Приемы Холлистока

Роуд Макс

Жанр: Мистика  Фантастика    Автор: Роуд Макс   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Глава 1. Появление

14 мая 1982 года в Лондон, на вокзал Кингз-Кросс, прибыл обычный железнодорожный состав, какие десятками каждый день прибывают в столицу Британии. Из него вышел высокий худой человек, лет тридцати пяти, одетый в строгий костюм. В руках он держал средних размеров чемодан и длинный черный зонт с костяной ручкой. Сев в такси, он поехал в Кенсингтон, на Бромптон роад, где снял номер в Дойл Коллекшн, совсем недалеко от Гайд-парка. Два дня он не выходил оттуда, посещая только завтраки и обеды. На третий день, когда установилась особенно хорошая погода, этот господин вышел в мягком полуспортивном костюме, и отправился в парк. Там он пробыл почти весь день, возвратившись в отель только с заходом солнца, неся в руках целую охапку свежих газет и журналов. Он долго изучал их, лежа на кровати, особенно задерживаясь на последних страницах, публикующих рекламу, при этом делая пометки в небольшом блокноте. На следующее утро он рано вышел из отеля, и направился пешком бродить по центру города. Осмотр достопримечательностей, по-видимому, больше заключался в наблюдении за людьми, за их настроением, повадками, нравами. Он зашел в музей Лондона в Сити, где долго стоял перед экспозицией с интерьерами и одеждой средневековья. Оттуда, сев на Сент Пол в метро, он доехал до Лечестер-Сквер, и пройдя пешком через всю Пикадилли, вернулся в отель на такси. Этим же вечером этот человек, снова одевшись в костюм, в котором он приехал в город, оставил на стойке ключи от номера, и сев в вызванное такси, уехал. Вернулся он только под утро, и взяв ключи от своего номера у заспанного портье, который в полутьме ночного освещения не обратил внимания на его бледность и испачканный дорогой костюм, прошел к себе. Там он скинул пиджак, и бросив на пол ванной комнаты испачканную небольшими красными пятнами белую рубашку, сел в кресло. Взяв со стола сигару, он с удовольствием закурил, и выпустив в потолок облачко дыма, удовлетворенно произнес:

— Хороший город!

Выкурив сигару, человек снова вернулся в ванную комнату, принял душ, и положив испачканную рубашку в полиэтиленовый пакет, вернулся в комнату, где лег на кровать и немедленно заснул.

Проснулся он только под вечер, и одевшись, вышел на улицу, даже не пообедав. Поймав на улице такси, он поехал на Сент — Джеймс стрит. Подъехав к небольшому трехэтажному дому, он расплатился, и подойдя к двери, позвонил. Ему открыла женщина средних лет:

— Что желаете, мистер?

— Я по объявлению.

— Да, конечно! — она пригласила его войти. — Проходите за мной, пожалуйста.

Они поднялись по красивой мраморной лестнице, и женщина, оставив посетителя подождать в уютной гостиной, прошла в соседнюю дверь. Пока ее не было, он с любопытством огляделся. Дом, построенный в конце викторианской эпохи, производил самое благоприятное впечатление. Вокруг было чисто и достаточно просторно, а небольшое количество хорошо подобранной мебели, соответствующей по стилю самому зданию, не создавало атмосферы, присущей так часто царящей, даже в хороших домах, бестолковой разновкусице. Пока человек с интересом осматривался, женщина вернулась.

— Пожалуйста, проходите, — с прежней любезностью она пригласила его пройти в открытую за ее спиной дверь.

Он очутился в большой комнате, богато, и в то же время неброско обставленной. На стенах висело несколько полотен, изображающих двух кавалеров, и сцену из охоты на лис. Под ними стоял мягкий плюшевый диван. В углу, около окна, тихо работал телевизор. Напротив него находился стол, за которым сидела женщина, лет сорока на вид. При появлении гостя она встала, и выйдя из-за стола, сделала несколько шагов ему навстречу:

— Добрый вечер, мистер….

— Холлисток.

— Мистер Холлисток. Значит, вы хотите снять себе апартаменты?

— Да, миссис…, - он тоже сделал выжидающую паузу.

— Брэдли. Мэри Брэдли.

— Да, миссис Брэдли, мне понравилось это место, и я хотел бы осмотреться.

— На какой срок вы хотите обосноваться здесь?

— Я думаю, не меньше, чем на год. Если условия будут подходящими, я готов внести предоплату за полгода сразу.

— Хорошо, мистер Холлисток, присаживайтесь, — она указала ему на кресло, стоящее напротив стола. — Каковы ваши намерения в их использовании?

— Я психолог, миссис Брэдли. Я занимаюсь частной практикой, и мне удобнее принимать клиентов в обстановке, максимально приближенной к домашней. Во-первых, я так привык, а во-вторых, мои посетители сами не жаждут оказаться в кабинете врача в клинике. Моя работа имеет особую специфику, и помогая людям, я всегда хочу добиться максимального результата.

— Как интересно! — она не смогла сдержать движения, выражающего крайнее любопытство. — А откуда вы приехали?

— Из Глазго.

— Глазго! Никогда там не была.

— Ничего особенного. Там моя практика уже не могла перерасти известные пределы, и для ее расширения я решил перебраться в Лондон.

— А я так давно уже нигде не была… пойдемте, мистер Холлисток, осмотрим помещение?

— Да, конечно, миссис.

— Этот дом полностью принадлежит мне, — говорила она ему, пока они поднимались по лестнице на третий этаж, — я здесь родилась. Мой муж умер два года назад, и теперь я сама стараюсь справляться с его содержанием. Мне во всем помогает Элизабет. Вы видели ее, она открывала вам дверь.

— Это ваша помощница?

— Да… ну вот мы и пришли, — она указала ему на дверь слева от лестницы. Справа была еще одна, точно такая же.

— А там кто живет? — Холлисток указал на нее.

— Там жилище одного достаточно известного фотохудожника. Он приспособил все помещения для своей работы, а сам разместился в самой маленькой комнате. Странный человек, как и все люди искусства, но тихий и опрятный. У него бывают съемочные дни, тогда к нему приходят модели, все больше молодые люди, но порядок всегда соблюдается.

Она открыла двери интересующих Холлистока апартаментов и пригласила его пройти за ней. Они попали в длинный коридор, из которого в жилые помещения вели четыре двери. Все они были открыты, и можно было легко оценить размер и обстановку комнат. Впрочем, Холлисток даже и не собирался заниматься этим. Он бегло осмотрел две большие комнаты, затем три поменьше, и прошел на кухню. Убедившись, что все соответствует его требованиям, он заглянул в ванную комнату и обратившись к хозяйке, сказал:

— Ну что же, миссис Брэдли, я доволен увиденным. Это как раз то, что мне и требовалось. Если у вас нет никаких возражений, мы могли бы прямо сейчас начать предметный разговор.

— На какое количество посещений вы рассчитываете, мистер Холлисток?

— На одно в день, не больше. Я люблю полностью вникнуть в вопрос, который привел ко мне клиента, а это требует немало времени и сил, потому только решив одно дело, я берусь за второе.

— Вот как? — она в изумлении вскинула брови, — но ведь наверное выгоднее, чтобы клиентов было как можно больше? Хотя, признаюсь, мне импонирует ваш подход.

Холлисток улыбнулся:

— Я беру очень дорого, миссис Брэдли, поэтому материальная сторона вопроса не зависит от количества посетителей.

Они начали спускаться вниз.

— И люди платят действительно большие деньги?

— Любые, миссис Брэдли.

— Ого! Ну и почему?

— Потому что я гарантирую результат за одно посещение.

Она оглянулась, и с улыбкой посмотрела на него снизу вверх. Ей явно нравился этот человек, от которого веяло силой, спокойствием, уверенностью и какой-то тайной.

Спустившись на второй этаж, Холлисток указал на дверь на противоположной стороне:

— А там что, миссис Брэдли?

— Там снимает комнаты один французский банкир. Он иногда приезжает в столицу с континента, и предпочитает жить не в отеле, а здесь. Иногда вместе с семьей приезжает. Но это бывает не так часто, примерно раз в два месяца. Решит свои дела за пару дней, и назад.

Они снова прошли в комнату, где состоялась первая встреча, и миссис Брэдли, попросив обождать, вышла за дверь, расположенную рядом с диваном. Вскоре она вернулась, держа в руках несколько бумажных листов.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.