Девчонка

Аксёнова Анна Сергеевна

Жанр: Детская проза  Детские    1965 год   Автор: Аксёнова Анна Сергеевна   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Девчонка ( Аксёнова Анна Сергеевна)

Рита живет в маленьком заполярном городке. Живет она там с мамой, папой и маленькой сестрой Галей. И все было бы хорошо в Ритиной жизни, если бы не одно обстоятельство.

Рита хотела быть мальчишкой.

Собственно, сначала ей неплохо жилось и девчонкой. Она росла, играла с подругами в куклы, помогала маме по хозяйству и даже научилась сама заплетать косы.

Но потом появился в квартире Витька. Казалось бы, отчего им не подружиться? Они ровесники, учатся в одной школе, и зимой, когда на улице пурга и нельзя выйти из дому, можно вместе играть. Но Витька презрительно цыкал: „Девчонка!“ — и целыми днями или читал, или строгал что-то, не подпуская к себе Риту. И вообще все на свете дела он разделял на „девчоночьи“ и „недевчоночьи“.

Можно было бы, конечно, жить и не обращать на это внимания. Но… Но однажды папа взял Риту к себе в гости на корабль.

Ритин папа — моряк. И не просто моряк, а военный — командир корабля. Когда Рита с папой пришли на пирс и папа показал свой корабль, на борту которого белой краской были выведены крупные цифры „29“, у Риты крепко сжалось сердце. А подымаясь по деревянному трапу, она поняла, что ничего ей другого не надо, как только всю жизнь подходить к „своему“ кораблю, подыматься по трапу и отправляться в далекое плавание.

По узкому коридору прошли в кают-компанию. Там стояли длинный стол, пианино, на стенах висели картины. На самом видном месте — портрет молодого моряка в траурной рамке, а под ним — кортик.

— Кто это? — спросила Рита.

— Командир корабля, погиб во время войны, — ответил папа.

В папиной каюте — койка, туго затянутая серым одеялом, привинченный к полу стол, круглый табурет. Стены обшиты деревянными панелями. В открытый иллюминатор долетают брызги.

— Никогда бы отсюда не уходила, — сказала Рита.

— Была бы ты мальчишкой, взял бы тебя юнгой.

Вот оно что! „Была бы ты мальчишкой…“ С этих пор Рита и лишилась покоя. Прежде всего, она перестала дружить с девчонками, а свою коробку с кукольными нарядами, которые она шила целую зиму, подарила Гале. Потом упросила маму сшить ей брюки. Это было нетрудно, потому что у мамы у самой были брюки. Но вот остричь косы мама наотрез отказалась. Тут не помогли ни уговоры, ни слезы. Зато мама купила в военторге тельняшку и перешила ее Рите.

Теперь в городке Риту видели только в брюках и тельняшке.

Может, это помогло: мальчишки стали охотнее играть с ней. Она научилась гонять футбол, сражаться в шахматы. А однажды, когда увидела, что Колька Задорин колотит маленьких, так двинула ему, что ее стали побаиваться.

Они подружились с Витькой.

Когда папа вернулся из похода, он долго смотрел на Риту.

— Заправский мальчишка из тебя вышел бы. — И почему-то вздохнул.

На лето Рита с мамой и Галей уехали на Украину. Вернулись они в конце августа. Витька сразу выложил целый ворох новостей. На острове собирают грибы. Генкин отец поймал вот такущую семгу. А Кольке Задорину купили фотоаппарат, и он теперь всех снимает.

— Подумаешь, — сказала Рита. — А я хочу в мореходную школу поступать.

— Ха-ха, — ответил Витька. — Кто это тебя примет?

— А вот смотри. — Рита вытащила из чемодана два белых флажка и начала ими размахивать. — Понял?

— Чего понимать-то? Помахала туда-сюда, а я понимай.

— „Помахала“. Я „здравствуй, Витька“ написала, — стала объяснять Рита.

Витька только насмешливо свистнул и убежал. Но тут же вернулся, чтобы сказать:

— Эх ты, моряк с разбитого корыта.

На другой день Ритина мама и Витькина уехали в Мурманск. Рита, Галя и Витька остались дома одни.

— Поедем на остров за грибами, — предложил Витька.

— А Галка?

— Я тоже поеду, — сказала Галка.

— Еще чего, таскаться с тобой.

— Мине не надо таскать, шо я маленька? — важно сказала Галка.

Рита и Витька рассмеялись.

— Совсем хохлушкой за лето стала.

— А чего, может, и правда возьмем ее, — предложил Витька. — Устанет — посидим, никто ведь нас гнать не будет.

Взяли по ведру и направились к перевозу.

На острове, на самом берегу, лицом к городу стояло несколько домиков. Лодка перевозила людей в город и обратно.

— Что будем собирать? — спросила Рита, как только переехали. — Грибы или ягоды?

— Ягоды, — сказала Галинка.

— Ягоды только девчонки собирают, — возразил Витька. — Давайте грибы. Насушим, намаринуем. Пошли.

Они обогнули домики, поднялись на некрутые скалы и двинулись вперед. То и дело во мху попадались крепкие подберезовики. Не успели сделать и десятка шагов, а уже донышки в ведрах покрылись коричневыми шляпками.

— Этак мы за час насобираем, и делать будет нечего, — сказал Витька. — Давайте, правда, пока ягод поедим, а обратно пойдем — наберем грибов.

Ягоды — не грибы. Грибы сегодня собрал, а завтра снова иди собирай. А ягоды сорвал — и нет их. Видно, ягоды здесь обобрали, надо было идти искать. Поставили ведра и пошли в глубь острова.

Набрели на бруснику, стали горстями собирать — и в рот. А немного дальше целое озеро брусники нашли, будто кто ее из мешка рассыпал.

Только Галка и говорит:

— А я не хочу брусники — она кислая, я люблю чернику.

— Да ее, наверно, уже нет.

— Нет, есть, — сунулся Витька, — вчера сам видел — продавали у моста.

Пошли искать чернику. Шли, шли.

— Как бы нам не заблудиться, — вслух подумала Рита, — домов-то уже не видно.

— Чего там заблудиться, — ответил Витька. — Все время вперед идем, а дома сзади.

— И погода изменилась, гляди, дождь пойдет.

— Эх ты, — сплюнул Витька. — Знал бы — не брал. Свяжись с девчонками — наплачешься.

Этого Рита не могла вынести.

— Дурак, — сказала она. — Не понимаешь, что с нами маленький ребенок?

Витька не стал разговаривать. С молчаливым презрением он повернул обратно.

Но, к его удивлению, хотя они уже прошли порядочно, дома все еще не показывались. Сердце стало холодить тревогой.

— Вить, мы туда идем? — робко спросила Рита.

— Конечно, — буркнул Витька, — еще немного пройти.

Они пошли дальше.

— Я устала, — вдруг заявила Галинка. — Где наши ведра?

— Сейчас-сейчас, — каким-то подозрительным голосом ответила Рита.

„Сейчас разнюнится“, — понял Витька.

Но Рита молчала.

— Знаешь, — сказал он, — по-моему, когда мы собирали бруснику, мы чуть направо свернули, так что надо идти левее.

Свернули влево. И опять шли по камням, по мху, а впереди, кроме таких же камней и мха, ничего не было. Начал накрапывать дождь. Захныкала Галка.

Вдруг Витька остановился.

— Мы… и правда, кажется… заблудились.

— Что же нам делать? — растерянно спросила Рита.

— Не знаю.

Галка захныкала громче.

— Перестань, — прикрикнула Рита. — Мы вот что, мы пойдем все прямо и прямо, пока не выйдем к морю. А потом будем идти над морем и в конце концов выйдем к домам.

— Да-а, а когда выйдем?

— Остров не такой уж большой. Идемте.

Она присела на корточки перед Галинкой.

— Садись.

Галка привычно уцепилась за плечи и устроилась у Риты на спине. Рита поднялась и зашагала вперед. Витька — за ней.

Мелко сыпался дождик.

— Холодно, — заныла Галка.

— Нет, это тебе кажется, — ответила Рита. — Совсем тепло. Давай песню петь.

— Да-а, какую песню?

„До чего же хорошо кругом! Мы друзей веселых в лагере найдем…“ —

запела Рита.

Эту песню Галка любила. Спели ее, потом запели про октябрят.

— Рит, — позвал Витька. — Скоро?

— Скоро. Я уже чувствую запах моря. Только отдохнем немного.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.