Мятеж не может кончиться неудачей

Сомов Никита

Серия: 13-й Император [2]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Мятеж не может кончиться неудачей (Сомов Никита)

Annotation

«Мятеж не может кончиться удачей», если на престоле «попаданец» из будущего, ставший 13-м Императором России. Пусть против юного Николая объединились наемные убийцы и заговорщики-аристократы, польские мятежники и кавказские бандиты, Лондон и Стамбул — он должен вывести Империю из кризиса и завоевать Отечеству светлое прошлое. Боже, Царя храни!

Читайте НОВЫЙ РОМАН от автора бестселлера «13-й Император. „Попаданец“ против Чертовой Дюжины»! Поставьте себя на место «профессора», призванного переписать историю. Но помните — по-настоящему великим Государем можно стать, лишь усвоив главную царскую мудрость; «Мятеж не может кончиться удачей — в противном случае его зовут иначе…»

Андрей Биверов, Никита Сомов

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5

Глава 6

Глава 7

Глава 8

Глава 9

Глава 10

Глава 11

Глава 12

Глава 13

Глава 14

Глава 15

Глава 16

Глава 17

ЭПИЛОГ

notes

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

25

26

Андрей Биверов, Никита Сомов

МЯТЕЖ НЕ МОЖЕТ КОНЧИТЬСЯ УДАЧЕЙ

Глава 1

ПЕРЕВОРОТ

— Nicolas… Nicolas…

— М-м-м, что? — Я сонно повернулся на кровати и, оторвав голову от подушки, посмотрел на жену.

Она стояла у двери, соединяющей наши спальни, опираясь рукой о стену. Несмотря на героические размеры, ночнушка уже не могла скрыть огромный живот моей жены. Ожидание подходило к концу, до рождения нашего первенца оставался от силы месяц. В последнее время, чтобы не повредить здоровью будущего малыша, мы спали раздельно, но в смежных спальнях.

— Во дворце что-то происходит, разве ты не слышишь? — по-английски, взволнованным голосом спросила она.

Упрек Лизы был справедлив. Едва прислушавшись, я разобрал приглушенный, далекий еще звон оружия и, кажется, сдавленные крики во дворце. На улице тоже происходило что-то необычное, мне даже показалось, что я разобрал пару ружейных выстрелов. С меня мигом слетели последние остатки сна, а по спине пробежал неприятный холодок.

— Не волнуйся. Наверное, репетицию к параду готовят, головотяпы, — уверенным тоном попытался успокоить я испуганную жену. — Сейчас встану, прикрикну на них, чтоб немедленно прекратили. Тебе ни к чему сейчас вся эта ругань и нервы, — на ходу надевая брюки, тщетно пытался унять ее и свое волнение. — Иди к себе, а я сейчас наведу порядок. Да, и двери у себя прикрой, ни к чему тебе все это слышать, — продолжал я нести всякую успокаивающую ахинею, а мысли тем временем так и мелькали в голове, несясь вскачь и галопом. Конечно, шум со двора мог означать и какие-то бытовые неурядицы, вроде пожара, но выстрелы? Никакой репетиции парада не было, да и быть не могло, потому что никаких торжеств в ближайшем будущем и в помине нет. Значит, это что-то другое… Отвратительное предчувствие не оставляло меня в покое, рисуя в моем воображении самые мрачные картины. «Допрыгался, допрыгался», — так и твердил трусливый внутренний голосок, заставляя покрываться холодным потом спину. Я еще раз взглянул на жену. «Надо бы хоть что-то похожее на правду Лизе сказать, волноваться ей сейчас и впрямь ни к чему», — мелькнула мысль.

— Nicolas, не ходи. Пошли кого-нибудь. Пусть твои бравые гвардейцы разберутся, — негромко начала Лиза, видимо, чувствуя мое внутреннее напряжение.

— Что-то мне подсказывает, что наиболее вероятный источник приближающего лязга оружия и криков — те самые бравые гвардейцы и есть, — тихонько пробормотал я, натягивая сапоги. И уже громче прибавил: — Не волнуйся, я буду рядом. Прошу только, оставайся у себя, что бы ни случилось, — вставая и подходя к жене, закончил я наш разговор.

Мягко подхватив пытающуюся возражать супругу под локоток, я проводил ее до спальни и закрыл за ней двери, после чего, уже не скрывая охватившего меня волнения, пулей метнулся назад.

Подлетев к секретеру, я резко выдвинул нижний ящик. В свете газовых ламп сверкнул начищенный металл Colt-a Navy. Его я специально заказал себе у Рихтера, на всякий пожарный. Схватив «кольт», я почувствовал в руке его холодную тяжесть и почти успокоился. Что бы там ни говорили про умение пользоваться оружием, однако само его наличие дает как минимум плюс десять пунктов к уверенности. Быстро перепроверив, заряжен ли револьвер, я защелкнул барабан и сунул в карман десяток патронов.

Относительную тишину зимнего утра разорвал сухой выстрел, громким эхом отдавшийся от дворцовых коридоров. Я вздрогнул. За первым выстрелом тут же последовали, почти сливающиеся в один, еще три или четыре… Быстро выхватив из шкафа и накинув на плечи мундир, я выскочил из спальни в примыкающий зал.

Дежурный наряд охраны расположился в полной боевой готовности. Укрывшись за предметами меблировки и наставив карабины на дверь, они настороженно вслушивались в шедшую за стенами перестрелку.

— Ваше Величество, вернитесь в спальню, — раздался голос часового, как только я появился в дверях. — Не подвергайте себя опасности. — Не убирая направленный на дверь короткий карабин, он мельком глянул на меня.

— Что происходит, Андрей? — вспомнил я имя одного из своих охранников.

— Мы не знаем, поэтому готовимся к худшему. — За него ответил молчавший до этого начальник караула. — Согласно предписанию, вы должны пройти к себе. Не вынуждайте нас применять силу, Ваше Величество, — твердо закончил он, склонив голову в почтительном полупоклоне.

Я внимательно посмотрел на него. Весь внешний вид лейтенанта [1]демонстрировал многолетнюю боевую службу в не самых спокойных местах. Хотя других в мою новую охрану уже год как не набирали. За последнее время дворцовая служба превратилась из синекуры и «приятного ничегонеделания» в весьма серьезную организацию, набранную практически заново из опытных боевых офицеров и казаков. Я довольно сильно озаботился собственной безопасностью. Рихтер, накачанный до ушей моей литературой из будущего, за самые короткие сроки выдрессировал охрану так, что и мышь мимо не проскочит. Теперь мне предстояло проверить, чего стоят навыки, приобретенные в такие сжатые сроки. Причем, похоже, в самое ближайшее время. Будем надеяться, что раз мне на тренировки охранников даже смотреть было страшно, то и противника они сумеют удивить.

— Выслали кого-нибудь на разведку? — игнорируя последние слова, напряженно спросил я, надеясь узнать последние новости.

— Так точно, Ваше Величество, — отрапортовал немолодой лейтенант и не по-уставному вставил: — Весточку сейчас от него ожидаем. А вы идите все-таки к себе, Ваше Величество, — добавил он.

Я уже открыл было рот, чтобы сказать, что остаюсь здесь, как лейтенант кивнул головой одному из подчиненных. Вдвоем они аккуратно подхватили меня под локти и, игнорируя все мои протесты и взбрыкивания, как молитву повторяя «Согласно предписанию!», буквально внесли меня обратно в спальню.

Я попытался открыть дверь, но тщетно. Кто-то явно подпер ее спиной. Я зло пнул ее ногой. Дверь отреагировала очередным бодрым «Согласно предписанию!». Мне ничего не оставалось, как просто смириться с таким самоуправством охраны. Я прислушался и стал ждать развязки.

Медленно тянулись секунды, невыносимо натягивая нервы. Я опять услышал выстрелы, крики и лязг оружия. Вот во всю эту какофонию вплелся женский визг, перекрывший на миг все остальные звуки и плавно перешедший на ультразвук, выходящий за пределы слышимости человеческого уха. За единственной дверью, ведущей в караульную перед моей спальней, раздались шаги. Охрана ощутимо напряглась.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.