Преимущества соблазнения синего чулка

Дэр Тесса

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Преимущества соблазнения синего чулка ( Дэр Тесса)

Оригинальное название: «The Perks of Seducing a Wallflower», 2012

Перевод: Стася

Редактирование: Вьюга

Обложка: Стася

Переведено на сайте «Волшебница» http://la-magicienne.com/forum/

– Хью, пообещай мне, что сегодня ты попытаешься.

– Попытаюсь? – повторил он, делая вид, что не понял. – О чем ты?

Джулиет недовольно вздохнула. На декабрьском морозе её дыхание тут же превратилось в маленькое грозовое облачко. Она сжала руки, спрятанные в теплую муфту из лисьего меха.

– Ты знаешь, что я имела в виду. Моя семья ежегодно устраивает рождественский приём, на который ты приезжаешь из своей глуши и весь вечер проводишь, прячась в тени.

Его смех был низким и приятным.

– Жаль разрушать твои иллюзии, но я не для того встаю ни свет, ни заря и еду из Корнуолла аж в Хартфордшир, чтобы поприсутствовать на скромном рауте. Я навещаю тётушку.

Джулиет постаралась скрыть разочарование. Неужели ему не хотелось повидаться и с ней тоже? Он же не с тётей сейчас покоряет лесную чащобу. Хотя такая хрупкая старушка, как леди Гортензия, едва ли могла что-нибудь покорить.

Возможно, он больше не считает Джулиет другом, ради встречи с которым стоит проделать длинный путь, а относится к ней просто как к спутнице для прогулок.

Как бы то ни было, сегодня она устраивает званный вечер, ей надо думать и о других гостях тоже. Она столько сил вложила в организацию, всё должно пройти великолепно.

Джулиет попробовала зайти с другого бока:

– Я пытаюсь сказать, что джентльменов будет меньше, чем леди. Пожалуйста, постарайся пообщаться с гостями, а то ты ведешь себя, как синий чулок.

Хью возмущенно фыркнул:

– Никакой я не чулок. Нельзя называть мужчину предметом дамского туалета.

– А как можно? – Она остановилась. – Синими жилетом? Или шейным платком?

Он прислонился к стволу ближайшего дерева:

– Синим фраком, что-либо меньшее будет оскорблением.

Она покачала головой и улыбнулась. В последние годы он возмужал. Ответственность и долг укрепили его характер и благоприятно сказались на внешности. Как ни печально признавать, но глушь Корнуолла пошла Хью на пользу.

Джулиет схватила его за рукав сюртука и потянула – привычка, оставшаяся с детства. Когда-то Хью был серьёзным, спокойным юношей. Не удивительно, что он стал серьёзным и спокойным мужчиной. Правда, Джулиет всегда удавалось подбить его на шалость.

– Не прячься в углу. Хотя бы сегодня. Попробуй выбраться на свет, тебе понравится, я знаю.

– Ты так считаешь, потому что сама получаешь от этого удовольствие. Ты любишь танцевать, смеяться и наряжаться в яркие платья. Но ты могла бы уже и понять, что не всем по душе находиться в центре внимания, некоторые предпочитают оставаться в тени. Радуйся, что есть такие синие чулочки. Или синие фраки.

– Пообещай, что ты потанцуешь хотя бы несколько туров.

Он недовольно посмотрел на затянутую в перчатку руку Джулиет, которая всё ещё удерживала его рукав.

– А может, я не умею.

– Ещё как умеешь, уж я-то знаю. Мы вместе учились танцам тем летом, помнишь?

Вряд ли Хью забыл. Он приехал к тетё из Итона на летние каникулы и был вынужден стать партнёром по танцам для Джулиет. Предполагалось, что им обоим эти уроки пойдут на пользу. На деле вышло совсем наоборот. Детство, заполненное совместными погонями за щенками и охотой на фей, кончилось. На его место пришла юношеская неловкость. Но несмотря на ненависть, которую Хью, вероятно, питал к занятиям, он прекрасно справлялся со своими обязанностями и не роптал.

С тех пор они больше вместе не танцевали. Но Джулиет была уверена, что он не забыл движения. Он ничего не забывал.

– А если я боюсь большого скопления людей? – спросил Хью.

– Я прекрасно тебя знаю. Ты замкнутый, но не застенчивый.

– Значит, у меня бурсит [1] . Или подагра.

Она рассмеялась.

– Хочешь, чтобы я поверила, что у тебя болят ноги? Ведь ты сам предложил прогуляться по лесу, в декабре-то месяце.

Она приподняла одну бровь и окинула взглядом его широкоплечую, вызывающую восхищение фигуру. Он был великолепен. Просто превосходен. Джулиет подавила мечтательный вздох.

Каково это – танцевать с Хью? Не с юношей, а с высоким, сильным и уверенным в себе мужчиной, которым он стал.

Что бы она почувствовала, обними он её?

О, Боже! Откуда такие мысли?

И сердце как-то странно колотится. Она себя не понимала. Но в одном была совершенно уверена – Хью зря сторонился светского общества и скрывал свои лучшие качества, ведь он такой замечательный.

– Почему ты предпочитаешь прятаться по тёмным углам? – спросила она. – Скажи мне правду. Мы же друзья, ну, или были ими. Не нашлась ещё леди, которая бы тебя заинтересовала?

Он долго медлил с ответом, сверля её пронзительным взглядом тёмных глаз.

– Возможно, совсем наоборот, – сказал он. – Тебе не приходило в голову, что я без ума влюблён в леди, которая не хочет иметь со мной ничего общего.

– Влюблён?

Странный, испуганный смешок сорвался с её губ. Будто кто-то ударил её в живот. Хью влюблён?… Какое потрясение.

Господи Боже. Эта новость причинила ей боль.

Джулиет опустила взгляд на подмёрзшие листья под ногами.

– Ерунда. Если бы ты все эти годы был от кого-то без ума, я бы обязательно знала. Разве нет?

Хью взял её за руки и крепко, почти болезненно, сжал.

– Ты даже не подозреваешь.

А потом, неожиданно, поцеловал.

Хью Артур Бересфорд, лорд Лэнгдон – замкнутый, уравновешенный мужчина, которого она знала с детства и никогда не воспринимала в романтическом свете (ну, если не считать последние тридцать секунд) – целовал её. Не скрывая страсти. И единственной мыслью в голове Джулиет было: «Ну, наконец-то!».

Его губы оказались теплыми и настойчивыми. Он обнял её покрепче, прижимая к себе. Стоило ей приоткрыть рот, как его язык скользнул внутрь и начал исследовать новую территорию. Джулиет робко попыталась последовать его примеру. На вкус он был таким, как она и предполагала: пряным, опьяняющим. Хорошо бы поцелуй никогда не кончался.

– Джулиет, – едва оторвавшись от её губ, пробормотал Хью. – Как я об этом мечтал.

Судя по всему, она мечтала о том же. Но как так вышло, что она даже не догадывалась о его чувствах? Почему он молчал?

Она обняла его за шею, притягивая ближе, чтобы снова поцеловать. В ответ Хью издал низкий волнующий стон.

Сердце Джулиет отчаянно билось, разгоняя жар по телу. И несмотря на то что вот-вот должен был пойти снег, ей вдруг захотелось раздеться до гола прямо здесь и сейчас. Будто кто-то насыпал дымящихся углей за воротник сорочки. Горячо и опасно.

Когда Хью поднял голову, Джулиет ухватилась за его сюртук, не желая отпускать. Она знала, что он не так прост, как считают окружающие. Но такого даже не подозревала. Какой взрыв страсти. Джулиет всю жизнь гонялась за этим чувством – сбегая с крутого обрыва, скача на лошади и вальсируя в бальных залах. А нашла здесь, в объятиях старого друга.

– Хью, – выдохнула она. – Я не знаю что сказать.

– Прошу прощения за неприятный сюрприз.

– Он не неприятный. Но ты никогда не показывал виду…

– Конечно, не показывал.

– Не понимаю, – прошептала она, всё ещё цепляясь за него. – Мы такие разные, ты и я.

– Именно. Ничего бы не вышло. Вот я и молчал. Даже если каким-то чудом смог бы вызвать ответное чувство, я не сумел бы попросить такую яркую, жизнерадостную любимицу света, как ты, перебраться в глушь, оставив семью и друзей. Корнуолл безлюден и суров, но в нём есть своя неповторимая красота. Летом небо там почти такое же голубое, как твои глаза. – Он прикоснулся к её щёке. – Мне там хорошо, а вот ты была бы несчастной.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.