Дева света

Емельянов Афанасий

2013 год   Автор: Емельянов Афанасий   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Дева света ( Емельянов Афанасий)

Глава 1

1

«Третия. Молодая наследница Храмовых земель, зовущая себя Старой Державой. Бескрайние равнины Храмтана и дремучий Мирской лес, гостеприимные низовья Светозарной и недружелюбные Темные горы. Города и деревушки разбросаны нынче везде, где только можно жить, но первозданного облика страны они не изменили.

Скажете, время требует перемен? Я отвечу вот что: покинув в юношестве Запад, цветущий Последней эпохой, я так и не вернулся на родную землю. Моей родиной стала Третия.

Да, кто-то назовет третийцев закостенелым народом и отчасти будет прав. Но меня, успевшего на службе и после нее хорошо узнать коренных жителей, всегда подкупали в них другие качества. Это удивительное и противоречивое сочетание: приверженность традициям и в то же время простое ко всему отношение.

Кому как не мне знать, что не все местные обычаи легко понять и принять. Но чтить свое прошлое, хранить историю не менее важно, чем радоваться жизни нынешней и смотреть с надеждой в будущее…»

Сетар вспомнил о своем прошлом и со вздохом облокотился о хлипкий сосновый стол, отчего тот закачался.

— Чтоб меня Черт забрал… — он покачал головой.

Уже несколько лет он жил один, поэтому вернул себе армейскую привычку ругаться вслух: никто не слышит, и успокаиваешься быстро.

— Точно у всех есть будущее, куда можно смотреть, — продолжал он ворчать, вырывая лист из чистой книги. — Говорил я Абару — это дело не для меня. «Отвлекусь» я, уж конечно… Пускай историей занимаются летописцы.

Сетар подошел к распахнутому окну и оперся о подоконник. И зачем он затеял это путешествие? Но вот обдал освежающий речной ветер, и мягкие лучи восходящего солнца коснулись лица. Вид реки Предлесницы, тихо петляющей вдоль опушки березового леса, всегда его успокаивал. Сетар взглянул на дорогой кожаный переплет книги, полистал приятные на ощупь страницы из прессованного атласа и решил, что негоже портить подарок, тем более такой дорогой. «В пути может пригодиться, — подумал он. — И кто знает, когда теперь вернусь. Будет хоть что-то на память».

Положив эту, как ему виделось, безделушку на стол, он вышел из дому на свою последнюю прогулку по Приречным Холмам перед отбытием. Хлоп! — скрипучая дверь по обыкновению любезно закрылась за ним сама.

На дворе встречала трель ручных соловьев, что гнездились в кустах крыжовника и барбариса по всей округе. Птицы заливисто славили весну, а с другой стороны реки доносился ответ пересмешников. Сетар глубоко вздохнул и осмотрелся. Его старый домик стоял на Красном холме, одном из самых высоких в деревне, и отсюда другие холмы, усеянные хибарами и землянками, видны были как на ладони. Мысленно наметив себе сегодняшний маршрут, он спустился к общей дорожке по каменной тропе (которую некогда сам замостил) и неспешно двинулся к Большому Саду. Глядя по сторонам, он лишь сейчас заметил себе, что калитки в Холмах никогда не закрывали. А низенькие заборы защищают ухоженные участки разве что от кролей — даже нет, скорей их ставили просто для красоты. Да, третийцы умели забывать невзгоды, ведь меньше четверти века минуло со времени последней войны.

Чу! Что это там, в кустах, напротив лачуги портного Олора? Сетар спокойно проходит мимо, будто ничего не подозревает. Одно мгновение, и ватага соседской ребятни набросилась на него с веточками орешника в руках.

— Нарушитель границы! — кричали дети.

— Хорошо, хорошо! — сдался он, без сил падая на траву. — Молю, сложите оружие!

— Ты вторгся в наши владения, чужак! — молвила девочка с косами — на вид, самая младшая. — Боюсь, придется тебя казнить.

— Как же мне избежать казни, госпожа? — вопросил нарушитель.

— Расскажи сказку! — кроха сложила бровки домиком и запрыгала, потрясая ручками в нетерпении.

— Ну ребята! — Сетар посерьезнел и поднялся. — Сегодня очередь Одии рассказывать выходную сказку. Я и не заготовил ничего.

Дети сразу расстроились, однако он поспешил добавить:

— …Ничего, кроме этого! — и под радостные возгласы протянул им руки, полные печенья с шоколадом, без которого никогда из дома не выходил. А как иначе передвигаться по столь опасной местности?

Сетар продолжил путь, но пару раз оборачивался и с улыбкой смотрел на детей, уже затевающих новую игру. Как ему будет всего этого не хватать! Но что делать? В своем нежданном письме Делия ясно дала понять, что нуждается именно в его помощи и ничьей более.

Он выдохнул и прибавил ходу. Раньше воспоминания о ней каждый раз пронзали сердце болью. Но теперь, в ожидании встречи со своей прошлой любовью, все переменилось. Появилась надежда, что это мерзкое чувство одиночества больше никогда к нему не вернется.

А ведь если вспомнить, он почти забыл Делию, которая три года тому назад бросила родной край ради жизни в столице вместе с сестрой Канией (хотя истинная причина была, конечно, другой). Для виду она писала, звала его, но лишь первый год. Со временем уверенность крепла: жизнь без нее не кончается. Приступы тоски стали реже.

Тогда он был новым жителем Холмов, но в деревне его скоро полюбили, а друзья Абар и Бомар не давали унывать.

Два года спокойной жизни, и вдруг на тебе! Ласточка приносит письмо. Да какое там письмо — записку. Сетар достал из нагрудного кармана обрывок карты с отметкой о месте встречи и небольшой листок. Неровным, но узнаваемым почерком на нем было написано: «Я в опасности! Приезжай, ты нужен мне! Ведь остался самым дорогим мне человеком, только тебе я доверяю! Лишь твоей воле я отдам свою судьбу! И знай, я ничего не забыла… Жду тебя через десять дней у южного подножия гор». Как отчаянно и как искренне — не чета старым письмам, что были так холодны, так пропитаны ее равнодушием. Она словно опомнилась. И эта пара строчек всколыхнула дремавшие чувства.

Сетар ведь тоже ничего не забыл. Однако немало времени утекло, и от чувств остались лишь воспоминания. Он не знал, сможет ли вернуться любовь, и хочет ли он сам ее вернуть. Но Делия подарила ему несколько лет счастья, и Сетар не мог оставить ее в беде.

Поэтому он очертя голову пускается в путешествие на юг — напрямик на юг, через Волчьи перевалы Темных гор! Дорога с востока по Вершинному переходу займет две трети луны, а о кружном западном пути вдоль подножия по Серпистому тракту не может быть и речи — дороги размыты. Кто знает, когда отправлена записка — временем рисковать нельзя и придется рискнуть собой. Почему же она пишет так поздно? Почему указывает место встречи у подножия гор, а не в столице? Делия не оставила ему выбора, и это тоже на нее похоже. Что ж, бывалому солдату рисковать — не привыкать. Как все это будоражит застоявшуюся кровь!

Но никто не ходил тропой перевалов в одиночку — надо искать спутников, да не простых странников или, упаси бог, пилигримов. Здесь нужны проверенные люди, а лучше — следопыты. И как назло из деревенских самые хорошие знакомства в соседних поселениях имелись у скряги Врио: этот змей метит на освободившееся место старейшины — лишний повод отсюда уехать.

А вот и он, легок на помине: непривычно было видеть его лысину средь пышных кустов Большого Сада, где обычно нечем поживится, разве только соловьиным хлебом. «Сидит на скамье, дожидается очередной выгодной сделки, — подумал Сетар. — Но со мной ему нечего ловить». Через мгновение член совета Приречных Холмов тоже заметил его и взглядом предложил пройти в беседку, куда и направился сам.

— Ты опоздал, — сказал он сквозь нервную, натянутую улыбку. — Назначено было на половину десятого.

Врио подал расслабленную руку, будто протянул кисть винограда на пробу. Сетар с такими не церемонился. Он поздоровался за двоих и пожал руку вдвое сильнее обычного.

— Были дела, — коротко ответил он и сел, не без удовольствия посмотрев на искривленное гримасой боли лицо вельможи.


Notice: Undefined variable: genre in /home/romanbook/romanbook.ru/www/scripts/book/book_view.php on line 418

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.