Ты где был, Петров?

Андреев Анатолий

Жанр: Научная фантастика  Фантастика    Автор: Андреев Анатолий   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Был день. Он прошел. Кончился. Растворился в промозглой осенней мокрети, и пришел вечер.

Был конец сентября. Владимир Георгиевич стоял на ступенях перед зданием рабочего клуба. Лекция кончилась, и все разошлись. Унылая изморось который уже день висела над городом. Асфальт был мокрым, и в нем отражались огни. Это было бы красиво, если бы не было так промозгло. Владимир Георгиевич поднял воротник плаща и шагнул на мостовую. В этот момент его окликнули, и он приостановился, глядя, как к нему спешит высокий плотный мужчина.

— Я вас провожу немного, вы не возражаете? — искательно спросил он. — Вы ведь к метро идете?

Владимир Георгиевич слегка пожал плечами и молча двинулся по тротуару, предоставив своему незваному попутчику первым начать разговор. Тот не заставил себя ждать.

— Я был на вашей лекции. Видел ваши слайды...

— Да? — вежливо отозвался Владимир Георгиевич.

Слайды были его и сильным и слабым местом. На других таких лекциях слайдов не показывали. Он — показывал, зато видеозаписями не пользовался. По его мнению, от них за версту разило липой. Правда, на слайдах тоже почти ничего нельзя было разобрать — видно было, что их переснимали не один десяток раз. Поэтому он и ответил так обезличенно и ждал, что еще скажет незнакомец.

— Я не знаю, что вам сказать... — смущенно пробормотал мужчина. — Думаю, вас как специалиста это должно заинтересовать... Короче говоря — вот!

Он достал из кармана несколько фотографий и протянул их лектору. Тот нехотя взял их, глянул и сразу остановился. Как раз над ними оказался фонарь. Владимир Георгиевич поставил свой дипломат прямо в грязь, медленно перебрал все фотоснимки, вглядываясь в них, и поднял наконец глаза на своего терпеливо ждущего спутника.

— Всё это так неожиданно... — протянул он, соображая, кто же стоит перед ним. — Фотомонтаж я исключаю, это было бы неинтересно. Вы сами фотографировали? — потряс он в воздухе пачкой снимков.

— Сам... — улыбнулся мужчина.

— Что же мы стоим? — спохватился вдруг Владимир Георгиевич. — Надо пойти куда-нибудь, не стоять же так, на улице.

— Поздно уже, мне в гостиницу пора...

— Действительно поздно... — Он всё еще не мог прийти в себя. — Да что же мы, хоть познакомиться... Зовут меня Владимиром Георгиевичем, фамилия — Петров. Да вы ведь знаете, были на лекции.

Незнакомец согласно кивнул и тихо представился:

— А я Иванов, Василий Васильевич.

— Иванов — Петров. Сидорова не хватает! — хихикнул Петров. Он никак не мог взять нужный тон. — Третьего, говорю, не хватает. И сообразили бы на троих. А может быть, все-таки зайдем куда-нибудь, посидим?

Иванов бросил на Владимира Георгиевича короткий взгляд.

— Не стоит. Мне завтра с утра в Управление. Я ведь здесь по делам. Лучше давайте завтра созвонимся.

— Лады! — преувеличенно бодро отозвался Владимир Георгиевич. Ему было немного неловко: не привык выглядеть простачком-выпивохой. Да и в ресторане был бог знает когда. Теперь, с переходом разговора на деловые рельсы, он почувствовал себя увереннее. — Запишите мой телефон.

— Я запомню, — медленно сказал Иванов. Владимир Георгиевич посмотрел на него. Лицо его было спокойным. И терпеливым. Или усталым. Нет — терпеливым, словно он заранее знал, что ему скажет Петров.

«Тьфу, черт! Он со мной как с ребенком разговаривает!» — раздраженно подумал Владимир Георгиевич. Подумал и тут же одернул себя — мало ли какая у него манера разговаривать. Он обратился к своему новому знакомому, протягивая руку, в которой так и были зажаты фотографии.

— Оставьте себе. У меня еще есть, — так же раздельно сказал Иванов. — Значит, до завтра? Я позвоню вам около одиннадцати, если не возражаете.

Он коротко кивнул и пошел, ступая прямо по лужам. Его высокая прямая фигура еще долго была видна, то становясь отчетливой, когда он проходил мимо фонаря, то почти исчезая в темноте.

Придя домой, Петров еще раз рассмотрел фотографии. Сделаны они были хорошо. Слишком хорошо для любительских снимков.

— Широкоформатной камерой снимал, — буркнул Петров и пошел в прихожую — позвонить приятелю, работавшему в фотолаборатории. Тот оказался дома, и Владимир Георгиевич быстро договорился с ним об экспертизе снимков.

Войдя в комнату, он задумчиво остановился перед столом с рассыпанными по нему глянцевито отсвечивающими отпечатками. Что-то ему не нравилось в этом Иванове, и он никак не мог понять, что именно: то ли фамилия, то ли манера держаться, то ли его неожиданное появление с этими необычными фотографиями...

На всех снимках — в цвете, в нескольких ракурсах, в полете и на земле — были изображены послужившие темой сегодняшней лекции Владимира Георгиевича неопознанные летающие объекты, а попросту говоря — пресловутые «летающие тарелки».

Петров спал крепко и без сновидений. Проснулся за пятнадцать минут до будильника, выключил его и пошел на кухню, шаркая тапочкой и стараясь на ходу поплотнее вдеть в нее ногу. В окно брезжил отвратительный утренний полусвет. Из открытой форточки тянуло сыростью, и он понял, что погода за ночь не улучшилась.

Петров щелкнул выключателем. Темнота из комнаты прыгнула за окно и сгустилась там, прилипнув к стеклу снаружи. Он постоял немного, глядя на свое всклокоченное отражение. Казалось, что за спиной того Петрова, там, за окном, такая же кухня, только посумеречнее. Потом он поставил на газ чайник и пошел умываться.

До работы Петров успел заехать к приятелю — отдать на экспертизу снимки. И потом он гнал от себя мысли об Иванове, старался не думать о нем и о его фотографиях. В конце концов, летающие тарелки были не основным делом в его жизни. Так, хобби...

Приятель позвонил в десять.

— Поздравляю, старик! Фотографии подлинные, не монтаж!

Трубка вспотела в руке Петрова. Оказывается, не думать о фотографиях было трудно, и Петров молчал, так как всё утро ждал этого звонка, который все-таки застал его врасплох.

Приятель, не дождавшись ответа, продолжал:

— Ребята заодно и анализ фотобумаги сделали. Наша бумага, отечественная. «Фотоцвет-10». Интересно, кто это в наше время российскими материалами пользуется? И где их берет? А сделаны снимки отлично. Профессионально сделаны.

— Да-да... — машинально откликнулся Петров. До последнего мгновения он не верил, что фотографии окажутся подлинными. Слишком уж невероятно было всё это. Из интересной, хотя и спорной гипотезы «летающие тарелки» превращались в реальность. Для Петрова, который собрал уйму сведений о них, для которого эта проблема стала уже чисто академической, такое превращение оказалось особенно неожиданным.

Иванов позвонил чуть позже одиннадцати, когда Владимир Георгиевич уже начал беспокоиться. Иванов был краток и точен в словах. Уговорились встретиться через полчаса, и Петров умчался на вокзал (который почему-то выбрал местом встречи его вчерашний знакомец), не успев даже предупредить начальство. Он приехал вовремя и теперь озирался по сторонам, поджидая Иванова. На вокзалах он не был давненько, и сейчас его поразил тот особенный неуютный быт, который ухитряются создавать вокруг себя осевшие на вокзальных скамейках — со своими чемоданами, сумками и жующими что-то детьми — пассажиры. Несколько наособицу держались «челноки» с сумками невероятных размеров. Владимир Георгиевич даже подумал, что таких сумок просто не может существовать, они перенесены сюда из какого-то сюрреалистического сна. Неясно только, чьего...

Иванова он заметил, только когда тот подошел к нему вплотную. Ответив на его рукопожатие и вглядевшись в него, Владимир Георгиевич внутренне расслабился: со вчерашнего вечера его не отпускала какая-то настороженность. При дневном освещении Иванов выглядел старше, нежели запомнилось со вчерашнего вечера, и обыденнее. Той загадочности, которой Владимир Георгиевич успел мысленно окружить его за прошедшие полсуток, в нем не оказалось. Иванов заговорил без предисловий и в том же точном, ровном стиле, что и вчера:

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.