Око

Блюм Иван

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Око (Блюм Иван)

Блюм Иван

ОКО

Глава 1

Все началось с того, что я обнаружил за собой слежку.

Ну, вот вы и начали улыбаться, а улыбаться совершенно нечему. Когда обнаружите слежку за собой, то первое, что почувствуете, это холодок и трепетание в подреберье в районе так называемого солнечного сплетения. Потом у вас начнут потеть ладони рук. Это бывает от вегетососудистой дистонии, но это бывает и от страха. Не от того страха, от которого у человека отнимается речь и теряется способность двигаться, а того страха, когда человек не знает, что ему нужно предпринять.

Мне рассказывали один случай про ученика одного старого разведчика. Тот решил проверить своего ученика и сказал, что за ним будет слежка, а сам никого не послал за ним. Так вот, ученик нашел слежку и описал тех, кто за ним следил. Когда ему сказали, что за ним не было наблюдения, он не поверил и стал упорствовать в отстаивании своего мнения, да стал упорствовать так, что им занялись врачи, поставив диагноз — нервное потрясение или нервный срыв. Да, так ли это важно?

Учителю было жалко своего ученика, и он решил проверить, а были ли в тот день в службе наблюдения, описанные его учеником люди? Оказалось, что ученик случайно попал под наблюдение другой группы и блестяще выполнил поставленное ему задание.

Когда он пришел к своему ученику в больничную палату, то увидел молодого человека, внимательно рассматривающего мыльницу. Увидев учителя, ученик повернулся к нему и сказал:

— А я все-таки нашел сущность земного бытия, — и торжественно поднял вверх указательный палец.

Вот так пропал способный молодой человек, знаток иностранных языков, талант во всем, за что бы ни брался. И всего-то ничего, он обнаружил за собой наблюдение. Ладно, он специалист. А мы кто? А мы никто, мы простые обыватели и за нами никто не должен следить. А если за нами следят, то что-то изменилось в политике и властям потребовались кадры для ручного добывания щебня и щепы, которая летит, когда рубят лес, или кто-то нехороший решил доставить вам неприятности. А, может, жена ваша заказала вас частным детективам, чтобы те застукали тепленьким в объятиях горячей девочки, устроить по этому поводу скандал и отобрать ваши миллионы. А если вы не миллионер и живете на получаемые средства в обрез от получки до получки, да еще и не женаты, то сам факт наблюдения требует очень большого внимания к себе.

Дома я мысленно проверил всех моих родственников и знакомых до седьмого колена. Судимых нет. Шпионов, диссидентов, поэтов, бардов и алкоголиков нет. Нормальные российские граждане. Не бомжи, но и к среднему классу не относятся, хотя практически все с высшим или специальным образованием и в основном уважаемые люди. От уважения денег не прибавляется, а, следовательно, переход в другой класс, средний, невозможен.

Вот жизнь у нас, скажите, а? Хотели построить бесклассовое общество. Самый главный — гегемон. Нагегемонил порядком, надо бы его дубиной как следует отходить, да говорят, что ветеранов трогать нельзя, с уважением к ним нужно относиться. Пусть уж доживают свои дни, но следующим поколениям мы закажем построение классового общества.

Болтунов у нас так и не перевелось. Сделали революцию. Захапали все себе. Народу шиш на постном масле и сказки о том, что они сейчас нам будут повышать продолжительность жизни до девяноста лет, чтобы мы успели получить свои вклады, которые Сбербанк хапнул себе в прошлом веке, а рассчитываться не собирается, мол, я вам все долги прощаю.

Вот если бы за ними, за банкирами, да за олигархами разными, установить денное и нощное наблюдение, так народ наш жил бы не в пример лучше. И точно так же следить за чиновниками всех рангов, не исключая и тех, кто зачислен в неприкасаемые, так жизнь сразу бы стала такая же, как и у олигархов, может, уровнем пожиже, но уж без бедности.

Демократы считают высшей демократической ценностью неприкосновенность частной жизни. Если кто-то разделывает на кухонном столе тело своего соседа и вдруг заснят на видео без его на то разрешения, то эту видеозапись никто даже не удосужится приобщить в качестве свидетельства о совершенном преступлении. Мало ли чего хочется человеку делать у себя дома? Запись — не доказательство, а раз нет доказательств, то человек чист перед обществом аки агнец.

А если так подумать, то сколько тайн хранит в себе история, и мы никогда не сможем точно узнать, так ли это было, как преподносят нам историки. Хотя, историкам тоже веры особой нет. Вот, найдет он на раскопках какого-нибудь городища старую и разбитую ночную вазу какого-нибудь короля или хана. И по этой вазе определит, не сам, конечно, а с помощью биологоисториков, что у того, то есть у хана, было несварение желудка. Что ел он приправы, возбуждающие потенцию, типа виагры, и это означает, что у него были проблемы с потенцией. Поэтому, возможно, наследник его рожден от другого и получается, что родословная этих ханов пресеклась пятьсот лет назад, а на троне сидят совершенно другие люди.

Как всегда, на это сенсационное открытие наложат гриф "сов. секретно", материалы запакуют в папку с печатями, папку положат в коробку, коробку отнесут в огромное хранилище и положат на один из дальних стеллажей повыше, чтобы любопытные люди до них добрались как можно позже, если смогут вообще когда-либо добраться до этой папки.

Мало ли у нас секретов. При советской власти секретилось все. Без советской власти, так же, как и большевики, приоткрыли завесу секретности, а потом захлопнули все и корреспондентам стали талдычить о журналистской этике, о такте и тому подобное.

— Уважаемый Алексей Алексеевич, — внушали бородатому и растрепанному журналисту, похожему на Иисуса Христа, — сидели вы бы в своей школе и учили детишек, какого хрена вы полезли в журналистику? Что у нас, мало головной боли и без вас? Вы что думаете, мы не знаем, что чиновник NN ворует больше чиновника NNN? Да знаем мы все это, но ждем, когда они наворуются и станут честно исполнять свои государственные функции. Что вы все суете свой нос не туда, куда надо. Вон, пишите о коммунистах, чего вам только вздумается. Можете даже под кроватью у их лидера себе лежбище сделать, чтобы пикантный рассказец написать, а мы его опубликуем в два счета, суперобложку сделаем, гонорар такой дадим, что можно целый год не работать. А вот про нас писать не надо. Мы люди стеснительные и огласки не хотим. Не скромно это.

Что-то меня снова в политику потянуло. Как о чем ни начнешь говорить, так сразу в политику и попадаешь. Подходит тридцать первое число — несогласные идут на площадь требовать соблюдения Конституции, а власти им милицейскими дубинками по спинам горбатым:

— Марш отсюда, недовольные! Конституции пишут не для вас, а для гарантов, чтобы они знали, что гарантировать надо.

Возьмем спорт, к примеру. Какая тут политика — выше, быстрее, точнее и всего-то делов. Ан нет. На соревнования за государственные деньги выезжают чиновники всех рангов посмотреть на заграницу, а заодно и за спортсменов поболеть. Нахаляву-то чего не поехать? Для чиновников везде строят "Русские дома", где водки, икры, блинов, пельменей завались. Уже три желудка заполнено, а хочется еще вот этот пельменчик вилочкой подцепить, в горчичку обмакнуть и закусить им рюмочку водочки со слезинкой на рюмке.

Правда, спортсмены наши, как всегда все продуют, потому что деньги государственные вкладываются не туда, куда надо. Вообще, все, за что ни возьмись, делается через жопу. То, на что у капиталистов уходит три миллиарда долларов, у нас это же делается за тридцать миллиардов долларов. Куда деваются двадцать семь миллиардов долларов? Вот тут бы и посмотреть за жуками, как они пилят пирог с государственными деньгами.

Глава 2

Мои догадки о том, что за мной ведут наблюдение, стали превращаться в реальность.

Прочитав массу детективов, я научился безошибочно выявлять тех, кто следит за мной. Это делается очень просто. Даже не просто, а элементарно. Например, заходите за угол дома, приостанавливаетесь на несколько секунд, разворачиваетесь и выходите из-за угла, как ни в чем не бывало. И внимательно следите за людьми, которые идут вам навстречу, то есть те, кто шел за вами. Люди начнут шарахаться от вас. Понятно, боятся, что вы их заметили.

Алфавит

Похожие книги

Без серии

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.