Возврата нет

Колдер Эйлин

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Возврата нет (Колдер Эйлин)

Эйлин Колдер

Возврата нет

Scan: Sunset; OCR amp; SpellCheck: Larisa_F

Колдер Э. К 60 Возврата нет: Роман /

Пер. с англ. И.И. Иванова. – М.: Международный журнал «Панорама», 1999. – 192 с.

(Серия «Панорама романов о любви»)

Оригинал: Colder

Allien, 1972

ISBN 5-7024-0772-5

Переводчик: Иванов И.И.

Аннотация

Получив задание взять интервью у известного писателя, молодая журналистка смело принимается за дело. Обманом она ловко проникает на виллу, где живет знаменитость, входит к нему в доверие, но… В жизни все не так просто.

Буквально через несколько дней девушка понимает, что по уши влюбилась в хозяина дома. Что же ей выбрать – долг или любовь?…

Глава 1

Шелест волн, набегающих на белый, засыпанный ракушками песок, успокаивал и навевал дремоту. Полуденное солнце слепило сквозь крепко сомкнутые ресницы и уже пощипывало кожу. Воздух плыл и дрожал в жарком мареве.

Мэри лежала, растянувшись на шезлонге, и лениво размышляла, стоит ей перебраться в тень, к бару, или нет.

Это было истинное блаженство – впервые за долгие годы взять давно полагавшийся ей отпуск и махнуть в Италию, в сказочный город Римини, подальше от лондонских туманов и сырости, от лихорадочной, полной стрессов и нервотрепки редакционной рутины. На солнечный берег, где можно без опаски предаться откровенному и упоительному безделью, отрешившись от всего света и от работы – в первую очередь.

– Синьорина, вас к телефону! – прервал ее грезы мужской голос. Возле шезлонга стоял широкоплечий черноволосый красавец и улыбался ей, чуть наклонив голову.

– Вы, наверное, что-то перепутали, – ничего не понимая, сказала Мэри. – Мне никто не может звонить.

Спустив длинные стройные ноги на обжигающий песок, она села. Двое брюнетов, сидевших за столиком у бара, присвистнули и обменялись многозначительными взглядами.

– Вы – синьорина Брэйдли из Лондона? – терпеливо спросил бармен. – Если да, то к телефону попросили позвать именно вас.

Мэри улыбнулась и, отбросив с лица волну длинных светлых волос, со вздохом отправилась к стойке бара.

– Я вас слушаю.

– Мэри, это Пол. У меня для тебя отличная новость! – загремел бодрый голос, и девушка тоскливо застонала.

Звонил главный редактор газеты и ее непосредственный начальник Пол Гаррисон, сорокапятилетний трудоголик и холостяк, сварливый и непоколебимый, как железобетонная стена. Он обладал прямо-таки параноидальным стремлением не давать своим сотрудникам ни минуты отдыха.

– Откуда тебе известно, где я? – нервно спросила Мэри. – Я никому в редакции об этом не говорила.

– Позвонил твоей сестре, – ухмыльнулся шеф. – Ну как, рада меня слышать?

– Пол, дорогой, твой звонок еще имел бы оправдание, если бы сгорело помещение редакции или премьер-министр Англии сбежал из страны с католической монашенкой. А поскольку ничего подобного, как я понимаю, не происходит, извини – я не испытываю от разговора с тобой ни малейшей радости, – отрезала Мэри. – В конце концов, это нечестно – напоминать мне о работе. Каждый человек имеет право на отдых.

– Не смейся, Мэри! Мне ли тебя не знать? Бьюсь об заклад, ты уже маешься от безделья и мечтаешь о том, чтобы поскорее оказаться в стенах редакции, – жизнерадостно отозвался Пол. – Ты чертовски талантливая журналистка, профессионал до мозга костей, для которого высшее счастье и смысл жизни – мчаться исполнять новое задание. Не сомневаюсь, малышка, ты охотнее простоишь под проливным дождем на ледяном ветру целую ночь и первой получишь нужную информацию, нежели станешь валяться на солнце в этом своем Римини.

– Пол, ты, как всегда, обобщаешь. Делу – время, потехе – час, разве не так говорят? – попыталась остановить его Мэри, но шеф, казалось, даже не услышал ее слов.

– Я и звоню, чтобы обрадовать тебя. Малышка, похоже, нам подвернулся отличный материал! Достаточно только протянуть руку, и сенсация сама упадет тебе к ногам. Слышишь меня?

Пол и в самом деле знал ее слабости. Как ни боролась с собой Мэри, журналистская привычка выжимать информацию до конца взяла верх.

– Не томи, Пол, выкладывай в чем дело, – со вздохом сказала она.

– В двух минутах езды от твоего отеля расположена вилла Ирвина Поттера, и он сейчас там.

– И что тут такого? – озадаченно поинтересовалась Мэри. – Преуспевающий писатель приехал на отдых, что может быть более заурядного?

– А если я тебе сообщу: на эту же самую виллу сегодня утром привезли малолетнюю дочку Шейлы Моури, что ты на это скажешь? Разумеется, все это делается в обстановке строжайшей тайны, и, кроме нас с тобой, никто из газетчиков еще не знает о происшедшем.

– Ты ручаешься за подлинность информации? – быстро спросила она.

– Обижаешь, малышка! – оскорбился шеф. – Ты же знаешь мои связи! – Пол обожал хвалиться своими таинственными связями, которые на поверку чаще всего оказывались мыльным пузырем. – Из самых что ни на есть авторитетных источников мне дали понять, что малышка Мона, скорее всего, уже находится в доме Поттера.

Охотничий азарт охватил Мэри. Было отчего прийти в волнение. Имя Шейлы Моури, молодой восходящей кинозвезды, обладавшей редкой красотой и феноменальным талантом, оказалось в центре скандала после того, как один парижский иллюстрированный ежедневник сумел заснять актрису в объятиях американского конгрессмена Марка Ричардсона. Политической карьере Ричардсона, как и его репутации примерного семьянина, был нанесен немалый ущерб, а когда без малого год назад Шейла родила внебрачного ребенка, толки и пересуды разгорелись с новой силой. В довершение всех бед актриса попала в Париже в аварию, и жизнь ее висела сейчас на волоске, так что вопрос о будущем малютки Моны и вопрос о том, кто ее отец, слились в один. Задним числом обнаружилось, что помимо Ричардсона красотка Шейла в последнее время многократно встречалась с Ирвином Поттером.

Ирвин Поттер был человек-загадка. Один из самых популярных в Англии и на континенте писателей, произведения которого неизменно присутствовали в ежегодных списках бестселлеров, он не жаловал журналистов, и о его личной жизни никому ничего не было известно.

Поттер принципиально не давал никаких интервью, держался от репортеров на расстоянии пушечного выстрела и оставался для широкой публики своего рода терра инкогнита. На обложках его книг отсутствовали традиционная колонка с информацией об авторе и фотография, при всем том, что он был исключительно хорош собой и, если бы не стал удачливым автором, мог сделать карьеру в кино или модельном бизнесе. Об этом свидетельствовали несколько снимков Поттера, сделанных вездесущими папарацци в те моменты, когда он выходил из ресторана или отеля. Вопрос о том, не является ли он настоящим отцом ребенка Шейлы Моури, вот уже несколько месяцев не давал покоя читающей публике, и Мэри как профессиональная журналистка не могла не загореться энтузиазмом в предчувствии сенсации.

– Ну что, взыграло ретивое? – со смешком поинтересовался шеф.

– Заманчиво! – уклончиво согласилась Мэри. – Но мой профиль, Пол, – социальная сфера, экономика, политика. Светские сплетни и скандалы скорее по части Юлы Хант.

– Юла в Нью-Йорке, а ты прямо на месте событий, – брюзгливо заметил Пол. – А потом ты, как и положено отдыхающей особе, наверняка не в курсе того, что с сегодняшнего утра авиадиспетчеры объявили очередную забастовку, а значит, я не могу выслать кого-нибудь еще. Итак, слушай внимательно. Твоя задача – проникнуть к Поттеру в дом и взять у него интервью до того, как о приезде малышки Моны пронюхают конкуренты.

– Минутку, минутку, Пол! – взмолилась Мэри. – Дай мне хоть слово вставить. Насколько мне известно, Поттер даже на презентации своих книг не приходит, а ты предлагаешь мне не только проникнуть в его логово, но и взять у этого человеконенавистника интервью.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.