Когда летом выпадет снег…

Бромберг Дина

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Все началось с банальной утренней ссоры. Мы с Джорджем поругались из-за того, что я, видите ли, не приготовила ему с вечера рубашку с перламутровыми пуговицами, а ему идти на прием к шефу, и вообще что я за жена такая!

— Что, твой шеф придает такое значение тому, какие у рубашки пуговицы? — съязвила я. — Он что, голубой, что ли?

Джордж терпеть не может ни голубых, ни самой этой темы для разговора. Поэтому он в ответ одарил меня взглядом, полным немого укора, и захлопнул дверь. Я же зевнула и улеглась обратно в кровать. Я решила вовсю праздновать свой нежданный выходной — наша контора на сутки осталась без электричества из-за внезапно налетевшего смерча. Ничего веселого, конечно, деревьев навалило, даже человеческие жертвы были, но для меня смерч обернулся радостью — лишний выходной для замотанного младшего бухгалтера вроде меня, просто невероятное счастье. Слава Богу, что наш идиот Роммел не велел нам, как в прошлый раз, когда трубу прорвало, выйти на работу и тупо слоняться весь день без дела чуть не по колено в водичке из канализации. Вот приятность! Но сегодня у меня был целый день в полном моем распоряжении, а завтра уже уикенд, значит, Джордж придет в четыре, мы соберемся и махнем на побережье, как и собирались. Ур-ра, подумала я, еще раз зевнула, потянулась, потом все-таки вылезла из кровати и для начала легла в ванну.

Покончив с косметическими удовольствиями, я поставила в духовку курицу со специями и рисом — Джордж ведь придет голодный как собака, надо будет его чем-то покормить. И позвонила Маргарет — у нее тоже вроде как выходной, их контора на той же улице, что и наша, а, следовательно, они тоже сидят без электричества. Маргарет страшно обрадовалась моему приглашению на чашечку кофе, и через сорок минут ее новенькая бежевая «лянча» уже стояла у моих дверей.

— Выглядишь потрясающе, дорогая! — традиционная фраза, чмок в щечку. Маргарет почему-то обожает все эти непременные ритуальные штучки. Раньше она такой не была, это ее в конторе приучили. Но в остальном она просто прелесть, так что некоторую манерность я ей всегда прощаю.

Мы пошли на веранду выпить кофе. Вернее, сначала предстоял приятный ритуал — смолоть кофе в старинной медной мельнице, потом варить его в глиняной турке на маленьком тигельке (пусть и электрическом), с наслаждением вдыхая аромат, а уж потом — пить, пить. Кто придумал пить кофе маленькими чашечками, непременно черный и непременно без сахара? Я, например, всегда беру чашку побольше и наливаю кофе только до половины, остальное доливаю молоком и бросаю не меньше двух кусков сахара — потрясающе вкусная штука. Маргарет, правда, пьет его классическим способом — поэтому я извлекла ее любимую китайскую чашечку и поставила перед ней.

Пока я возилась с мельницей и ставила на огонь турку, Маргарет небрежно обмахивала лицо пуховкой из пудреницы и подмазывала губы. Тоже у нее с работы привычка, до того, как она в эту контору попала, она и краситься-то толком не умела. На свадьбу, например, я на нее красоту наводила. Потом она достала из сумочки сигареты, одну протянула мне.

— Я же бросила.

— Извини, память девичья. Слушай, я тут в газете такое потрясное объявление прочла. Погоди-ка, у меня даже вырезка с собой, — Маргарет порылась в сумочке и вытащила на свет Божий кусок «Геральд дейли ньюс». — Смотри, есть такая компания, «Фэшн хистори».

— «Модная история»? Маргарет, по-моему это чушь. Разве нормальный человек придумал бы такое название для своей компании?

— В том-то и дело, что они ненормальные! — радостно отозвалась Маргарет. Они изобрели и запатентовали машину времени…

— Маргарет!

— Погоди, дослушай сначала! Не перебивай! — разгорячилась Маргарет. — Они предлагают отправиться в путешествие по доисторическим временам. С комфортом и замечательным времяпрепровождениям.

— Маргарет, и ты всему этому веришь? Вот дурила, прости Господи.

— Да погоди ты…

Назревающий спор был прерван сильным стуком в окно.

— Ох, Дэш, когда вы только поставите наконец решетки на первый этаж, — посетовала Маргарет, прихлебывая горячий кофе.

— Джордж считает, что это невыгодно — мы все равно скоро съезжаем отсюда.

— Помогите несчастным! — донеслось снизу. Я выглянула. Под окном стояли нищенки. Самые настоящие нищенки, прямо из Марка Твена. Или Джеймса Гринвуда. Девятнадцатый век, английский работный дом. Оборванные и страшные — и, наверное, ужасно вонючие. На моей памяти в нашем супердобропорядочном квартале нищенки вообще никогда не появлялись.

Две женщины постарше подошли к самому окну и принялись что есть мочи колотить по подоконнику. Еще трое — по виду девчонки от одиннадцати до пятнадцати лет — остались стоять в сторонке, выжидая, чем дело кончится. М-да, это совсем никуда не годится — этак они мне окно высадят.

— Слушай, Марджи, — взмолилась я. — Я пойду, попробую их отогнать со двора, а ты стереги здесь, если что — бей чем попало.

Маргарет нерешительно оглядела нищенок.

— Вряд ли они станут так уж ломиться, они же понимают, что ты можешь вызвать полицию, и их упекут в каталажку.

— Да ладно, а то ты не слышишь, как они тарабанят. Ишь, расстучались, точно их домой не пускают. Хочешь — можешь пойти попробовать прогнать их, а я покараулю здесь, будь уверена, я им спуску не дам.

— Нет уж, я лучше тут останусь, иди прогоняй их сама, — Маргарет поежилась.

— Как скажешь, — трусиха она все-таки. Ну ничего, сама справлюсь.

Я взяла свою любимую скалку с металлическими ручками и гордо направилась к дверям. У вешалки я остановилась и подумала, что все-таки для начала дам что-нибудь детям, а уж потом как-нибудь всех вместе выставлю. А может, они и сами уйдут. Десятка — и пускай катятся.

Я вышла во двор, но к нищенкам подходить не стала. Поманила к себе ту, пятнадцатилетнюю, сунула ей в руку десятку и велела:

— На и скажи своим мамашам — или кто они там есть, — чтобы они прекратили колотиться в окно и уходили.

Девочка как-то странно на меня смотрела и уходить вроде как не собиралась. Пялилась на меня своими огромными серыми глазищами. Пришлось на нее прикрикнуть:

— Ты что, оглохла? Давайте, давайте, а то полицию вызову.

В этот момент до меня донесся звон разбитого стекла. Враг перешел в нападение. Я поняла, что надо контратаковать, а то поздно будет. Съездила девчонке по шее скалкой, девчонка шарахнулась в сторону и побежала к двум другим, которые, видя, что та удирает, развернулись и тоже дали деру. Я набежала сзади на взрослых нищенок, которые уже нагло лезли в дом, одна пыталась подсадить другую, и огрела ту, которая лезла в дом, скалкой по спине. «Пирамида» рассыпалась, но нищенки соображали быстрее, чем я думала, и рванули к открытой двери. Входная дверь у нас устроена в виде зарешеченной коробки, то есть крыльцо затянуто красивой резной решеткой, и от внешней двери — бронебойно-металлической — ключи естественно, отдельные. Для нас с Джорджем это было сущей морокой, потому что мы оба умудрялись с завидной регулярностью забывать ключи и потом долго топтаться у двери родного дома, дожидаясь своей (своего?) половины в надежде, что та (или тот) уж наверняка придет с ключами. Слава Богу, ни разу мы еще не бывали в ситуации, когда ключи забыли оба супруга. Так вот, нищенки, пыхтя и сбивая друг друга с ног, пытались обогнать меня на пути к открытой входной двери, но это им плохо удавалось, потому что они все время падали и поскальзывались. Господи, подумала я на бегу, в жизни такого не видела — просто животики надорвешь. Мне легко удалось обогнать нищенок, и я влетела на крыльцо. Но они тоже оказались не промах, и чуть не влетели вслед за мной. Я молниеносно развернулась и атаковала их по новой, обе наполучали от меня скалкой. Тут только до них дошло, что я просто так не сдамся, и они с криками и ворчанием бросились наутек. Я проверила запор на воротах — видно, я их не заперла, когда впускала машину Маргарет, потому они и вошли так легко, и гордо развернулась в обратном направлении. Дверь на крыльцо, правда, захлопнулась, пока я гоняла нищенок, но меня это ничуть не смутило.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.