Предназначенная поездка (сборник)

Воронова Надежда

Жанр: Современная проза  Проза    2007 год   Автор: Воронова Надежда   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Предназначенная поездка (сборник) (Воронова Надежда)

Без телевизора

И вот я осталась одна. Без телевизора. И это – накануне Нового года!

На улице то снег, то дождь, мрачно, скользко. Обидно лишаться «окна в мир», которое досталось мне почти новым, всего лет пять тому назад… И хотя телевизор чаще показывал катастрофы, убийства, политические дрязги, но иногда было приятно с его помощью провести вечерок в какой-нибудь экзотической стране, посмотреть на «красивую» жизнь; в другой раз окунуться в «науку и жизнь» – послушать умные речи, – вроде и не одна…

Целую неделю я с переменным успехом пыталась реанимировать своего «приятеля», тратя время и деньги. А сегодня что-то перегорело не только в телевизоре, но и во мне. Я больше не желаю его видеть! Не нужен он мне! Совсем!

Может быть моему ангелу-хранителю видней. Может быть пришло время заглянуть в себя, поразмышлять, вспомнить свои поездки, и… написать о них.

Приехал брат и забрал «пожирателя времени». На запчасти. Оставил от него лишь деревянный корпус. Можно будет сделать полку для книг.

Орехово-2

«Почему, два?» – спрашивают меня. Это связано с очень занятной историей! И для нас с Тамарой раньше было только одно Орехово – справа от железной дороги, где озёра, одно другого красивее. Там и глаза порадовать можно, и искупаться, полакомиться черникой, и грибов для супчика набрать.

Орехово-2 – по другую сторону дороги. И совсем другая картина! Озёр здесь нет. Почти сразу начинаются холмы, тропа через смешанный лес ведёт в гору. Здесь много грибов. А однажды мы с подругой нашли укромный черничник. Далековато, правда, километров за восемь от станции, но ягода там была дивная: крупная, сладкая.

И вот на следующий год, в одно не очень солнечное утро, мы поехали в Орехово и решили: если погода разгуляется – пойдем купаться, если нет, – навестим свой «заповедный уголок».

Вышли из электрички. Было похоже, что день останется пасмурным и ветреным. Мы свернули налево…

Не без труда, со «стонами» и «охами» забрались на ближайшую горушку, присели отдохнуть. Но раз решили, – надо идти. Нам не впервой искать радость преодоленья. Идём, идём… Лес угрюмый. Комары звереют, стоит только остановиться, обманувшись ложным подберёзовиком, а других-то грибов и вовсе нет.

Через два часа пришли к трём камням, – от них рукой подать до заветного местечка. Почему-то мы ни на секунду не сомневались, что ягод будет много и будут они и крупными, и сладкими. В предвкушении неизбежного удовольствия посидели; перекусили, не спеша попили чаёк из термоса, антикомарином намазались и, – вперёд! С трудом карабкаемся по заросшей тропинке, но не ропщем, – цель рядом! Ну вот и «наш укромный черничник».

Одного взгляда на сочно-зелёный цвет «заповедного местечка» нам было достаточно, чтобы определить: черника не уродилась. И точно – ягоды мелкие, кислые, – вся сила ушла в листочки, хоть салат из них делай. Редко-редко, попадётся кустик с ягодами покрупнее и послаще, но это нас не радует. С едва сдерживаемым раздражением, стараясь всё-таки не «заводить» друг друга разочарованием, переговариваемся с Тамарой:

– Больше в этот лес не пойдём, делать тут нечего. А лес, видно, услышал и, – всё! Солнце совсем исчезло, тропинки словно провалились, вокруг бурелом. Куда идти? Ни грибов, ни ягод уже не надо, выбраться бы! Говорю Тамаре:

– Лес обиделся на нас, теперь поплутаем.

– Ничего! Я на тебя надеюсь, – выведешь! – отвечает подруга.

А я шла наугад. Стала у леса прощения просить. Уговаривала его отпустить нас.

Ну, вот какие-то следы, наконец. Местность ещё незнакомая, но на душе уже полегче. Сели на огромное поваленное дерево, нервно доели всё, что было и, – в путь! Одна просека, другая, то низина, то болотце, то овраг… а я всё прощения прошу, виноваты, мол! Тут и Тамара присоединилась, – стала лес хвалить, приговаривая, что не так уж тут и плохо: комары кусают умеренно, и тропинки какие-никакие есть; может, ещё засветло выйдем.

Выйти-то выйдем, да вот вопрос: куда? Если на грунтовую дорогу, то до станции топать и топать. Повернули в очередной раз и оказались на проторенной тропе; сразу приободрились. Тут и грибы стали замечать. Тамара три белых нашла. А подберёзовиков, подосиновиков, лисичек без счёта.

Видно, простил нас лес! И надо же! Вышли мы к тем самым трём камням! И за пять минут до электрички подошли к платформе.

В Дыми

Готовясь вступить в новый год, я как всегда сверилась с гороскопом, чтобы «спланировать свою жизнь». Рекомендации гласили: ходить в церковь, внимательно относиться к религиозным праздникам, думать о вечном, а отпуск провести непременно на Валааме.

Пришло лето, хорошая погода и желание сбежать из города. Позвонила Анжеле, она часто бывает в походах выходного дня, нет ли в плане чего-нибудь подходящего; если не на Валаам, то в какое-нибудь другое святое место. И она отрапортовала: «6 июля – Храмовый праздник Свято-Троицкого Антония Дымского Скита. Станция Дыми – Дымское озеро – город Тихвин – монастырь. – Сбор на Московском вокзале в 22 ч. Возвращение 7 июля в 23 ч.»

– Заманчиво! Когда ещё представится такой случай?! Может, поедем? – предложила я, но тут же засомневалась, – тяжеловато ночь не спать, да и пересадки…

А подруга «загорелась»:

– Выдюжим! Откровенно говоря, меня больше озеро привлекает, я в этом году ещё не купалась.

Чтобы поскорее начать «думать о вечном», я выскочила из дома значительно раньше, чем это было необходимо, опасаясь, что кто-нибудь или что-нибудь помешает мне.

На вокзале оказалась задолго до отхода электрички. Огляделась. Повсюду понатыканы ларьки с напитками, с закусками, с дорожными аксессуарами, мусор, мусор. Суета: ходят, бегают; тащат рюкзаки, сумки, тележки; сидят на скамейках, на ступеньках, на тюках… Глаза невольно искали своих, внешний вид которых декларировал: «мы – не дачники, мы – туристы!» Я их легко узнавала. Они тоже обременены рюкзаками, но на их лицах нет выражения озабоченности хозяйством, у них взгляд радостный и предвкушающий удовольствие.

Мы с приятельницей давно не виделись, и облюбовав двухместную скамью вначале вагона, рассчитывали с удовольствием поболтать.

Электричка набирала ход, а магнитофон молодых людей, сидящих поблизости, набирал децибелы. Разговаривать было невозможно, и Анжела, попросив мою последнюю книжечку стихов, погрузилась в чтение. А я уставилась в окно, и как оказалось, не зря, – закат поразил меня. Впервые я видела, чтобы за привычно-розовой догорающей зарёй, последние блики которой предвещают тьму – конец «света», словно отменяя его, вдруг поднялась зелёная волна, как бы обещая продолжение жизни и наступление нового дня.

В Волховстрой электричка прибыла после полуночи. Руководитель оказался каким-то суетливым, мелькающим то тут, то там… к тому же косноязычным, что явно сулило приключения. И они не заставили себя ждать.

Было объявлено, что ночь мы проведём на вокзале, а утром поездом отправимся в Тихвин. Все разбежались по залу ожидания. И мы с Анжелой пошли искать себе местечко посидеть; как вдруг обнаружили, что наших-то никого не видно. Выскочили на улицу и увидели, что группа удаляется от вокзала и скрывается за каким-то поворотом. – Куда это они? Нужно догонять! – забеспокоилась я. Я бы и догнала, уж очень интересно, куда это они вдруг направились и зачем? А приятельница еле плетётся: возраст и комплекция бежать не позволяют.

Добрались до поворота – только дорога блестит, освещенная полной жёлтой луной и, – никого. Группа, как провалилась. Пришлось возвращаться ни с чем.

В зале ожидания, устраиваясь поудобней на сидении, ко всему привыкшая в походах Анжела, успокаивающе-авторитетно заявила.

– Это только начало! Неприятно, но беспокоиться не стоит, – всё равно к поезду вернутся.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.