Звёздный Человек

Дуглас Сара

Серия: Боевой топор [3]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Азур улыбнулась, когда поняла то, что сказал Звёздный Скиталец. "Тогда, какая польза от такой поразительной силы, Звёздный Скиталец, если я могла использовать её только один раз, когда я была атакована грифоном?"

Несмотря на сомнение, звучавшее в её словах, голос Азур не был таким напряжённым, а тон резким.

"Азур, — сказал Аксис, — может быть много причин тому, что ты находишь управление твоей Силой таким сложным. Звёздный Скиталец, возможно обнаружил главную из них. Однако, ты сама также успешно блокировала свою силу много лет, что я не удивлён, если ты не можешь вызвать её теперь простым усилием воли."

От его слов ослепительная улыбка Азур угасла. Несколько последних ночей неясные беспокоящие сны и ещё более беспокоящие голоса расстраивали её сон, но она не могла вспомнить детали, когда просыпалась. Были они проявлениями её нарождающейся Силы? Нужно, наверное обсудить это к Аксисом, но все её мысли о снах вылетели из головы, когда она услышала, что сказал её муж.

"И, — сказал он. — Наши нерождённые дети, тоже могут быть причиной блокирования."

Три дня назад Аксис, согласно праву и обязанности каждого отца Икарии, разбудил близнецов. Когда он делал это для Каелума, вызов ребёнка в утробе матери был удовольствием, но в этот раз всё было совсем по другому. Дети уже присутствовали, когда Аксис заставил Азур вспомнить гибель её матери и последовавшие за этим физические и эмоциональные пытки в руках Хагена. Когда она и Аксис переживали эту боль и ужас, дети чувствовали тоже самое. Фарадей считала, что на детях отразится это переживание, но она не знала как. Сейчас, оба, и Азур, и Аксис — знали.

Пробуждение было успешным; дети теперь были активны и осознавали всё вокруг. Однако, во время пробуждения сознания, и все дни после этого, стало болезненно ясно, что дети не верят отцу, и он им не нравится. Азур и Аксис могли чувствовать это каждый раз, когда он дотрагивался до неё; даже сейчас, когда они касались друг друга, сидя на диване, оба чувствовали растущую враждебность, исходящую от детей. Это делало любую большую интимность невозможной; болезненное состояние Азур и антагонизм близнецов не позволил им даже достойно завершить бракосочетание. Аксис пытался навредить женщине, которая носила их, и, в отличие от Каелума, они не были готовы простить его. Даже сама Азур не пользовалась их любовью, она это чувствовала по проникновению детей в её разум. Близнецы существовали только друг для друга, их родители казались им недостойными доверия и незначительными.

Аксис долго не догадывался, что Азур была беременна, потому что он никогда не чувствовал знака крови растущих близнецов. Даже до травмы, которая произошла четыре дня назад, он размышлял о том, что близнецы были настолько поглощены собой, что их СанСоар кровь не могла быть обнаружена, опережая любую другую.

Это заставляло его задумываться: что за детей он создал.

Близнецы, как все дети зачатые могущественными родителями, станут Чудотворцами по праву, даже сейчас они демонстрировали свою просыпающуюся силу ещё в утробе матери. Азур вздохнула. С того времени как близнецы отказались слушать Аксиса пять раз подряд, когда он пытался обучить их.

Блокировали ли они сейчас Силу Азур?

Аксис и Азур установились друг на друга, затем на Звёздного Скитальца, разделяя с ним мысли, когда он понял их проблему, то имел больший успех, чем Аксис. Азур не позволила Звёздному Скитальцу, касаться её, когда была беременна Каелумом, но она знала без всяких сомнений, что Звёздный Скиталец, был Чародеем, контактировавшим с большинством близнецов в утробе матери.

Сейчас Звёздный Скиталец тряс головой. "Нет, я не думаю, что они это делают. Чтобы делать это они должны обладать Силой, которой ещё не имеют. Да и зачем им блокировать твою Силу? Нет, Азур. Если ты не научишься управлять своей силой сама, единственны, кто может помочь тебе — это Волчья Звезда."

Сентинелы

Несколькими этажами ниже Сентинелы сидели кружком, сцепленные руками. Они молчали и вспоминали. Это была прекрасная ночь три тысячи лет назад, когда Чарониты собрались в комнате под колодцем, который вёл в пещеру на отмелях реки Нордра.

Расы Чаронитов и Икарии — обе произошли от давно живших Чародеев, были разделены двенадцать тысяч лет назад. Икарии любили открытое небо и поклонялись звёздам, так, что они развили крылья, чтобы достичь своих стремлений. Чарониты были намного более самоуглублённые, предпочитая глубины высоте. Исходя из этого, они открыли и развили мир под миром и водные пути. Они также изучали звёзды, и их водные пути использовали музыку Звёздного Танца, но они всё более и более вели затворнический образ жизни, пока большинство Икарии не начали сомневаться в их существовании.

Каждые пару десятков лет Чарониты давали выход своему стремлению увидеть опять светящуюся звёздами ночь, почувствовать нежный ветер Верхнего мира на своих лицах, насладиться запахами цветов и упавших листьев, устилающих землю под деревьями, проплыть живыми водами Нордры, столь отличными от спокойных водяных путей.

В эту ночь Чарониты пели и плясали, вскарабкавшись в колодец ведущий в Верхний Мир; Чарониты любили танцевать, и фигуры вырезанные на стенах колодца, вдохновляли их на ещё большие усилия.

Попав в пещеру, они сняли плоскодонные лодки со стеллажей хранения и со смехом и пением, спустили их в воды заливчика, который вёл в Нордру, там где она протекает через Аваренхейм. Аваренхейм трёхтысячелетней давности был значительно больше и более магический, чем Аваренхейм сейчас; топоры Сенешелей не спасли его от разрушения.

Пять Чаронитов, отставшие от других, взяли последнюю и самую маленькую лодку и с пением спустили её на воду. Они уселись в неё и, работая своей магией, заставили лодку скользить без видимых усилий по заливчику, а затем в Нордру. Все пятеро были в восторге от нежного ночного воздуха и безмерности неба над ними, а их пение усиливало их удовольствие и благоговение, в то время как их лодка плыла по реке.

Время от времени тёмное лицо пялилось на них из леса, протянувшегося от Нордры до Авара, разбуженное звуками веселья Чаронитов, выползая из пелены сна, наблюдало в изумлении, как Чарониты проплывают мимо.

Как Чарониты привыкли делать, пятеро причалили свою лодку к пятнистой иве, которая, отяжелев от возраста, уронила свои ветви глубоко в воду. Затем они высадились на берег, собираясь потанцевать, неограниченные коридорами Аваренхейма.

Однако на берегу реки сидел странный человек, по виду Икарии, но без крыльев и с мрачным лицом.

Пятеро остановились спросить его о проблемах, ведь, хотя Чарониты предпочитали держать дистанцию от любых других рас, они не были недобрыми, а этот человек очевидно нуждался в помощи.

Человек вздохнул и заговорил, и то, к чему он имел отношение смело все улыбки с их лиц. Этот человек, странный человек, говорил о будущем.

"Тенсендор в это время будет уже тысячу лет носить ужасное наследство предательства, но Разрушитель будет стараться перемолоть то, что осталось от Тенсендора в пыль. Он ненавидит, и его единственное желание дать выход своей ненависти. Разрушать."

Пятеро, которых покинули все мысли о пении и танцах, спросили человека, откуда он узнал столь ужасающие известия.

"Бремя Пророчества лежит на моей душе и занимает меня все дни и ночи." ответил он и встал."Скоро… Скоро я должен отойти от всех дел в одиночество, чтобы обратить всё то, что я видел в слова силы и магии."

Пятеро смотрели на Пророка, поражённые ответственностью, которую он принял на свои плечи.

Пророк вздохнул снова, и все пятеро почувствовали какую боль и заботу он несёт внутри. Они испытывали глубокое уважение к нему, и хотя никто из них не завидовал его положению, они лучше, чем кто-либо другой понимали силу и обязанность пророчествования.

"Слушайте," сказал он, и прочитал нараспев Пророчество Разрушителя.

Пятеро застонали, когда услышали это, и, обняв друг друга за плечи, дали волю слезам. Они привыкли жить и критично думать о красоте и загадках, но слова Пророка разрушили гармонию их душ; как они смогут продолжать беззаботную жизнь после этого? Слова пророчества никогда их не покинут.

"Бремя Пророчества тяжело нести," сказал один из пяти и взял жену за руку, чтобы поддержать её.

"Так оно и есть," согласился Пророк.

Другой из пяти, один из двух братьев, заговорил. "Пророчества ужасно хрупки. Они говорят только о том, что может быть, и не о том, что этого может и не случиться."

"Они могут легко изменить очертания." добавил его брат.

Самая молодая и Чаронитов, молодая и прекрасная женщина добавила: "И пока пророчество говорит, что Звёздный человек объединит Терсендор и восстановит красоту, несмотря на ненависть Разрушителя, победа последнего не является неизбежной."

Пророк ждал.

Медленно все пятеро заговорили по очереди:

"Пророчество как…"

" сад…"

"полный обещания красоты…"

"и мечты, которые никогда не кончаются…"

"он может, если недоглядеть…"

"или оставить без внимания…"

"стать бесплодным…"

"или печальным…"

"или отчаяние…"

"и смерть придут туда."

Пророк глубоко вдохнул, и молодая женщина впервые обратила внимание на то, как он был красив.

Наиболее опытный среди Чаронитов заметил, что Пророк использовал Силу и думал, что он выглядит на самом деле совершенно не так, как они его видят. Но он не стал поднимать шума из-за этого и, позже, именно он разгласил большинство секретов Пророка.

Но сейчас Пророк задержал дыхание и заговорил. "Мне нужен садовник. Кто-то, кто готов служить Пророчеству, и смотреть за его нуждами. Кто-то кто будет ждать появления, и направлять, и защищать его."

"Я буду делать это," выкрикнула одна из Чаронитов, готовясь пожертвовать своей жизнью для службы Пророчеству.

"И я!"

"Мы оба будем служить." закричали братья в унисон.

"И я тоже." сказал ещё один, последний, тяжело, и Пророк кивнул.

"Сила Пророчества привела меня сюда этой ночью для встречи с вами. Вы будете моими Сентинелами, и вам доверю я нести Пророчество через века."

Пятеро никогда не вернулись в их дом под Миром. Они остались с Пророком, приняли секреты, которые он доверил им, и он совершил над ними превращения. Они потеряли свои личности и формы, и стали Сентинелами, и они стали ближе друг к другу так, как не были близки раньше.

Другие Чарониты оплакали их, однако, как и другие расы Тенсендора, они знали о Пророчестве и понимали причины, по которым были потеряны их братья и сёстры. Они создали истории о Пророчестве и молились, чтобы сад пережил шторм, грозивший поглотить его.

Сейчас пять Сентинелов сидели кругом, крепко держа друг друга за руки, потому что нуждались в контакте, тепле и любви. Они ждали три тысячи лет. Последние два года направляли, наблюдали и ждали, что Пророчество начнёт исполняться. Были времена тепла и смеха, и были времена глубокой печали и потерь, но Сентинелы держались, зная, что они делают всё возможное для Пророка и Пророчества.

"Пророчество действует быстро," нарушил молчание Джек.

"…оно катится к концу," — ответила Ир, её голос был печален. Из них всех, пожалуй Ир потеряла больше других в прошедшие месяцы. Она была самая свободная и наслаждалась её свободой.

"И мы приближаемся к нашему…"

"Хватит, Огден!" прервал его Джек. "Мы все знали, что наша служба Пророчеству влечёт за собой, и нечего оплакивать нашу судьбу сейчас. Но факт остаются фактом, что как только Аксис двинется на Север, чтобы противостоять Горграелу, мы должны исполнить наши последние обязанности."

Всё, слова были сказаны.

Ир кивнула резко, через секунду кивнули остальные три.

"Фарадей движется на восток," сказала она. "Аксис готовится к походу на север, и Азур… ну, кто знает, что она будет делать."

Остальные думали в молчании о Азур. Даже Джек, который знал очень много, был ошеломлён появлением кольца Чародейки, и тем, что оно выбрало Азур. Поначалу он думал, что Волвен и Алаунты склонятся на сторону Азур из-за её отца… но теперь, когда он видел кольцо Чародейки на её пальце, он думал по-другому.

Чудотворцы действовали всегда только как опекуны кольца, так и Волчья Звезда действовал как опекун для Волвена и Алаунтов,

Сейчас всё встало на свои места.

Знал ли Пророк об этом? В пророчестве не было никаких подсказок, или они были?

Появление кольца значительно усилило уважение Сентинелов к Аксису и Азур. Оно могло появиться только когда Круг был закончен, и это давало высокую оценку Аксису и Азур.

"Кто знает, какую роль она будет играть в конце," сказал Веремунд. "Но, что бы ни случилось, будем надеяться, что Горграел никогда не узнает о её истинной сущности."

Опять все немного помолчали, пока Ир не вернула беседу к предмету обсуждения.

"Так как мы сейчас в Карлоне, мне идти первой."

Джек, с необычно мягким для него лицом, кивнул: "Да, Ир, ты будешь первой."

Глаза Ир наполнились слезами. "И теперь, когда наступил этот момент, в моё сердце полно сожалений."

Никто из сидящих не упрекнул Ир за её слова. Все они были полны сожалений, и никто не стеснялся говорить о них, Но они не могли позволить сожалениям остановить то, что должно быть сделано Пророчеству и Аксису. Не тогда, когда они зашли так далеко. "Много сожалений."

Алфавит

Интересное

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.