Укус и поцелуй (форель `a la нежность-2)

Курков Андрей Юрьевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Укус и поцелуй (форель `a la нежность-2) (Курков Андрей)

1

Голос, донесшийся из телефонной трубки, сначала показался пьяным, а потому и неразборчивым. Солнышкин уже собирался было позвать к телефону Тараса или Геню, думая, что звонят кому-то из них. Но тут из трубки явно донеслось слово «крот».

– Что? – переспросил Солнышкин, затыкая пальцем левое ухо, через которое в голову прорывался обычный шум ресторанной кухни.

– Это агентство «Крот»? – спросил голос уже отчетливей.

– Да-да! – закричал Солнышкин и махнул рукой официантам, чтобы они замолчали.

В кухне на мгновение возникла тишина.

– У меня к вам дело… где вас найти? – спросил мужской голос. Слова говорившего словно дрожали от холода.

– Ресторан «У Веры» знаете?

– Да.

– Зайдете внутрь, попросите у официантов провести вас в агентство!

2

Посетителя звали Сергей Стельмах. Крупный, высокий, в модном сером пальто до пят, с разбитой губой и очевидным синяком между правым глазом и виском.

Он обернулся, рассматривая необычное поме щение.

– Это вы неплохо придумали! Прямо в кухне ресторана! И что, хозяин не против?

– Я – хозяин! – немного насупленно, для того, чтобы выглядеть посолиднее, произнес Солнышкин, подставляя к своему рабочему столу второй стул.

– Присаживайтесь и рассказывайте!

Посетитель расстегнул пальто, но снимать его не стал.

– Я – покороче… Дело в том, что на меня сегодня утром напали… и выбили зубы…

Солнышкин посмотрел на посетителя несколько скептически.

– Вы хотите, чтобы я нашел тех, кто это сделал?

– А чего ж я к вам пришел, – лицо посетителя по мрачнело. – Меня оглушили, а зубы вообще-то вырвали, а не выбили… Врач сказал.

– А ну покажите! – попросил Солнышкин, наклоняясь вперед к посетителю.

Тот раскрыл рот и толстым пальцем указал внутреннее направление.

Когда он вытащил палец изо рта, Солнышкин все свое внимание сосредоточил на дырке шириной в два зуба, видневшейся справа. За дыркой выглядывал, словно стесняясь, зуб мудрости. Изо рта пахнуло знакомым коньяком.

– «Закарпатский 5 звездочек»? – спросил Солнышкин, откидываясь на спинку своего стула.

– «Мартель».

– Хорошо, расскажите подробнее.

– Я выгуливал свою собаку. Я каждое утро ее выгуливаю… В парке, возле дачи Хрущева… Кто-то меня ударил сзади по голове, а когда я пришел в себя, то понял, что во рту чего-то не хватает…

– А собака?

– Что собака?

– Собака вас не защищала?

– Да она и мухи не обидит…

– Кофе хотите? – неожиданно предложил Солнышкин, почувствовав, что ритм разговора необходимо замедлить, иначе он пропустит какую-нибудь важную деталь.

– Можно. С коньяком!

Через десять минут Иван Солнышкин уже знал, что посетитель – начинающий «новый украинец». Занимается оптовой торговлей водкой. Один склад, три мелко оптовых точки, множество клиентов и десяток-другой конкурентов.

– Конфликтов у меня почти не было, – продолжал рассказывать о своей трудовой жизни посетитель. – Только три…

На кухню вдруг заглянул Тарас-Такис, а следом за ним в открытую дверь влетел и отчетливый лай собаки.

Стельмах вскочил.

– Это мой Вася! Я его возле входа привязал! – крикнул он и выбежал.

Солнышкин рванул за ним.

На пороге ресторана заливалась лаем небольшая собака, которую нещадно лупил палкой невысокий старик в джинсах и синей куртке.

– Я тебя сейчас зарою! – зарычал на старика Сергей Стельмах.

Старик, увидев перед собою разъяренного громилу, сделал шаг назад. Но сдаваться он не собирался.

– А я милицию вызову! Я в ресторан пришел, а тут у входа запрещенного пса-убийцу привязали!

Солнышкин присел на корточки. Перед ним тихонько скулил питбультерьер.

На кухню они вернулись уже вместе с собакой. Следом за ними в ресторан зашел и старик.

– Вы составьте мне список ваших конкурентов, ну, с которыми были проблемы, – попросил Стельмаха Солнышкин. – А я подумаю… У вас же, наверно, охрана есть?

– Не по карману. У меня «крыша» есть, а охраны нет, – пробурчал посетитель. – Список составлю. Вот вам мой телефон… Ищите! Пока.

Полчаса спустя в ресторан пришла Вера. Сразу пригласила Солнышкина поужинать.

Ваня рассказал ей о вырванных зубах молодого бизнесмена.

– Мелочевка, – она снисходительно улыбнулась. – На зубах много не заработаешь.

Ночью Солнышкин никак не мог уснуть. Вставал, бродил по неосвещенной квартире. Думал. Вспоминал прошедший день, питбультерьера Васю, которого старик палкой избил. Словно в наказание за то, что тот не защитил хозяина.

– Зубы, зубы, зубы… – повторял без конца Солнышкин, сидя в одних трусах на холодном стуле.

Но никакие новые мысли в голову не лезли.

И тогда он вскипятил кастрюльку воды, бросил туда две сардельки. И стал смотреть на них сверху вниз, как они игриво переворачивались в кипящей воде, как надувались, готовые вот-вот лопнуть. В какой-то момент интуиция подсказала Солнышкину: «Пора!», и он выключил под кастрюлькой огонь.

Ел и вспоминал Ксюшу, Ксению Борисову, с которой у него годика три назад был лаконичный, но яркий служебный роман. Был он тогда участковым, а она – инспектором комиссии по делам несовершеннолетних. Он ей рассказывал об особенно беспокоивших его жителях своего участка, а она предсказывала их судьбу. И как в воду глядела. Из каждых десяти судеб девять угадала! Вот бы с кем посоветоваться!

3

Найти Ксению оказалось сложнее, чем он думал. В конце концов ему удалось получить номер ее мобильника от одной общей знакомой.

Он позвонил и, к своей радости, услышал из трубки знакомый голос.

– Ксюша? Это Солнышкин!

– Кто? Ваня? Ты? – донеслось издалека ее удивление. – Как это ты меня разыскал?

– Работа у меня теперь такая! С тобой можно увидеться?

– А почему нет? Давай!

Встретились они вечером в кафе книжного магазина «Буква».

Ксения сильно изменилась. Но что в ней изменилось, Ваня понять не мог. Старше она за эти три года не стала. Наоборот, кожа ухоженная, ни одной морщинки на лице. Маленькие золотые сережки с изумрудиками в ушках. Коричневые кожаные брючки, обтягивающая блузка, сапоги на шпильках. Да, это была не та Ксения, с которой он ездил осенью в Ялту. Это была не та шаловливая Ксюша, которая подарила ему на день рождения надувную бабу «Made in Taiwan», «чтобы не было одиноко, когда ее, Ксюши, нет». Но что же все-таки в ней изменилось? Солнышкин, не отрываясь, смотрел ей в лицо, а она протянула руку и сняла с полки книгу. «Энциклопедия преступлений». И улыбнулась.

«Улыбка не изменилась!» – обрадовался Солнышкин, словно все это время искал то, что объединяло сегодняшнюю Ксюшу с Ксюшей трехлетней давности.

Она полистала книжку, потом подняла взгляд на Солнышкина.

– Так о чем ты хотел поговорить? Постой-постой! – ее взгляд неожиданно ушел вниз, на его руки. – Ты развелся?

– Да. Уже давно.

– Ага, – улыбнулась она.

– Я хотел посоветоваться, – заговорил Солнышкин. – Я теперь – частный детектив. Ко мне вчера приходил клиент… Очень странный случай…

– Частный детектив! – перебила его Ксения. – И много дел ты уже раскрыл?

– Одно. Но лучше б я его не раскрывал! Ты можешь меня выслушать?

– Извини, это так неожиданно…

– Так вот, – продолжил Солнышкин. – Он – бизнесмен. Утром прогуливал собаку. У него питбуль. Его оглушили и вырвали изо рта два зуба.

– Питбуля?

– Да нет, хозяина. У хозяина вырвали.

– А собака?

– Собака его не защищала.

Ксюша удивленно покачала головой, глотнула сока.

– Предупреждение? – спросила она.

Солнышкин пожал плечами.

– Явно не хулиганство, – рассуждал он вслух. – Но не за что уцепиться. Я его попросил составить список конкурентов.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.