Заложник должен молчать

Гончар Анатолий Михайлович

Серия: Спецназ. Офицеры [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Заложник должен молчать (Гончар Анатолий)

Пролог

Эта командировка началась для Ефимова весьма неожиданно. И даже в какой-то мере приятно (если, конечно, можно назвать приятным отъезд на очередную войну). Ведь на этот раз не было нудных, бесконечно повторяющихся тренировок боевого слаживания. Так что в данном вопросе Сергею, можно сказать, повезло, его просто вызвали в штаб и без обиняков предложили:

– В Чечне должность командира группы – вакант. Едешь? – Командир бригады, как всегда, оказался прямолинеен.

Ефимову можно было посетовать на то, что, в конце концов, он по должности заместитель, а не командир группы, и отказаться, но он, почти не раздумывая, согласился. Не то чтобы Сергей снова рвался на войну, нет, на этот раз действительно нет. На какое-то время его страсть к приключениям слегка остыла, а совесть казалась умиротворенной от осознания выполненного еще в предыдущую командировку. Но все же и отказаться не смог, так как хорошо знал, что на данный момент в части наблюдалась хроническая нехватка групперов. Одни были в командировке, другие готовились к ней, третьи находились в отпуске после нее. Не поехать и тем самым подставить кого-либо из офицеров, которого в таком случае непременно отзовут из отпуска, Ефимов считал неправильным.

– Да, товарищ полковник, еду, – озвучил свое решение Сергей.

– Тогда пять часов на сборы, – тут же расплылся в одобряющей улыбке полковник Шогинов.

Сказать, что Ефимов оказался удивлен такой поспешностью, значит, не сказать ничего.

– С тобой едет старший лейтенант Котов и трое контрактников. – Комбриг словно не заметил удивления, написанного на лице Сергея. – Времени у тебя немного, так что можешь отправляться к себе… – Шогинов чуть было не сказал домой, но, вспомнив, что Ефимов живет в общежитии, сдержался. Назвать домом офицерскую общагу язык не повернулся даже у него. – В девять ноль-ноль сбор у автопарка. Все понял?

– Так точно, – довольно небрежно отозвался Сергей, так как в мыслях уже укладывал вещи.

– Тогда ступай, – разрешил Шогинов.

– Есть! – ответил слегка ошарашенный темпом происходящего Ефимов и, неловко развернувшись, поспешил покинуть кабинет бригадира. Тот посмотрел ему вслед и невесело усмехнулся. Боевики активизировали свою деятельность, отряд нес одну потерю за другой, и сколько еще таких сборных команд пополнения предстояло отправить до осени – не знал никто. Оставалось только надеяться и верить в лучшее. Дождавшись, когда дверь за старшим прапорщиком закроется, Шогинов открыл один из ящиков стола и с задумчивым видом вытащил оттуда книгу Волкова «Волшебник Изумрудного города».

– Я уезжаю в командировку, – прямо с порога заявил Сергей.

– Опять? – Супруга Ефимова сделала шаг назад и опустилась на стоявшую за спиной кровать.

– Олесь, я… – Он виновато пожал плечами и, чтобы избежать взгляда жены, нагнулся и начал расшнуровывать запыленные берцы.

– Пап… – появилась из соседней комнаты недовольно хмурившаяся дочь Ефимова Юля.

– Да, я, – не отрывая взгляда от пола, отозвался Сергей и внутренне сжался – чувство вины перед женой и детьми стало заползать в его и без того мятущееся сознание.

– Пап, у нас каникулы. Мы же к бабушке собирались! – обиженно напомнила Юля.

– Так и поедете, – постарался придать голосу нарочитую небрежность Сергей, но подступивший к горлу ком не дал добавить «без меня».

– А что, по-другому никак нельзя? – без особой надежды поинтересовалась Олеся у супруга, закончившего наконец возиться с обувью.

– Мне предложили, я… – беспомощно развел руками Сергей. – Откажусь – кого-то из отпуска выдернут или дурака какого пошлют… Меня комбриг вызывал…

– Так и скажи: сам напросился! – Олеся вздохнула и подумала: «Тоже ведь сказал – дурака, вот ты тот дурак и есть», но вслух произнесла другое: – Если бы не захотел ехать, то и не поехал бы.

– Как я мог отказаться? Другие что подумали бы? Что… – предприняв попытку оправдаться, Сергей тем не менее понял, что городит чушь, и замолчал.

– Тебе уж точно никто и слова не сказал бы! – качнула головой Олеся и уже совсем тихо добавила: – Сереж, ну куда ж ты все лезешь, а? – В глазах у нее заблестели слезы.

– Олесь… я… ты же знаешь, я аккуратно, как всегда…

– Пап, – напомнила о своем присутствии дочь, строго насупив брови, – обещай…

– Обещаю! – безропотно согласился Сергей.

– …что вот съездишь в этот раз и больше никуда никогда не поедешь. Обещаешь?

– Обещаю, никуда и никогда. Это крайняя командировка.

– Смотри! – Девочка сжала губы.

В этот момент входная дверь распахнулась, и в помещение ворвался разгоряченный ходьбой Коля – сын Ефимовых.

– А что у вас тут стряслось? – По выражениям лиц он сразу заметил, что в семье что-то произошло.

– Наш папа в командировку собрался! – Похоже, Олеся все еще тешила себя надеждой, что эта поездка не состоится.

– Пап, – губы сына дрогнули, – ну зачем?

– Да я не сам, меня вызвали, предложили…

– Пап, откажись, а? – Ефимов-младший бросил пакет, с которым ходил в магазин, на пол. – Или совсем никак?

– Я же уже согласился… – виновато развел руками Сергей и почувствовал, как появившийся в душе ком начал подступать к самому горлу.

– Пусть едет… – опустошенно махнула рукой Олеся.

– Папа мне обещал, что это в крайний раз! – гордо объявила Юля.

– Когда? – Коля нагнулся и подобрал брошенный пакет.

– Сегодня, – ответил Сергей и по тому, как застыли лица окружающих, понял, что к такому повороту не был готов никто…

Сборы прошли, как обычно, в тоскливом молчании. Все понимали – одно лишнее слово может вызвать поток неконтролируемых слез и еще больших переживаний. Если и говорили, то по большей части о ничего не значащих вещах.

Вечер наступил быстро…

Когда Сергей подошел к парку, «пазик» уже стоял возле курилки в ожидании пассажиров. Контрачи курили, Котова еще не было. Водитель «пазика», увидев бредущего по аллее Ефимова, спрыгнул на асфальт и пошел ему навстречу.

– Это ты, что ли, уезжаешь? – спросил он вместо приветствия. – А то мне сказали прапорщик, а кто…

– Здорово, Володь! – Ефимов перебросил сумку в левую руку и улыбнулся. – Да, я, я.

– О блин! – с ошеломленным видом протянул ему руку водитель. Рукопожатие его шершавой ладони было крепким. – А помоложе никого не нашлось?

– Да мне, вообще-то, едва-едва восемнадцать стукнуло! – широко улыбнулся Сергей.

– А мне тогда – двадцать. – Водитель, который был старше Ефимова лет на восемь, тоже улыбнулся, затем улыбка сползла с его лица, и он, уже став совершенно серьезным, покосившись на висевший за плечами Сергея рюкзак, полюбопытствовал: – Не надоело?

– Все, крайний раз. – Ефимов почувствовал, как в душе вновь нарастает жгучая боль расставания, и, увидев появившуюся на лице водителя тень сомнения, пояснил: – Я дочке пообещал.

– Да блин, – непонятно покачал головой Владимир, хотел что-то добавить, но, увидев бегущего в их сторону майора Ивлева, удивленно приподнял брови и решил не продолжать.

– Уф, думал, не успею, – Ивлев выглядел слегка запыхавшимся, – от самого общежития летел. И ты ничего не сказал! – упрекнул он отчего-то вновь заулыбавшегося Сергея.

– Леш, ей-богу, у меня времени с гулькин нос было. Да если бы и было, мне что, бегать по всем и звенеть: «Меня в армию забирают»?

– Ладно, Серег, хрен с тобой, извинение принято. – Майор хитро улыбнулся: – Ты лучше скажи: у тебя мелочь есть?

Сергей удивленно вытаращился на Ивлева, но тем не менее, ничего не сказав, полез проверять собственные карманы и, обнаружив там потрепанную десятку, протянул ее Ивлеву:

– А тебе зачем?

– Да вот… – Майор вытащил из пакета, который держал в руках, нож. – Ножи не дарят, так что, давай, расплачивайся…

Сергей глянул и невольно хмыкнул – насколько он знал, нож этот обошелся Алексею в весьма кругленькую сумму, – но отказываться не стал.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.