Горячие сердца

Либер Вивиан

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Горячие сердца (Либер Вивиан)

Глава первая

Для Мими Пикфорд это был второй и последний шанс.

Неважно, что упрямец не желает открывать. Ее так просто не остановишь.

— Мистер Сент-Джеймс, — позвала она, снова стуча в дверь.

Мими стояла на крыльце двухэтажного кирпичного дома, расположенного на самой окраине города.

— Гибсон Сент-Джеймс, не уделите ли вы мне минутку? Меня прислал шеф.

Точно. Эта фраза должна подействовать.

Услышав имя шефа, он поймет, что она не страховой агент, не составитель опросов общественного мнения и не репортер. Шеф предупреждал, что последние донимают Гибсона особенно часто.

Гибсон Сент-Джеймс был героем, настоящим героем, возможно — единственным в крохотном городке Грейс-Бей штата Висконсин. Мими знала об этом, так же как и все остальные жители.

Родившись в Грейс-Бей, Сент-Джеймс уехал в Чикаго, чтобы учиться на пожарного, и вернулся совсем недавно, объяснив, что устал от шумной жизни большого города. Следуя семейной традиции Сент-Джеймсов, он устроился в ту самую пожарную часть, где до него служили его отец и дед. Портреты и фотографии его предков украшали стены в здании городского муниципалитета.

В ночь, когда случился тот страшный пожар, Мими, как и все посетители ресторана, не отводила глаз от экрана телевизора. Все местные каналы прервали свои передачи, чтобы подробно показать происходившее.

Гибсону Сент-Джеймсу удалось спуститься с четвертого этажа с младенцем на руках. Его отважный поступок был запечатлен телекамерой.

Шлем пожарного скатился на землю, обнажив влажную от пота, покрытую пеплом светловолосую голову и открыв измазанное сажей уверенное лицо. Гибсон бережно прижимал к себе мальчика, которого уже считали погибшим. Вот он расстегнул свой плащ, чтобы достать ребенка, и в следующий миг здание у него за спиной зашаталось и рухнуло.

Снимок, сделанный фотографом «Милуоки хэралд», затем появился на развороте журнала «Тайм», посвященного американским героям. А губернатор штата даже устроил часовую пресс-конференцию, чтобы выразить восхищение отважными действиями пожарных Грейс-Бей.

К полночи огонь был побежден, и голодные пожарники и их добровольные помощники собрались в ресторане «У Бориса».

Они не думали о геройских поступках. Они думали о своих пустых желудках.

Пока Борис колдовал у гриля, Мими быстро обслуживала клиентов, разливая кофе и одаривая каждого улыбкой.

Украдкой Мими высматривала Гибсона, не зная, что его отвезли в местную клинику с целым перечнем травм — вывихом плеча, переломом ребер, повреждением легких и бедра и растяжением запястья. Было просто удивительно, что ему удалось самостоятельно выбраться из здания.

Тем большим чудом казалось спасение ребенка.

Но для Мими настоящее чудо заключалось сейчас в другом: заставить шефа пожарных поверить, что в один прекрасный день она окажется не хуже Гибсона.

В то утро шеф, казалось, был совсем не расположен обсуждать перспективы ее будущей карьеры: Гибсон был единственным, кто занимал его мысли. Любимец Грейс-Бей провел в больнице всего неделю, после чего выписался, несмотря на протесты и предписания врачей. И заявил о том, что домой доберется сам, ему не нужна ничья помощь.

Гарри Редмонд, владелец и водитель единственного в городе такси, бросил на стол шефа заявление Гибсона об уходе. Сам же усталый и израненный герой остался ждать снаружи.

— Я не приму заявление! — возмутился шеф.

Но Гарри заявил, что Гибсон обещал ему десять долларов чаевых, если он найдет способ вручить заявление.

— Я знаю, на что оно сгодится. — И шеф тут же добродушно продемонстрировал бумажный самолетик, сделанный из заявления Гибсона.

Самолетик пролетел у Мими над головой. Казалось, шеф не замечает девушку, и она покраснела от унижения. Наконец он все же перешел к делу.

— Ты завалила экзамен — прямо сказал он, закидывая ноги на стол. — Как и любая другая женщина на твоем месте. Не каждый мужчина справится с таким испытанием. Но в этом суть профессии пожарного. Я сам разработал тест, чтобы проверить наличие необходимых для этой работы качеств. Не вижу ничего зазорного в том, что женщине его не пройти.

— Но ведь женщины-пожарные есть повсюду.

Шеф поднял ладонь, призывая к молчанию.

— Я искренне верю в женское равноправие и все в этом духе, — заверил он.

Ну конечно, подумала Мими.

— И в большом городе пожарная часть наверняка может позволить себе принять в штат несколько женщин, без резкого ухудшения качества работы. Возможно, в этом даже есть свои преимущества.

Однако, судя по тону, каким он это произнес, было ясно: попроси она его назвать хотя бы одно, он будет разъярен и ответа она вовсе не дождется.

— Здесь у нас, в Грейс-Бей, дежурят пять ребят в одну смену. А территория не маленькая. Я не могу взять в команду человека, не способного подняться по лестнице с двухсотфунтовым грузом на плечах или удержать в руках шланг с водой. Парень ты или девушка — требования едины для всех. Я ни для кого не делаю скидок.

— Но мне так хочется у вас работать!

Слова вырвались против воли, хотя очень искренне. Борис был прекрасным начальником, его ресторан — замечательным местом. Мими работала здесь уже так давно, что знала всех посетителей в лицо. И чаевых ей хватало, чтобы существовать без особых хлопот.

Именно в этом и было дело.

Она всего лишь существовала. Без особых хлопот.

Любая девушка ее возраста — а ей было двадцать пять — давно бы нашла способ изменить свою жизнь, уехать в большой город, чего-то добиться.

Милуоки, Сент-Пол, Миннеаполис, даже до Чикаго не так уж далеко. Но бабушка Нона, вырастившая ее, была нездорова, она не могла обслуживать себя, а дом для престарелых казался ей смертным приговором. Поэтому Мими и не могла никуда уехать.

И все же ей хотелось от жизни большего, ей наскучило ежедневное разливание кофе и обслуживание посетителей в единственном городском ресторане.

Объявление о найме пожарных, появившееся в «Грейс-Бей кроникл», ее заинтриговало. Даже самой себе она не признавалась, что немалую роль в пробуждении ее интереса сыграл героический поступок пожарного, встретить которого ей так и не довелось.

— Я знаю, что тебе нужна эта работа, — сказал шеф, резким движением выдернул из выдвижного ящика бумажный носовой платок и протянул его Мими, но та замотала головой, подавляя слезы, грозившие усугубить и без того позорное поражение. На испытаниях требовалось поднимать тяжести, пробежаться с наполненным водой шлангом, проползти на четвереньках по горизонтальной лестнице. А кроме того, всевозможные подтягивания, отжимания и прочее в том же духе. И все это на время.

Она пробежала кросс так медленно, что из сострадания шеф спрятал секундомер, дабы не подчеркивать всю сокрушительность ее провала.

Она единственная проходила испытания и единственная потерпела неудачу. Хотя с письменной частью Мими вполне справилась.

— Послушай, Мими, я всегда питал к тебе теплые чувства, потому что ты стараешься положить мне кусок торта побольше, когда я захожу к Борису. Особенно с лимонным кремом.

— Я испеку специально для вас огромный, с лимонным кремом, только позвольте мне пересдать практический экзамен.

— Соблазн велик, но у меня есть для тебя кое-что посложнее, — ответил он, поглаживая подбородок. — Чуть-чуть потруднее, чем испечь торт.

И он дал Мими поручение.

Она справится с ним. Она просто не может не справиться.

Новый стук в дверь, на этот раз посильнее.

— Мистер Сент-Джеймс, мне нужно поговорить с вами!

Молчание.

— Мистер Сент-Джеймс, я знаю, что вы там, и если вы не откроете, я вышибу дверь.

Разумеется, у нее не было намерения выполнять эту угрозу, однако изнутри послышался раздраженный голос:

— Входите!

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.