Барабашка, или Обещано большое вознаграждение

Усачев Андрей Алексеевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Барабашка, или Обещано большое вознаграждение (Усачев Андрей)

Всё было совсем не так.

Не так, как писали об этом в газетах, журналах и научных статьях.

Писали о пришельцах из космоса или из параллельных миров, о каких-то привидениях, полтергейстах и других ненормальных явлениях.

По телевизору показывали очевидцев, которые на самом деле ничего не видели, а только слышали. А то, что слышали, — объяснить не могли.

Бум-бум-бум, тук-тук-тук, бряк — бряк, там-та-ра-рам…

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава первая

«Бум-бум-бум» — может означать ремонт в подъезде.

«Тук-тук-тук» — это журналист Савва Щекотихин из тринадцатой квартиры печатает на машинке статью.

«Бряк-бряк» — это бомж Потёмкин сортирует в подвале свои бутылки.

А «там-та-ра-рам» — это военнослужащий Скворцов втолковывает своей супруге, кто у них в доме главный.

Всё это можно объяснить и даже понять.

Но как объяснить что-то среднее между «бум-бум», «тук-тук» и «бряк-бряк» в трёх шагах от тебя, да ещё в полной темноте?..

— Юра, слышишь, опять…

— Ну, слышу.

— Можно, я к тебе? Мне страшно…

— Вот ещё!.. Ты мне спать мешаешь.

На самом деле Юра, конечно, не спал. Попробуй засни, когда рядом кто-то ходит, дышит и как будто бы стучит молоточком по стенам. Жуть! Но не мог же он — старший брат — признаться в этом младшей сестре, которая боялась всех, начиная со зверского убийцы Фредди Крюгера и кончая последним маленьким тараканом.

А между тем «бум», «тук» и «бряк» становились все громче, всё нахальнее. Похоже, тот, кто издавал эти звуки, чувствовал себя в полной безопасности. А зря…

Потому, что вдруг распахнулась дверь, и в освещённом проёме возник сосед Скупидонов в зелёной маскировочной пижаме.

— А-а-а! — закричал он страшным голосом. — На нервах играете? Стучите? Доиграетесь! Достучитесь! Достукаетесь!

— Это не мы стучим, — сказал Юра.

— А кто стучит? Я стучу? Я стучу, да? — кричал Скупидонов.

— Вы не стучите, — очень спокойно заявила Нюра.

— Правильно, я не стучу.

— А вот и неправильно. Надо как раз стучать, перед тем как врываться в не вашу комнату. — Странно, но злобного соседа Нюра совершенно не боялась.

— Грубите?! — Скупидонов позеленел и слился со своей маскировочной пижамой. — Всё будет доложено вашей мамаше. И она поставит вас в угол. Ясно?

— Но это же не мы! Скажи ему, Юра!

Юра ничего не сказал. Он с удивлением смотрел в угол, в который его должны были поставить.

Не дождавшись ответа, сосед хлопнул дверью, и в комнате снова стало темно.

— Ты видела? — шёпотом спросил Юра.

— Что? — тоже шёпотом спросила Нюра.

— Там, в углу… Сапог.

— Какой сапог?

— Откуда я знаю, какой… Сейчас посмотрим.

Юра собрался со всем своим мужеством, высунул руку из-под одеяла и включил свет. Сапога в углу не было.

Он стоял посреди комнаты. Большой, чёрный, изрядно поношенный…

— Ой! — сказала Нюра. — Откуда он здесь взялся?

— Откуда, откуда… — буркнул Юра. — От верблюда.

— Неправда, — обиделась Нюра. — Верблюды сапоги не носят.

— Какая разница, что носят верблюды? Ты лучше скажи, как он мог оказаться посреди комнаты. Я же его только что в углу видел!

— Наверно… он ходит?.. — предположила Нюра.

— Как один сапог может ходить? Подумай! Ходить могут только два сапога. Ищи второй.

Они обшарили всю комнату, но второго сапога не обнаружили.

И тут в Юриной голове созрел план.

— Подумаешь, сапог! — сказал он вдруг очень громко. — Пусть идёт куда хочет. Куда хочет, туда пусть и идёт. Мало ли какие у них дела, у сапогов? А мы будем спать. Да, Нюра?

— Я не буду спать, — всхлипнула Нюра, не разгадав хитрого плана. — Я буду ждать маму.

Юре захотелось врезать непонятливой сестре как следует, но вместо этого он ласково прошипел:

— Ладно, Нюрочка, ложись со мной. Я скажу тебе три волшебных слова, и ты сразу уснёшь. Сразу уснёшь, понятно?

Через минуту дети лежали в темноте под одним одеялом и громко храпели. Так громко, что не слышали лёгкого сопения, кряхтения, торопливых коротеньких шагов… Услышали они только истошный крик. Вернее, писк. Вернее, что-то среднее между истошным криком и истошным писком:

«Уй-юй-юй-юйШ»

И это «уй-юй-юй» было такое не страшное, такое жалобное…

Дети вскочили, зажгли свет и…

Тут следует сказать, что Юра и Нюра Ивановы, их мама Таня Иванова, их сосед Скупидонов Сидор Маркович, а также журналист Щекочихин, военнослужащий Скворцов, участковый Ломоносов и даже бомж Потёмкин — все они жили в очень старом московском доме. А в старых московских домах порой встречаются не только тараканы, но и мыши…

Так вот. В мышеловке возле книжного шкафа дети обнаружили… Нет, не мышь. И не крысу. Скорее, это был заяц. То есть не то, чтобы настоящий заяц, а странное существо с заячьими ушами.

Впрочем, Юра с Нюрой ничего толком разглядеть не смогли — в коридоре послышалось босое шлепанье Скупидонова.

Времени на раздумья не было. В одну секунду Юра освободил ушастое существо из мышеловки, и оно, не дожидаясь приглашения, юркнуло под одеяло.

В то же мгновение в комнату ворвался негодующий Скупидонов.

— Что здесь происходит, я вас спрашиваю? Вы что думаете, я с вами собираюсь шутки шутить? А?

Дети знали — Скупидонов шутить не умеет. Они молчали, боясь только одного, чтобы сосед не обратил внимания на странный бугорок на кровати. Но именно это и произошло.

— Ага! — торжествующе сказал Скупидонов и резким движением сдёрнул одеяло.

Маленькие глаза Скупидонова стали большими. А у детей они просто полезли на лоб: в кровати стоял Александр Сергеевич Пушкин. Невысокий, бронзовый, с бакенбардами и с биркой на ноге.

В жизни Сидора Марковича Скупидонова была одна, но зато очень сильная страсть — вещи. В особенности старинные. И потому руки его жадно потянулись к фигурке великого поэта.

— Экспонаты руками не трогать! — раздался пронзительный женский голос.

Скупидонов отпрыгнул и обернулся. Однако не увидел никого, кому бы мог принадлежать этот голос. Он долго шарил глазами по комнате, а потом вдруг скис и, буркнув: «Вы у меня ещё доиграетесь», вышел вон.

В комнате воцарилась тишина.

— Какой он красивый! — прошептала Нюра. Она тоже любила вещи, но не все, а только очень красивые. И ей ужасно захотелось потрогать этого блестящего дяденьку.

— Не трогай! — закричал Юра. — Слышала, что он сказал?

— А кто — «он»?

— Кто, кто — Пушкин! То есть это не Пушкин, понимаешь? Вообще-то это сапог. То есть это не сапог, а тот… с ушами… — Юра запутался и начал сердиться…

— В общем, так, — решительно обратился он к Пушкину. — Вылезай! Всё равно мы тебя уже видели.

— Ладно, — послышался хрипловатый голосок. — Только вы отвернитесь.

Дети честно отвернулись и замерли в ожидании.

— Ну, и долго я вас ждать буду?

На кровати сидел… Как бы это сказать?.. Наверное, всё-таки мальчишка. Только очень лохматый и с длинными, как у зайца, ушами. Роста он был среднего: чуть пониже сапога и чуть повыше Пушкина.

— Застукали, — вздохнул мальчишка и сложил из пальцев две фиги. — Ну, и дальше что?

— А ты кто такой? — спросил Юра.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.