Крепкий орешек

Леннокс Уинифред

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Крепкий орешек (Леннокс Уинифред)

Пролог

Мучимая бессонницей, Маргерит лежала на постели в полной темноте.

Когда в дверь позвонили, она даже не пошевелилась. Прошла минута, другая, но звонок не унимался, и тогда Маргерит поднялась и медленно оделась. Ее пугала мысль, что это может быть Грегори. За окном только-только занималась заря. Оказывается, с того времени, как муж ушел из дому, прошло несколько часов, хотя Маргерит показалось, что несколько мгновений.

Открыв дверь, она обнаружила на пороге полисмена.

— Миссис Лэнгтон? Я сержант Рэгсдейл! Разрешите войти? Я не стану злоупотреблять вашим вниманием.

Она жестом пригласила его в дом, и сержант протопал в холл, преувеличенно оживленно спрашивая, не будет ли с его стороны дерзостью надеяться на чашечку чаю или кофе. Маргерит с трудом соображала что к чему, и лишь по неестественному поведению блюстителя порядка поняла: что-то произошло.

— Давайте присядем, — пряча глаза, предложил полисмен, когда они оказались в кухне. — И прошу вас, возьмите себя в руки, миссис Лэнгтон, будьте мужественной! В конце концов, он ничего не почувствовал… Смерть была мгновенной.

И заслуженной, мог бы добавить сержант, следуя полицейской логике. И в самом деле исход был вполне логичным, если учесть, что в состоянии сильного опьянения Грегори Лэнгтон мчался на бешеной скорости, не справился с управлением и врезался в фонарный столб.

Грегори — мертв! Почему же я ничего не ощущаю? — потрясенно спросила себя Маргерит. Не могу же я быть такой бесчувственной?

Но все равно у нее в душе ничего не шевельнулось. Полисмен, и тот выглядел куда более расстроенным и подавленным, чем она. Сержант торопливо выпил чай, который сам же себе налил, и поинтересовался, есть ли у нее близкие.

Маргерит отрицательно покачала головой и словно со стороны услышала свой голос:

— Не беспокойтесь, пожалуйста, со мной все будет в порядке…

Чудно! — сказал сержант напарнику, поджидавшему его в машине. — Даже слезинки не проронила. Подозрительно как-то…

— Не обращай внимания, дружище! На такие известия каждый реагирует по-своему. Если мы начнем переживать не только за погибших, но и за их родню, никаких нервов не хватит. Выброси это из головы и поедем в участок — наша смена заканчивается!

Глава первая

Все мужчины одинаковы!

Должно быть, старею, подумала Маргерит, выключая в служебном кабинете верхний свет.

Было время, она работала допоздна и покидала офис в полном изнеможении, выжатая как лимон, но тогда она только-только начинала свое дело. Однако сейчас, когда долгожданный успех пришел, одержимость и напряжение самых первых дней вспоминались почему-то с ностальгией.

Маргерит нажала кнопку вызова лифта. Ее офис располагался в фешенебельном здании, которое принадлежало консорциуму известных страховых компаний, являвшихся, кстати, ее постоянными клиентами. Реклама, разработанная для них ее фирмой, оказалась настолько удачной, что Маргерит смогла договориться о вполне приемлемой арендной плате.

Сегодня она задержалась на работе из-за встречи с главным бухгалтером, подготовившим баланс за минувший год. Норман Карлтон взирал на Маргерит с восхищением — компания вышла на рекордную прибыль.

— Если вспомнить, с чего мы начинали, то ты просто молодец, Маргерит! — то и дело восклицал он.

Норман некогда работал на компанию, основанную еще дедом Маргерит, и именно он ошарашил Маргерит новостью о состоянии, оставленном ей дедом после смерти. Выросшая с дедом и с бабкой в скромной квартирке в предместье Лондона, она и мечтать не смела о таком неслыханном богатстве. Насколько Маргерит могла понять, бабушка, и та не знала, что ее муж играет на бирже — причем с поразительным успехом.

Потребовалось некоторое время, чтобы Маргерит освоилась в новом для себя качестве восемнадцатилетней наследницы солидного состояния. Поначалу ее пугала ответственность за деньги, и только потом, после истории с появлением и исчезновением из ее жизни Грегори, она поняла, что деньги необходимо пустить в оборот, и не просто поняла, но и доказала, что женщина способна добиться успеха на ниве предпринимательства не хуже любого мужчины.

Сегодня вечером Маргерит предстояло отпраздновать трехлетие своей компании и процветание своего дела… одиноким ужином в квартире, после чего она собиралась просмотреть документы, подготовленные помощником для заключения контракта с весьма выгодным клиентом, и пораньше лечь спать.

Лишь недавно Маргерит начала осознавать, что успех является синонимом одиночества. Но разве не к этому результату она стремилась? Разве не сама пришла в свое время к выводу, что, чем дальше продвигаешься по тернистому и многотрудному пути успеха, тем опаснее связывать себя моральными обязательствами по отношению к кому бы то ни было? После истории с Грегори она могла полагаться только на себя.

Ты сама выбрала этот путь! — раздраженно напомнила себе Маргерит, выйдя на улицу и оглядевшись. Улицы казались пустынными после сумасшествия часа пик. Маргерит машинально бросила взгляд на витрину супермаркета и увидела отраженную в стекле тоненькую фигурку, облаченную в теплое пальто. Да, именно она, эта молодая, хрупкая женщина возглавляет одну из самых процветающих компаний города и слывет гением рекламного дела; именно с ней стремятся работать самые респектабельные фирмы, и, что самое важное, успехом этим Маргерит обязана только своему колоссальному трудолюбию и талантам.

Так почему же именно сегодня она оказалась во власти сумрачного настроения и смутных сомнений в правильности избранного пути? Почему, черт побери, именно сегодня встал перед ней вопрос: а стоит ли карьера такой высокой цены, каковой является отсутствие личной жизни?

Спору нет, она сама сделала свой выбор, никто не принуждал ее поступать именно так, ведь даже после драмы с Грегори Маргерит могла вести прежний праздный и беззаботный образ жизни. Норман однажды назвал ее выбор некой формой терапии, и Маргерит готова была согласиться, что он не так уж и далек от истины. Но, если до поры до времени все шло хорошо, почему же сейчас у нее опускаются руки? Ей двадцать шесть лет, она вполне обеспечена и коммерческий успех сопутствует ей. Она привлекательна, умна, у нее есть близкие друзья. О чем, казалось бы, беспокоиться?

Добравшись до квартиры, Маргерит со вздохом облегчения отперла дверь.

Комнаты были отделаны в том же стиле, что и помещения ее офиса. Стены и ковер в большой гостиной были выполнены в мягких серо-голубых тонах. Два больших дивана с матовой шелковистой обивкой стояли друг против друга, а между ними — изящный кофейный столик из эбонитового дерева. Диванные подушки серо-голубого и лазоревого тонов эффектно дополняли декор.

Для оформления квартиры и офиса Маргерит пригласила одного и того же дизайнера. Результатом стали классическая простота и совершенство отделки. Каждое утро в квартиру приходила уборщица и вылизывала комнаты до последней пылинки. Обычно, придя с работы, Маргерит наслаждалась холодными цветами светлой и аккуратно убранной гостиной, изяществом современной итальянской мебели, идеальной завершенностью всех цветов и линий, словно говорящей хозяйке и гостю: «Не прикасайтесь ко мне, не нарушайте гармонии».

Сегодня, однако, та же самая обстановка почему-то раздражала ее. Маргерит поймала себя на том, что вспоминает дом в Хемпстеде, где они жили с Грегори, и блаженство тех счастливых месяцев, когда она увлеченно продумывала интерьер своего семейного гнездышка, столь чуждый холодной элегантности ее нынешнего жилья.

— Что было, то прошло! — сказала она вслух и, сняв пальто, аккуратно повесила на вешалку, разгладив все складки, сняв все пушинки, — повесила так, как ее приучила когда-то бабушка, неуемная радетельница чистоты и порядка. Маргерит вспомнила, как Грегори насмехался над ее патологической аккуратностью. Он вообще ни во что ее не ставил, только тогда она была слишком влюблена, а потому слепа, и не осознавала, что за его невинным, на первый взгляд, подтруниванием стоит нечто жестокое.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.