, – уверяю вас, наша фирма не имеет к происшедшему никакого отношения…

– Сомневаюсь! – воскликнула дама, поднялась, гордо вскинув голову, и направилась к выходу, бросив напоследок: – Вряд ли я еще когда-нибудь приму участие в ваших торгах!

Следом за ней торопливо вышагивал широкоплечий телохранитель (или кем он там был) с объемистым кожаным чемоданом – наличностью для участия в аукционе.

– Правильно, в натуре, женщина говорит! – злобно рявкнул бритоголовый и зашагал по ряду, наступая на ноги соседей. – В натуре, чтобы я еще когда-то к вам подался…

Дама вышла на улицу, и к ней немедленно подкатил огромный, сверкающий черным лаком «Мерседес». Шофер, мужчина лет тридцати с небольшим, привлекательной, но незапоминающейся наружности, выскочил из машины и предупредительно распахнул дверь. Дама села не на заднее сиденье, как это принято, а на переднее, рядом с водителем. На заднем устроился телохранитель, положив рядом с собой чемодан.

«Мерседес» плавно сорвался с места и покатил по вечерней улице.

Водитель время от времени посматривал в зеркало заднего вида, часто менял направление. Наконец, убедившись, что их никто не преследует, он остановил машину, повернулся к «телохранителю» и протянул ему плотно набитый конверт. Парень взял конверт и улыбнулся:

– Спасибо, Маркиз! Ты знаешь, как меня найти, если будет работа!

Он выбрался из машины и поспешил к ближайшей станции метро.

Дождавшись, когда «третий лишний» скроется из виду, дама фыркнула:

– Ну, Ленечка, с кроликом ты, по-моему, переборщил!

– Ты считаешь? – Водитель состроил уморительную физиономию. – А по-моему, было очень весело! Во всяком случае, все участники аукциона следили только за кроликом и прочими отвлекающими моментами. Первый закон всякого иллюзиониста – как можно больше отвлекающих эффектов, чтобы зрители не заметили, как их надувают!

Леня Марков, широко известный в узком кругу мошенник и авантюрист, начинал свою блестящую карьеру как цирковой артист. Впоследствии ему очень пригодились навыки, полученные в цирковом училище, – ловкость рук, умение мгновенно перевоплощаться, точный расчет, осторожность в выполнении головокружительных трюков… По прошествии некоторого времени, поняв, что от трудов праведных не наживешь палат каменных, Леня покинул цирк и сосредоточил свою деятельность на тонком мошенничестве.

Маркиз был человеком идейным в том смысле, что никогда не обирал бедных и убогих, вдов, сирот и малоимущих пенсионеров. Отобрать у домохозяйки, идущей на рынок, деньги на еду с помощью какой-нибудь дутой лотереи либо же ограбить несчастную бюджетницу в день ее скромной и долгожданной зарплаты Маркиз считал делом нестоящим и позорным. Нет, он разрабатывал свои сложные и остроумные операции долго и тщательно, и жертвами его были люди состоятельные и даже богатые, причем даже их Леня никогда не обирал до нитки. Исключение составил один случай, когда Маркиз в своей операции руководствовался местью. Он поставил себе целью разорить своего врага Артема Зарудного, который убил его старого друга и учителя Аскольда. Леня был привязан к старому мошеннику, от которого получил в свое время множество навыков, так необходимых в его работе. Кроме того, он ненавидел насилие во всех его проявлениях, оттого и выбрал такую бескровную профессию.

Итак, Леня Маркиз достиг в своей профессии большого успеха и стал широко известен в узких криминальных кругах. Его уважали и иногда обращались за советом или содействием. В основном же Леня работал один, сам планировал операции, сам их выполнял.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.