Денис Котик и Замок Хитрецов

Зорич Александр

Серия: Денис Котик [4]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Денис Котик и Замок Хитрецов (Зорич Александр)

Александр Зорич

Сергей Челяев

Денис Котик и Замок Хитрецов

ИСТОРИЯ НАЧАЛЬНАЯ, В КОТОРОЙ ЛИЦЕЙ ОЖИДАЕТ ГОСТЕЙ

Сварливая сорока испуганно вспорхнула на верхушку зеленой ели и сердито застрекотала. К ней немедленно присоединились ее многочисленные подружки-белобоки, и очень скоро все лесные окрестности огласил дружный сорочий хор. Человек в синей походной одежде с откинутым капюшоном досадливо чертыхнулся, покачал головой и, уже не таясь, вышел на неприметную лесную тропу.

Позади свинцовой тяжестью серело необозримое море. Сегодня уже с утра была непогода, и маленький стройный парусник здорово качало на прибрежных волнах. Прибой старался вовсю: он настойчиво бил в прибрежный песок и шипел, словно гигантский дракон-змееглав, так что слышно было далеко. Берега были все в пене, грязной и ноздреватой, усеянной мелким сором и старым измочаленным плавником.

Оробевшее солнце успевало лишь на минутку выглянуть из-за обрывков лохматых тяжелых туч и тут же скрывалось вновь за рваными портьерами облаков. Вдобавок начал накрапывать нудный, совсем уж не летний дождик. А месяц август, благодатный и щедрый в этих краях, только-только еще продвигался к своей середине.

Человек в походной одежде опустил глаза, коснулся ладонью сомкнутых губ и беззвучно прошептал несколько слов.

В скором времени на лесной тропе появились новые люди. Целый отряд в синих и черных плащах приблизился к дозорному. Высокий седобородый мужчина, по виду и осанке явный предводитель, откинул со лба глубокий капюшон и тускло усмехнулся.

– Плохой из тебя следопыт, Олаф! Я же давно вас предупреждал: в здешних краях даже птицы настороже. Поскольку тут бывают люди. Это не то, что наша северная глушь, где боровая дичь непуганая испокон веку.

– Они в сговоре с волшебниками... – угрюмо пробормотал Олаф, отводя недовольный взгляд. – Лесные птицы в этих краях, должно быть, тоже служат хитрым чародеям с Буяна, мастер Алоиз.

– Вряд ли, – покачал головой седобородый. – Хотя воспитаннику Академии Магисториум, да еще к тому же второго года обучения, следует учитывать и такую возможность. Ты что, воспитанник, совсем уже позабыл о возможностях зеленой вуали, к примеру?

– Я не забыл, – еще тише ответил Олаф. – Заклинание было мной прочитано без ошибок. Но вот только...

– Что же? – с нажимом переспросил предводитель.

– Словом, оно не подействовало... – опустил голову воспитанник. – Но я все сделал правильно, мастер Алоиз, клянусь!

– Не сомневаюсь, – кивнул седобородый. – Ты все сделал правильно, Олаф. Но – за исключением одного. Всего лишь маленькой детали. А она, тем не менее, вполне может оказаться величиной с очень большую беду.

Его глаза медленно расширились, ноздри – тоже, точно седобородый вбирал сейчас носом влажные запахи августовского леса, как заправская гончая на охоте.

– Ты не учел того, что, высадившись на земли острова Буяна, сразу же вторгся во владения чужой и неизвестной магии, – произнес мастер Алоиз свистящим шепотом. Точно здесь, в лесу, погруженном в шорохи задумчивого дождя, его мог кто-то услышать. – А ей могут быть подвластны даже звери и птицы. Или, например, деревья и травы. Тем паче – у этих... славян.

– Что же делать?.. – виновато развел руками воспитанник.

– Слушать, – наставительно произнес мастер Алоиз. – Всегда слушать, и, прежде всего, чуждую магию. Как ты обыкновенно слушаешь голоса зверей и птиц, шелест волн или даже дуновение ветра.

– Как же ее услышать-то? – усмехнулся маленький белобрысый паренек, приятельски подмигнув товарищу.

Однако Олаф только обиженно шмыгнул носом и отвернулся, не удостоив белобрысого воспитанника ответом.

– Сердцем, – сурово произнес Алоиз. – Сердцем и душой. Поскольку тут никакие уши не помогут, даже такие неприметные, как твои, Леонард. Именно слушать и понимать, в том числе, мы вас и учим в замке.

Несмотря на явную странность последних слов мастера об ушах воспитанника, взрослые члены отряда согласно закивали и обменялись понимающими взглядами.

Леонард же при упоминании его имени почтительно поклонился и отступил, спрятавшись за спины более рослых воспитанников. Никто не заметил мелькнувшей в его глазах мгновенной искорки злости и досады.

Кроме, быть может, только самого мастера Алоиза, от которого никогда не могли укрыться любые, даже малейшие перемены в настроениях его воспитанников. Не случайно мастер Алоиз носил звание высокого декана Магисториума!

Наравне с ним в замке был только один высокий декан – волшебник Игнациус. А выше – только сиятельный ректор-Магистр.

Но ректора Магисториума в глухих северных краях – Лесном Норде никто не видел уже много лет. И даже из числа мастеров-преподавателей Академии мало кто был полностью уверен в том, что тот и по сей день, по-прежнему пребывает в чертогах цитадели замка, Тревожной Башни. В башню не допускался ни один воспитанник, покуда не наступал день Посвящения.

Тогда воспитанник уходил в Тревожную башню, где должен был пройти целый ряд испытаний, что-то навроде выпускных экзаменов. Все же Магисториум был Академией, к тому же и высшей, а, следовательно, подчинялся всем законам высших учебных заведений Лесного Норда.

Вот только контрольные и лабораторные работы тут были такие, что и не приснились бы обыкновенному учителю простой общеобразовательной школы или даже образцовой гимназии в его самом странном и удивительном сне.

– Что ж, будем считать, что урок практической осторожности воспитанник Олаф покуда не выдержал, – усмехнулся преподаватель Рюкер. Но его усмешка напоминала оскал ощерившегося волка – хищная и не сулящая окружающим ничего хорошего.

Воспитанник Кристиан слегка поежился, хотя речь сейчас шла совсем не о нем. Он знал: это может случиться в любую минуту, и воспитаннику академии Лесного Норда следует всегда быть начеку.

Его приятель Густав, напротив, кажется, готов был вызваться сам. Он смело смотрел прямо в глаза мастеру Алоизу, норовя поймать взгляд высокого декана.

– Прикажете продолжить путь, господин декан? – осведомился Рюкер.

– Пожалуй, – кивнул мастер Алоиз. – Пусть нас теперь ведет...

Он пробежал придирчивым, колючим взглядом по лицам пятерых воспитанников. На мгновение Алоиз задержал глаза на Густаве, после чего слегка нахмурился и прищелкнул языком.

– Нас поведет воспитанник Арвид, – торжественно заключил он. – И помни, юноша: к обители чародеев далеко не всегда ведет самая короткая тропинка в лесу. Чаще всего бывает наоборот.

Арвид, широкоплечий, высокий парень, хорошо развитый физически, с открытым и честным лицом, почтительно кивнул.

Затем он быстро прошел по тропе полсотни шагов вперед, обернулся и помахал своим наставникам и товарищам. После чего углубился в густую зелень лесной чащи.

С плотно утоптанной дорожки, что весело петляла меж деревьев, он, однако, не свернул.

Уже с самого утра Берендей Кузьмич хмурился, что, вообще говоря, совсем не было ему свойственно. Обычно улыбчивый и любящий хорошую шутку, сегодня главный волшебник Лицея просто не находил себе места.

И дело было даже не в том, что Лицей не успел приготовиться к приезду северных гостей. Чародеи и мастера из всех посадов еще с вечера доложили Берендею о полной готовности и абсолютном порядке, наведенном в жилых комнатах, мастерских, классных избах и теремах для гостей.

Сейчас Лицей чародейства и волшебства буквально блестел изнутри и снаружи, а это было нелегко, учитывая беспокойный, а зачастую и просто чудаческий нрав здешних преподавателей и учеников. Только в Аптечкином посаде всегда царил абсолютный порядок, потому что иначе и нельзя было – уж больно серьезные и даже зачастую опасные для жизни химические вещества и препараты хранились там за семью замками. И подальше от посторонних глаз.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.