Кремлевский сыщик

Соболев Сергей Викторович

Серия: Спецназ. Группа Антитеррор [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Кремлевский сыщик (Соболев Сергей) Ночь на 31 октября, ближнее Подмосковье

Праздничную иллюминацию в «Усадьбе Майендорф» выключили в половине второго ночи. Неоготический замок, подсвеченный лишь светильниками дежурного освещения, выглядел в эти минуты не столько величественным, роскошным строением, сколько мрачноватой декорацией к какому-нибудь историческому костюмированному фильму.

Погода стояла тихая, безветренная. Довольно прохладно, ночь безлунная, небо еще со вчерашнего утра заволочено хмарью. От речки Самынки, от ближнего пруда понизу, образуя плотную кисейную пелену, тянулись полосы тумана.

Старший менеджер, представитель фирмы, отвечающей за организацию мероприятия, сказал Анне, когда та поинтересовалась, кто дал команду «потушить огни», что сделано это по прямому распоряжению Дмитрия Мельникова, виновника нынешнего торжества...

Большая часть приглашенных на праздничное мероприятие гостей, включая родных и близких Мельникова, покинула усадьбу около десяти вечера. Столики для гостей были накрыты как в самом замке – в большом каминном зале на первом этаже, – так и в шатре с двумя арочными проходами, орнаментированном, изукрашенном символикой времен Древнего Рима. Музыканты, актеры и некоторые из привлеченных к устройству праздника сотрудников из числа обслуживающего персонала (приглашенные либо нанятые компанией, арендовавшей усадьбу на весь нынешний уик-энд) в основном тоже разъехались или же были развезены по домам – фирма-устроитель позаботилась и о транспорте.

К половине третьего сотрудники техперсонала, действующие дружно, слаженно, со знанием дела, полностью разобрали временные конструкции и декорации. И пышный золотисто-белый шатер, и «цирк», и фрагменты колоннад, а также иные завезенные днем ранее в усадьбу предметы и приспособления к этому времени уже были в основном размонтированы, сложены в ящики и контейнеры, а затем и погружены на три большегрузных транспорта. Водителям грузовиков еще предстоит доставить весь этот реквизит обратно на склады в Москве и области. Благо по ночам на ближней трассе, на знаменитом Рублево-Успенском шоссе, не бывает заторов и пробок.

Огни теперь, если не считать дежурного освещения, горят лишь в узких окнах флигеля замка Майендорф. Оттуда, с той стороны, временами доносятся обрывки музыки, взрывы хохота и нетрезвые голоса молодых людей. Тех счастливчиков, тех избранных, кто остался по приглашению именинника, чтобы отметить праздничную дату как следует, чтобы гулять до утра уже в компании своих. Теперь, когда старшие ВИПы разъехались, настало время веселиться и зажигать на полную катушку.

Во внутреннем дворе, там, куда нет доступа даже охранникам, раздался громкий хлопок. Затем еще один... И еще! Похоже, резвящаяся там молодежь взрывает петарды...

Вербинина выбралась из салона «Бентли». Подошла к двум мужчинам в темных куртках – это бодигарды Мельникова-младшего. Они расположились ближе к правому торцу замка; один из них курит, держа сигарету «по-пионерски» в кулаке. Чуть дальше от них стоит серебристо-серый Bentley Continental GT Diamond Series. Ручная сборка, эксклюзивный заказ; стоимость этого авто составляет примерно сто пятьдесят тысяч фунтов. Точно такой же полуспортивный кар класса «люкс», как тот, на котором в усадьбу приехали Анна Вербинина и ее подопечный со своим знакомым. Один в один.

Этот новенький «Бентли» подарила виновнику торжества его girlfriend, девушка из приличной семьи. Откуда Ларе Алексахиной было знать, что лучший друг Мельникова приедет на торжество на точно таком же – одного цвета и даже с одинаково отделанным салоном – Bentley Continental GT...

«Вот же гаденыш, – подумала про себя в очередной раз Вербинина. – Подпортил людям праздник! С другой стороны, и сам молодой юбиляр, и его гости ведут себя не лучшим образом. Думают, что им все можно, что они – небожители. Одного поля ягодки...»

– Что-то расшалилась наша молодежь, – негромко сказала Анна. – Петарды, насколько помнится, были под запретом, не так ли?

– Ребята из ФСО могут сделать предъяву, – заметил один из охранников. – Но это проблемы не наши, а устроителя.

– Откуда, кстати, взялись эти петарды? Где они их раздобыли?

– После «спектакля», наверное, остались, – сказал второй охранник. – Или же кто-то из гостей привез. Из тех, кого не осматривали на въезде.

– Может, стоит сходить кому-нибудь туда? И попросить, чтобы не использовали пиротехнику? А заодно и посмотреть, что там у них происходит и все ли там в порядке?

– Ну так и сходи... если ты такая умная и смелая.

– Боитесь попасть под горячую руку?

– А вот это не твое дело! Ты лучше за своим мальчиком присматривай, Вербинина! Их там всего-то девять душ осталось... Но твой подопечный самый шумливый и беспокойный!

– Анна, тебе мало сегодняшней стычки с твоим телом? – Второй охранник, сделав глубокую затяжку, бросил окурок в высокую круглую урну. – Хочешь нарваться на серьезные неприятности?

– Да какая там стычка... – Анна застегнула плащ и подняла воротник (ночь выдалась по-осеннему прохладной). – Я всего лишь стащила его с лошади. Для его же пользы, чтобы не навернулся и не сломал себе чего-нибудь. Ну, вы же все видели сами...

– Поэтому и говорю – ты нарываешься. Хотя... это твои дела, не наши.

– Молодой хозяин распорядился, чтобы их компанию не тревожили, – после паузы сказал второй секьюрити. – И не заходили за эту линию. – Он кивнул в сторону тянущейся от «Бентли» до ближайшего с этой стороны к замку паркового дерева ленты. – Лично я не собираюсь нарушать приказ хозяина.

– Вы сказали, что их там девять осталось? – Анна посмотрела на старшего секьюрити. – Я не ослышалась?

– Ну да, девять. А чего ты так удивляешься?

– По моим подсчетам там... да, там, во флигеле, сейчасдесять челов, а не девять.

– Ерунду говоришь, – недовольно произнес второй охранник. – Не десять, а девять. Все сосчитаны, и все наперечет.

– Откуда сведения, если вы сами боитесь переступить за эту линию?

– От старшего менеджера. – Охранник кивнул в сторону парадного входа. – Можешь сходить сама и спросить у него. А еще двое официантов и стюарт так сказали. Те, что обслуживали наших ВИПов во флигеле...

– До того, как те их выперли оттуда?

– Ну да. Так вот, я спрашивал у них. Говорят, девять человек там осталось. Включая молодого хозяина и твоего клиента.

«Почему девять? – удивленно подумала Вербинина. – Как так – девять? А куда подевался десятый? Уехал? Когда? Кто именно из их компании уехал?»

– Я тут где-то с час назад отлучалась ненадолго... на пару минут. Может, чего пропустила?

– В смысле?

– Кто-нибудь из гостей уехал? Я имею в виду, после трех ночи.

– С чего ты взяла? Все на месте... Никто никуда не отъезжал.

– Странно...

Вербинина достала из чехольчика на брючном поясе легкую компактную «Моторолу». Рацию эту ей выдали на ближнем КПП, расположенном у въезда в усадьбу. Точно такие же «уоки-токи» раздали всем бодигардам прибывших на торжество в «Усадьбу Майендорф» ВИПов.

Анна отошла чуть в сторону, переместившись ближе к стоящему у торца здания «Бентли», от которого к одному из парковых деревьев тянулась «заградительная лента». До КПП отсюда всего метров двести. Можно было бы прогуляться до «сторожки», но ей не хотелось покидать площадку перед зданием. Да и не положено отлучаться...

Поднесла настроенную на дежурную волну рацию к губам.

– Пост охраны «Майендорф», ответьте на вызов!

– На связи, – отозвалась рация мужским голосом. – Кто вызывает?

– Это Вербинина, бодигард господина...

– Знаю! – перебил голос в рации. – Что-нибудь случилось?

– Нет... То есть я хотела получить у вас информацию...

Послышалось громкое пиликанье сотового.

– Минутку! – сказала Анна. – Одну минуту!

Она вытащила из кармашка «Верту», раскрыла. На экране высветилась надпись BOSS.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.