Цацики и его семья

Нильсон-Брэнстрем Мони

Серия: Цацики [2]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Цацики и его семья (Нильсон-Брэнстрем Мони)

Вопль счастья

В Афинах Цацики не понимал ни слова из того, что говорили люди вокруг, а говорили они много. Без остановки, на каждом шагу. Мамаша и сама не замолкала ни на секунду. Она весело щебетала, куда-то показывала пальцем, что-то объясняла и хохотала.

Движение на улицах было сумасшедшее. От выхлопных газов чесалось в носу. Горячий воздух дрожал между стенами домов, асфальт обжигал ноги. Пот градом катился с Цацики. Хорошо еще, что рюкзак у него был не такой тяжелый, как у Мамаши, иначе он просто грохнулся бы в обморок.

Мамаша не пропускала ни одной таверны, где подавали цацики — греческий йогурт с огурцами и чесноком, — это блюдо она любила больше всего на свете. Она даже сына своего так назвала. Причем двойным именем: Цацики-Цацики — ведь сына она любила в два раза больше. Сейчас она с такой жадностью уплетала этот йогурт, что уголки ее рта стали совсем белые. Цацики же пил лимонад и ел мороженое, которое таяло прямо в руках. Потом они на метро поехали в порт Пирей, где их ждал паром.

«Ту-у-у!» — паром отошел от причала, а Цацики с Мамашей стояли на палубе и смотрели, как берег исчезает вдали. Дул теплый, соленый и влажный ветер. Море сверкало бирюзой.

Цацики уже успел полюбить Грецию. Он лизнул свою руку. Кожа была соленая. Цацики с нетерпением ждал ночи — ночью им предстояло спать на палубе. Мамаша заранее разложила спальные мешки, чтобы никто не занял их место, а теперь весело болтала с кем-то из пассажиров. Никто не умел так легко заводить новые знакомства, как она.

Какой-то парень взял гитару и начал играть, а солнце тем временем закатилось в море, и в небе загорелся триллион мерцающих звезд. Одна звезда светилась ярче других. Наверное, она указывает путь к папе Ловцу Каракатиц, — думал Цацики. Он положил голову на колени Мамаше, которая подпевала парню с гитарой.

Мамаша наклонилась и поцеловала Цацики.

— А вдруг его не будет дома? — прошептал Цацики и обнял ее за шею.

— Послушай, Цацики-Цацики Юхансон, мы же вместе — у меня есть ты, а у тебя есть я. А это не так уж мало.

— Да, ты права, — ответил Цацики. — А еще у нас есть Пер Хаммар.

— И Пер Хаммар, — согласилась Мамаша.

— И Йоран, — добавил Цацики.

— И Йоран.

— И бабушка с дедушкой.

— И Мортен Вонючая Крыса, — вспомнила Мамаша.

— И учительница, и Шиповник, и фокусница Элин, и…

— И те, с кем мы еще даже не знакомы, но когда-нибудь познакомимся, — продолжила Мамаша. — Мы с тобой самые счастливые люди на свете. Мне кажется, я сейчас закричу от счастья.

— И я, — ответил Цацики.

И над Грецией прокатился их двухголосый вопль радости.

— Почему вы кричите? — удивился парень с гитарой.

— Потому что жизнь прекрасна, — сказала Мамаша.

Кораблик уходил все дальше и дальше в открытое море, а Цацики уже крепко спал у Мамаши на коленях.

Агиос Аммос

На остановке «Агиос Аммос» вышли только Цацики и Мамаша. Здесь жил папа Ловец Каракатиц и здесь когда-то началась жизнь Цацики, порожденная бурной, пьянящей любовью.

Этого мгновения Цацики ждал давно. Он полагал, что здесь, в этом месте, испытает особенные, ни на что не похожие чувства. Но сейчас он чувствовал только, что вспотел и что его укачало. Сперва путешествие на корабле, потом несколько часов в автобусе по дороге, петлявшей между гор высотой с Килиманджаро. Майка прилипла к спине, а ирокез грустно поник, как завядший тюльпан.

— Смотри! — сказала Мамаша. — Ну и красота! Дух захватывает!

У Цацики тоже захватило дух, но не от красоты, а от жары — ему казалось, что еще немного, и он расплавится на солнце.

— Воды, — застонал он. — Воды…

Мамаша тут же потащила его вниз, на крохотный пляж в гавани. Через секунду он уже стоял в прохладной воде.

— У тебя чуть не случился солнечный удар, — сказала она, смочив ему голову водой. — Советую тебе искупаться.

— Ага, — вздохнул Цацики и окунулся целиком. Глаза защипало.

— Это от соли. Мы на Средиземном море, — засмеялась Мамаша и закружилась вокруг него, как в детстве, когда он был совсем маленький.

Полы ее платья распустились по воде, как лепестки кувшинки. На пляже загорало несколько туристов, но в остальном Агиос Аммос казался безлюдным.

Маленький поселок карабкался вверх по отвесным обожженным солнцем горам. Дома были такие белые, что слепили глаз. У пристани стояли яркие, разноцветные рыбацкие лодки. Ветер разносил приятные запахи.

— Что это так пахнет? Каракатицы? — спросил Цацики.

— Да, — ответила Мамаша, — а еще чабрец, пинии и оливковые деревья.

В гавани они нашли несколько таверн и заколоченных магазинчиков. Столики и стулья прятались в тени под навесами из пальмовых листьев. За столиками сидели какие-то мужчины, заинтересованно глядевшие на Мамашу и Цацики, когда те проходили мимо. Цацики тоже уставился на них во все глаза. Вдруг среди них он узнает папу Ловца Каракатиц?

— Нет, твой папа был красавчик, — сказала Мамаша. — Вряд ли он сильно изменился с тех пор.

— А где он живет?

— Вон там, на самом верху, — ответила Мамаша. — В Навозном переулке.

— Навозном? Разве это возможно, чтобы переулок назывался Навозный? — не поверил Цацики.

— Здесь возможно все, — сказала Мамаша.

Пока они грелись на пляже, Агиос Аммос медленно пробуждался от послеобеденного сна. Прохожие с любопытством смотрели на Цацики и Мамашу и мило улыбались. Мимо прошла старушка в черном платье, с загорелым, высушенным на солнце лицом. Она вела ишака, нагруженного большими арбузами. Цацики вдруг почувствовал, что ужасно проголодался.

— Пошли, — сказала Мамаша и оделась. — Сейчас мы пойдем к Марии и пообедаем. Мария готовит самый вкусный в мире цацики.

— Ты с ней знакома?

— Да, я работала у нее, когда жила здесь, — ответила Мамаша. — К тому же она твоя бабушка.

Цацики остановился как вкопанный.

— Бабушка?! Разве у меня здесь есть бабушка?

— Конечно, есть, — сказала Мамаша таким тоном, словно это было что-то само собой разумеющееся.

Цацики покачал головой. Выходит, в Греции у него есть не только папа, но и бабушка, а возможно, еще и дедушка, которого он тоже никогда не видел.

Цацики очень ждал этого путешествия, ему было и радостно, и страшно одновременно. Радостно, потому что он наконец-то встретится с ним, со своим отцом, о котором он только слышал и которого видел лишь на старой нечеткой фотографии. Но он боялся, что папа Ловец Каракатиц вовсе не обрадуется, узнав, что у него вдруг откуда ни возьмись появился сын.

Правда, еще больше Цацики боялся, что ему самому не понравится Ловец Каракатиц. Мамаша даже пообещала не рассказывать ему о Цацики, пока Цацики сам не решит: подходит ему такой отец или нет.

— Ну ты даешь, — удивилась Мамаша. — Дети не могут выбирать своих родителей.

— А я могу, — ответил Цацики.

Родственнички

У бабушки Марии были маленькие черные усики. При всяком удобном случае она щипала Цацики за щеки. Цацики было больно. И вообще, он считал, что щипать незнакомого человека — наглость. Голос Марии напоминал пулеметную очередь и паровозный гудок одновременно.

Завидев гостей, она издала такой пронзительный вопль, что у Цацики заложило уши. А потом затарахтела и бросилась обнимать их, да так, что чуть не задушила Цацики в своих мощных объятиях. Потом она достала лимонад и вино, еще разок ущипнула Цацики, поставила на стол миску с цацики, салат и хлеб. Бабушка Мария засыпала их вопросами, не дожидаясь ответа, без конца щипала Цацики и обнимала Мамашу, а на столе откуда ни возьмись уже появились жареная картошка и дыня. Обслужив посетителей за другими столиками, бабушка Мария отправилась за своим мужем.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.