Запретный Лес

Мардини Димитрио

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Должность лесника – не просто традиция. И уж точно не милость, данная тому, кого несправедливо лишили возможности развиваться, подобно всем остальным.

Это и не привилегия, и не «отдушина в жизни», как считал его предшественник. И уж точно не дар, как когда-то давно он пытался убедить себя…

Это необходимость.

Потому что Лес – живой. Он помнил, когда впервые подумал об этом – с тех пор всё стало понятней и легче. С тех самых пор, как не верящий до конца в случившееся человек плакал у остывающего камина, запершись в покосившемся, обветшалом деревянном домике на окраине леса. А ранним, туманно-холодным утром вышел на порог и побрёл прочь, веря лишь в то, что такая жизнь – не для него. Но, пройдя лишь несколько шагов, услышал за спиной шорох мягких лап, быстро ступающих по опавшей листве.

И в тот же миг перед глазами мелькнуло видение: он сам, с разорванным горлом, лежит на холодной земле, пытаясь отогнать смерть немеющими руками, а над ним стоит огромный волк, не отводя взгляда гордых жёлтых глаз, подёрнутых серой пеленой старости. Смотрит спокойно и грустно, будто пытаясь что-то сказать, объяснить…

Лишь миг, и он обернулся, хватаясь за арбалет, подаренный бывшим лесничим, и выстрелил, не задумываясь, не помня себя от страха. А потом стоял, преклонив колени, над телом волка, и смотрел ему в глаза, видя в них – только гордость и благодарность.

И он понял, что это Лес позвал его, это Лес – помешал уйти, поделившись тем дорогим, что у него было – возможностью дать старому зверю ту смерть, которой волк жаждал больше всего.

Годы идут, осыпаясь листьями, хрустя морозом в ветвях деревьев и проливаясь дождями, а он – всё также ходит по Лесу. Он идёт, и Лес тянется к нему, открывая что-то новое, или просто – красивое, и преподносит неожиданные подарки. Иногда это мелькающее сквозь ветви крошечное, тёмное, незамерзающее озеро, в котором никогда не видно полной Луны – только дерзкий, льдисто-мерцающий месяц пляшет среди звёзд, отражаясь в студёной воде. Иногда – это пение небывалых, давно уже не существующих птиц, но Лес помнит их голоса, и плачет, вспоминая, как они были прекрасны… а один раз он видел звездопад, и Лес тоже любовался им – он чувствовал.

Годы идут, а он всё также ходит по Лесу, и тот всегда идёт рядом с ним, мягко ступая по земле лапами огромного волка с жёлтыми, гордыми глазами, или играя в прятки с кентаврами среди тёмных стволов и на залитых звёздным светом полянах.

Порой Лесу становится скучно, и он прячется в причудливых, изломанных тенях кустов, отбрасываемых светом старинного ручного фонаря, или дремлет на ложе изо мха в тёмных распадках, куда никогда не заглядывает солнце.

Но проходит несколько дней, или недель, или лет – и он возвращается к своему другу, снова идя рядом и благодарно заглядывая в чёрные глаза своими янтарно-светящимися очами, мягко шурша опавшей листвой и совсем не оставляя следов на влажной земле…

Или, просыпаясь ранней весной, играет лёгким ветерком со свежими, клейкими весенними листочками на ветвях деревьев таких высоких – что кружится голова, если взглянуть на них, стоя внизу.

А он – просто идёт, улыбаясь, потому что знает, отчего Лес всегда рядом с ним. Он знает, почему они стали друзьями.

«Потому, что дружить могут только равные…»

Он знает это, потому что так сказал ему Лес. Ведь он – может говорить.

Нужно только уметь слышать.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.