Собака, которая выла

Гарднер Эрл Стенли

Жанр: Классические детективы  Детективы    1991 год   Автор: Гарднер Эрл Стенли   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Собака, которая выла ( Гарднер Эрл Стенли)

Глава I

Дверь кабинета открылась, и вошла Делла Стрит.

— Там очень странный посетитель, — сообщила она. — Предупреждаю вас на всякий случай, но, по-моему, его нужно принять.

— Прекрасно, — ответил Перри Мейсон. — Чего он хочет?

— Проконсультироваться о собаке, которая воет.

Перри Мейсон и бровью не повел, однако в задумчивом взгляде, каким он одарил секретаршу, мелькнул озорной огонек.

— Может быть, — заметил он, — ему нужен ветеринар?

Делла Стрит не улыбнулась, напротив, заговорила торопливо и возбужденно:

— Речь идет о чем-то крайне важном. Он и минуты не может усидеть на месте, а выглядит — будто неделю не спал. Я спросила, что за дело, он ответил — о собаке, которая воет. Я рассмеялась, но, увидев выражение его лица — никогда не забуду, — сразу прикусила язык. Он добавил, что еще хочет посоветоваться с вами о завещании.

Перри Мейсон, однако, не выказал ни малейшего интереса.

— Я устал, — заявил он, — и не люблю корпеть над завещаниями. Я судебный адвокат.

Но Делла Стрит продолжала, пропустив его слова мимо ушей:

— Потом он сказал, что хочет знать, останется ли завещание в силе, если завещателя казнят за убийство. Я спросила, кто оставил завещание, он ответил, что сам собирается сделать завещание и хочет с вами о нем посоветоваться, а также о воющем псе.

Морщины усталости разгладились на лбу адвоката, в глазах блеснул живой интерес.

— Пригласите клиента, — распорядился он.

Делла Стрит распахнула дверь кабинета и произнесла голосом, каким женщины обычно обращаются к ребенку или тяжелобольному:

— Входите, мистер Картрайт. Мистер Мейсон вас примет.

Широкоплечий, довольно крупный мужчина лет тридцати двух, с тоскливым выражением в карих глазах, вошел и впился взглядом в невозмутимое лицо Перри Мейсона.

— Вы адвокат Перри Мейсон? — спросил он.

Мейсон кивнул и пригласил:

— Присаживайтесь.

Посетитель рухнул в кресло, которое указал ему адвокат, машинально извлек пачку сигарет, сунул одну в рот и уже собирался опустить пачку в карман, но спохватился, что не предложил закурить Перри Мейсону.

Рука, протянувшая через стол пачку, дрожала, что не укрылось от проницательных глаз адвоката; помедлив с секунду, он покачал головой и произнес:

— Нет, спасибо, я курю свои.

Мужчина кивнул, торопливо засунул сигареты в карман, чиркнул спичкой, непроизвольно подался вперед и опустил локоть на ручку кресла. Рука со спичкой нашла, таким образом, опору, и он сумел прикурить.

— Секретарь, — спокойно продолжал Перри Мейсон, — сообщила, что вы бы хотели получить совет о собаке и о завещании.

Посетитель кивнул.

— О собаке и о завещании, — механически повторил он.

— Ну что ж, — сказал Перри Мейсон, — поговорим сначала о завещании. О собаках я мало знаю.

Картрайт снова кивнул. Во взгляде карих глаз, что он не сводил с Мейсона, была отчаянная надежда, с какой тяжелобольной взирает на опытного врача.

Перри Мейсон достал из ящика письменного стола стопку желтой бумаги стандартного формата, взял настольную ручку и спросил:

— Ваше имя?

— Артур Картрайт.

— Возраст?

— Тридцать два года.

— Адрес?

— Милпас-драйв, дом 4893.

— Женаты?

— Разве это имеет значение?

Оторвав перо от бумаги, Перри Мейсон поднял глаза и посмотрел на Картрайта пронзительным взглядом.

— Имеет, — ответил он.

Картрайт потянулся к пепельнице и стряхнул пепел; его рука дрожала лихорадочной дрожью.

— Думаю, для такого завещания, которое я составляю, это неважно, — произнес он.

— Я должен знать, — возразил Перри Мейсон.

— Но я же говорю вам, это неважно с точки зрения того, как я собираюсь завещать мою собственность.

Перри Мейсон ничего не сказал, но тихое упорство в самом его молчании заставило Картрайта заговорить.

— Да, — сказал он.

— Имя жены?

— Паула Картрайт, двадцать семь лет.

— Живете вместе?

— Нет.

— Где она проживает?

— Не знаю.

Перри Мейсон с минуту помедлил, изучая измученное лицо клиента спокойным задумчивым взглядом, и сказал успокаивающе:

— Хорошо, мы к этому еще вернемся. А сейчас расскажите-ка подробнее, как вы намерены распорядиться вашим имуществом. Дети у вас есть?

— Нет.

— Кому вы хотели бы его завещать?

— Прежде чем обсуждать это, — выпалил Картрайт, — я хочу знать, имеет ли завещание силу независимо от того, какой смертью человек умирает.

Перри Мейсон молча кивнул.

— Допустим, — продолжал Картрайт, — человек умирает на виселице или на электрическом стуле. Допустим, его казнят за убийство. Что тогда происходит с его завещанием?

— Завещание остается в силе, — разъяснил Мейсон, — какой бы смертью ни умер завещатель.

— Сколько нужно свидетелей, чтобы завещание было законным?

— В одних случаях двое, в других — ни одного.

— Как это понимать?

— А так, что еслн завещание напечатано на машинке и подписано вами, двое свидетелей должны удостоверить вашу подпись. Но в нашем штате, если текст завещания написан вами полностью от руки, включая число и подпись, и на бумаге не имеется других записей либо машинописного текста, — в этом случае отпадает необходимость в подтверждении вашей подписи. Такое завещание имеет силу и действенность.

Артур Картрайт вздохнул, судя по всему, с облегчением. Когда он заговорил, речь его стала спокойнее и не такой отрывистой.

— Что ж, — произнес он, — с этим, похоже, все ясно.

— Кому бы вы хотели завещать имущество? — спросил Перри Мейсон.

— Миссис Клинтон Фоули, проживающей в доме 4889 по Милпас-драйв.

Перри Мейсон удивленно поднял брови:

— Соседке?

— Соседке, — ответил Картрайт тоном, пресекающим дальнейшие вопросы.

— Прекрасно, — заметил Перри Мейсон и добавил: — Не забывайте, Картрайт, что вы обращаетесь к адвокату, а от адвоката не должно быть секретов. Расскажите всю правду. Ваши тайны останутся строго между нами.

— Но я же, — раздраженно возразил Картрайт, — все и рассказываю, разве не так?

Взгляд и голос Перри Мейсона были одинаково невозмутимы.

— Не знаю, — произнес он. — Я сказал, что сказал. А теперь послушаем про завещание.

— Вот это и есть завещание.

— Что вы хотите сказать?

— Именно то, что сказал. Вся моя собственность отходит миссис Клинтон Фоули — целиком и полностью.

Перри Мейсон воткнул ручку в держательницу и тихо забарабанил по столешнице пальцами правой руки. Он посмотрел на Картрайта настороженно-прицельным взглядом.

— В таком случае, — изрек он, — послушаем про собаку.

— Собака воет, — сказал Картрайт.

Перри Мейсон участливо кивнул.

— В основном по ночам, — продолжал Картрайт, — но, бывает, и днем. Я от этого рехнусь, непрерывный вой действует мне на нервы. Сами знаете, если собака воет, значит, кто-то поблизости должен умереть.

— Чья собака? — спросил Мейсон.

— Соседская.

— То есть, — попробовал уточнить Перри Мейсон, — дом, где живет миссис Клинтон Фоули, находится с одной стороны от вашего, а тот, где воет собака, — с другой?

— Нет, — ответил Картрайт, — собака воет как раз в доме Клинтона Фоули.

— Понятно, — заметил Мейсон. — Может быть, Картрайт, вы все мне расскажете?

Картрайт раздавил пальцами окурок, встал, быстрым шагом прошел к окну, посмотрел на улицу невидящим взглядом, повернулся и возвратился к столу.

— Послушайте, — обратился он к адвокату, — у меня еще один вопрос по завещанию.

— Какой?

— Допустим, миссис Клинтон Фоули на самом деле никакая не миссис Клинтон Фоули.

— В каком это смысле? — осведомился Мейсон.

— Допустим, она живет с Клинтоном Фоули как жена, но замуж за него не выходила.

— Это не будет иметь значения, — медленно проговорил Мейсон, — при условии, что вы укажете ее в самом завещании как «миссис Клинтон Фоули, женщину, в настоящее время проживающую с Клинтоном Фоули в качестве жены на Милпас-драйв в доме 4889». Иными словами, завещатель вправе оставить имущество кому пожелает. Описание лица в тексте завещания важно постольку, поскольку разъясняет волю завещателя. К примеру, есть много случаев, когда люди умирали, завещав имущество своим женам, а впоследствии выяснялось, что их брак не был зарегистрирован. В других случаях имущество завещалось сыновьям, которые на самом деле оказывались вовсе не сыновьями завещателей…

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.