Прикосновение к красоте

Аллен Дина

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Прикосновение к красоте (Аллен Дина)

НЕЗВАНАЯ ГОСТЬЯ

1

Взглянув на дверь, Коул Синклер так и застыл со стаканом в руке: женщина, вошедшая в бар, не вписывалась в окружающую обстановку так же, как училка воскресной школы в крутую тусовку рокеров. Что могло понадобиться красотке, одетой чисто и аккуратно, в такой дыре, как Репо-бар? Неужели не нашла на всем Ки-Уэсте места поприличней, чтобы выпить? Вокруг потные, нечесаные мужики, клубы дыма, гвалт, ругань. И охота ей толкаться среди этих придурков?

Между тем перерыв у Коула закончился. Он играл в баре на саксофоне, обычно не особенно интересуясь, слушает ли его прибалдевшая публика. При этом твердо знал, что играет классно, и сам ловил кайф от собственной музыки. Он поднялся на сцену и стал наигрывать одну из своих любимых мелодий, стараясь больше не обращать внимания на странную дамочку. Но когда закончил, с удивлением увидел ее прямо перед собой.

— Вы не мистер Синклер? Коул Синклер? — спросила она.

У училки оказался приятный бархатистый голос. Что ей надо? Впрочем, ему это не интересно. Коул неторопливо положил саксофон у своих ног и только тогда буркнул:

— Нет. Вы ошиблись.

Она оторопела и отошла в явном замешательстве. Сидевшие рядом за столиком Фингер Тони и Игуана подмигивали ей, хохотали и похабно жестикулировали. Она не обращала на них никакого внимания. Судя по всему, дамочка была настроена решительно или находилась в отчаянии.

Впрочем, какое дело до этого ему, Коулу? Катилась бы лучше отсюда подобру-поздорову. Хотя, между прочим, можно было бы и глянуть, какого цвета глаза у такой лапочки. Только все это неважно… Коул вновь развалился на стуле, выпил еще стаканчик текилы и принялся бесцеремонно разглядывать училку. Она и бровью не повела.

А обстановка в баре между тем явно накалялась. Мужики вокруг уже что-то выкрикивали ей. Коул взглянул на Репо, толстого бармена-кубинца. Тот был начеку и уже разок недвусмысленно метнул взгляд за стойку, где всегда наготове лежал револьвер для усмирения посетителей.

Вновь посмотрев на женщину, Коул заметил, что самоуверенности у нее несколько поубавилось: она явно начинала волноваться, хотя и пыталась это скрыть. Тогда он решил высказаться. Насчет того, где находится дверь, в которую ей следует выметаться со всеми своими прелестями. Нечего тут дразнить публику… Она выслушала, закусив губу. (Вот что у нее действительно было потрясающим, так это рот с полными, яркими губами.)

— Слушай, но ведь ты и есть Коул Синклер? — твердо спросила она. — Мне сказал Миллер…

Коул так и подскочил.

— Миллер? — Это имя ему было знакомо. Всего два человека на свете знали, что он Коул и где находится. Один из них Миллер. Да кто же, в конце концов, эта штучка? Откуда она знает Миллера? — Кто ты, черт возьми? И что тебе от меня надо?

Она не сводила с него глаз. Резко отбросив назад свои длинные светлые волосы, решительно приблизилась к нему.

— Так все-таки ты Коул Синклер или нет?

— А почему бы сначала не сказать, чего ты хочешь? А уж я потом решу, что тебе ответить…

Руками она с силой сжала спинку стула. Интересно, подумал Коул, и долго ли она сможет вот так подавлять свое раздражение? Хотя, похоже, дамочка упряма. Класс! Коулу нравились женщины с характером.

— У меня к вам предложение, мистер Синклер, — неожиданно спокойно сказала она.

Коул громко расхохотался.

— Детка, то, что ты можешь мне предложить, меня не интересует. Обратись с этим вон к тем парням у стойки.

— А, так, значит, ты и есть Синклер! — улыбнулась она.

Что ж, один-ноль в ее пользу! Все-таки она его поймала. Но Коула так просто голыми руками не возьмешь.

— Что бы ты там ни предлагала, я сразу скажу: нет! — почти выкрикнул он.

— Но ведь ты меня даже не выслушал! А у меня беда… Пи Джи, мой, ну… неважно… в общем, воспитанник, пропал. И Миллер Дженкинс сказал, что только ты можешь помочь. Ведь это ты нашел и вернул Тоби. Мне нужны твои услуги, Синклер, и я заплачу…

Пока она это говорила, кто-то в баре включил музыкальный автомат. Ей пришлось перекрикивать музыку. Только Коул не очень-то слушал. Он смотрел на ее полные красивые губы, и совсем другие мысли лезли ему в голову. Тем не менее он все понял. Быстро прикинув в уме все «за» и «против», решил еще немного ее помучить.

— Дорогуша, единственное, что я делаю за деньги, — это играю на саксофоне. Если тебе нужны чьи-то услуги, обратись к Репо, бармену. Он подыщет тебе ребят. Такой красотке, как ты, о деньгах можно даже не говорить. Просто скажи, кого надо найти, и любой кинется тебе на помощь.

Тут Коул пододвинулся к ней поближе и добавил:

— Вот если из этого ничего не выйдет, тогда приходи ко мне снова. Но предупреждаю, если свяжешься со мной, отвязаться будет трудно.

С последними словами он потянулся за бутылкой, продолжая искоса наблюдать за женщиной. Она явно злилась. Конечно, его занесло, но пусть знает. Нечего шляться по таким заведениям, как бар Репо, и ждать галантного обхождения. Пусть обидится, вспыхнет, да и свалит отсюда навсегда. Еще спасибо скажет, что он ее отвадил. С другим ей бы несдобровать.

Коул снова потянулся за стаканом и тут почувствовал, как нежные женские пальцы сжали его ладонь. Эта девушка пыталась его остановить! Он застыл, пораженный, и долго не мог взять себя в руки. Никто еще не осмеливался на подобное. За последние годы, после того происшествия, он словно окружил себя стеной. Не позволял никому вмешиваться в свою жизнь. Он хотел, чтобы всем было наплевать на него. И тут эта девица… Вдруг он стал кому-то нужен! Да еще это почти дружеское прикосновение… Коул тупо уставился на ее руку.

— Послушай, — сказала она тихо, — ну, пожалуйста…

Коул вздрогнул, как от удара, напрягся. Ему бы оттолкнуть ее. Нельзя же так размякать от женских уловок! В то же время он почему-то не мог быть грубым. Он посмотрел девушке в глаза. И лучше бы ему этого не делать! У нее были изумительные лучистые серые глаза. В них хотелось смотреть, не отрываясь, хотя и становилось как-то страшновато, словно заглядываешь в бездну.

С трудом Коул заставил себя отвести взгляд. Уж лучше смотреть на ее губы и думать о том, что она умеет ими делать. Такие мысли проще и приятнее. Только дай волю воображению!

Девушка поежилась, ощущая некоторую неловкость. Наконец решилась первой прервать затянувшееся молчание.

— Можешь меня ругать, как хочешь, — голос ее дрожал, — только ты — моя последняя надежда. И я ни за что не уйду, пока ты меня не выслушаешь.

Коул придвинулся к ней вплотную. Его губы почти касались ее уха.

— Милочка, если я твоя последняя надежда, тебе несдобровать.

Она отпрянула. Взгляд серых глаз стал холодным.

— Попробуй еще только раз назвать меня «деткой» или «милочкой», и тогда несдобровать тебе! Понял? Меня зовут Кайра. Кайра Дуглас.

Коул удивленно поднял брови. Он не ожидал такого резкого отпора. Ишь ты! Надо бы ее проучить!

Спокойно отодвинув стакан, он внезапно схватил ее за руку, да так, что если бы она попыталась вырваться, то упала бы на стол. Торжествующе ухмыльнулся:

— Ну что, нервничаешь, мисс Дуглас? Да? Кивни мне, если да.

Как ни злилась Кайра, ей пришлось кивнуть.

— Вот и хорошо! — сказал Коул. — Не люблю, когда врут. Запомни.

В этот момент, глянув на ее ладонь, с удивлением заметил небольшие мозоли.

— Ого! Это ты заработала, проверяя тетрадки учеников?

— Я не учительница! — возразила она и закусила губу.

Ну да, рассказывай, злорадно подумал Коул. Нутром чую, что у тебя есть чему поучиться.

— Послушай, мне больно! — сказала Кайра.

Коул отпустил ее руку.

— Я предупреждал, что со мной шутки плохи.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.