Избранные стихи в переводе А.Гомана - часть 1

Альтерман Натан

Жанр: Поэзия  Поэзия    2012 год   Автор: Альтерман Натан   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Натан Альтерман Избранное Перевод с иврита и примечания - Адольф Гоман Приложение : Комментарии переводчика к циклу «Песнь десяти братьев»

Из книги «Звёзды вовне» (1938 г.)

Он вернулся – мотив, позабытый тобой,

И открыта для глаза дорога без края.

Неба синь пред грозой, дуба сень под росой –

Все, прохожий, тебя ожидают.

В бурю молний огонь, темень гор осветив,

Как в качелях, взлетит до вершины,

А овца и газель подтвердят, что в пути

Ты их встретил и гладил им спины,

Что твой город далёк, что с котомкой пустой

Не однажды склонялся влюблено

Пред девичьей красой, трелью птички лесной,

Ливнем век в кронах рощи зелёной.

Встреча без конца

Ты ворвалась бурей, петь тебе – награда!

Не отгорожусь ни дверью, ни стеной.

Страсть к тебе меня пленяет райским садом –

Кр'yгом голова, не шелохнуть рукой!

Всем стихам ты повод и судья единый,

Вечно ты внезапна и глаза слепишь.

Когда улицы зальёт закат малиной,

Заплети меня в свои снопы…

Не прощай того, кто дело, струсив, бросит.

По земле твоей один готов бродить.

И моя молитва ничего не просит,

Лишь одна мольба: позволь с тобою быть.

До предела боли, до истоков ночи,

Вдоль железных улиц – длинных и пустых –

В дар твоим младенцам мне, беднее прочих,

Миндаля с изюмом Бог велел снести.

Наше сердце бьётся у тебя в ладони,

Не жалей, не дай чтоб замерло оно

И наполнил мрак его, как дом, в котором

Без оставшихся снаружи звёзд темно.

Месяц жарче губ влюблённой поварихи,

Небо влажным кашлем оглашает тьму.

Как платок, мне фига листик сбросит тихо.

Поклонюсь

Я ей

И подниму.

И, когда однажды грянет барабан

В городах больных, глухих среди торгов,

Упаду с улыбкой, не стесняясь ран,

Между колесниц и поездов.

Песня на музыку Н. Шемер в исп. Х. Альбертштейн

http://www.youtube.com/watch?v=zix_UfKe1XQ/

Ветер и все его братья

Посмотри, вот мой город с поблекшим щитом.

Весть об осени робкой дороги несут.

Ко дворам, и к дверям, и к шарманке тайком

Страны новые, крадучись, льнут.

Серый вечер подул, гроздь ворон на столбах,

Колея из свинца покраснела в тумане,

Неспокойно дыханье деревьев в садах.

Этот час, как он долог и странен!

Потемневший простор распахнуться готов.

И оттуда, над тенью моста пролетая,

От села, погружённого в стоны быков,

Где слепит тучи молнии нить золотая,

Возникает из чащи, летит вдоль ок'oн…

Салютуют дома буре, мчащейся мимо.

В её праздник и смех, в её песнь вовлечён

Я – испугом, волненьем гонимый.

Я к забору прижат и дохнуть не могу.

Её молот гремит, сотрясая весь город.

И охрипшее небо,

Склоняясь к нему,

По глазам его хлещет и воет.

Что за мощь, что за ширь, что за страшная тень,

Что за длань над моей головою?

Дай мне, Бог всемогущий, в последний мой день

Пасть у врат Твоих царств, умереть пред Тобою.

Но я счастлив ещё: ветер трепет листву,

И бегут голоса в русле улиц привольно.

Пусть львиная доля

Достанется льву,

Нам и яблока будет довольно!

Ибо шири без края и лет длинный ряд

Город мой окружают любовным стенаньем.

Я и сам наполняюсь дрожью оград

И от счастья заплакать готов, словно камень.

Если б знал ты, мой Бог, как дорога чиста…

Затихая вдали, буря зла и прекрасна.

И с дрожащею спичкою ищет звезда

Нашу землю в пространстве напрасно.

Под раскаты внезапных громов в темноте,

Мимо скверов, базаров, не пряча лица,

Хорошо, как ошибка, блуждать в простоте

Меж имён без числа, слов и встреч без конца.

Вечер в старом трактире и заздравная песнь трактирщице

Если встретится вам средь долины село

И дорога пройдёт ваша близко,

То в старинный трактир загляните, сыны,

От меня передайте привет и записку.

Ибо, может быть, зря наши песни мы пели,

Может, в их колымаге не уедем далёко,

Но,

Зато уж наша хозяйка трактира…

Блажен, чьё узрело око!

Ты красива красой и величьем слона.

Что за бёдра! И кто их обхватит, подруга?

И, припомнив тебя, ночью наши сердца

Из гнезда выпадают с испуга.

Ты, как гроздь винограда, – сок брызжет в глаза,

Твоим светом душа,

Твоей тьмою согрета.

Средь бесплодия дней наших ты как колосс

Красоты, и блаженства, и лета.

Для слезы умиленья, улыбки раба

Создана

Империя тела.

Если б выжила в мире единая песнь,

Для тебя, о тебе б

Она пела.

И, пока свет в окне, на тебя посмотреть

Твои мёртвые явятся в свете луны,

Будут в чёрных очках неподвижно сидеть

Без улыбок, без дрожи рядком вдоль стены.

– Ты помнишь (поют),

Город мой разорён.

– Ты помнишь (поют),

Череп мой размозжён.

Но Божья рука защитит тебя:

Отыщет в дыму,

Спасёт из огня.

Новый серп золотой над домами взойдёт,

Новый голос наполнит

Старый путь спозаранку.

«Вновь рождённое сердце тебе принесут, –

Скажет он. –

Послужи ему нянькой».

Чтобы помнило: небо сияет в красе,

Трав ковёр оживает, трепещет в росе,

Час согревшийся ночи и час нового дня

На границе меж ними ставят свет и тебя!

Вот заздравная песнь (и она в твою честь)

На простые слова (будь добра к ним!), которым

Дал урок я смеяться немного и петь.

Вот и всё, больше знать не дано им.

Вечер, силы теряя, на землю упал,

Не избалован булкой и сладким вином.

Тихо глаз его красных

Угасает огонь…

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.