Рассказы

Боманс Готфрид

Жанр: Классическая проза  Проза    1946 год   Автор: Боманс Готфрид   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Рассказы (Боманс Готфрид)

Годфрид БОМАНС (Godfried BOMANS)

Сборник рассказов

Перевод с нидерландского — Сергей ВАСИЛЕВСКИЙ

Возможно, здесь http://openmemory.narod.ru/prose-bomans.html

уже переведены и другие рассказы

Анита

(ANITA)

Анита Доббелманс только что появилась на свет в большой, пурпурно-красной розе. Она коснулась лапкой гладких лепестков и воскликнула: «Как хорошо, что я здесь! Как же здесь красиво! Как прекрасно!»

– Дитя, ты не должна так кричать, — сказала Мамаша Доббелманс. — И не должна так жужжать.

Читателям нужно хорошо понять, кто такая Мамаша Доббелманс. Если они думают, что она — обычный майский жук, то они глубоко ошибаются. Отец Мамаши Доббелманс был членом Совета, а её муж — секретарь Союза Майских Жуков…

Всё это я рассказал для того, чтобы вы поняли, кто такая Мамаша Доббелманс, и почему она настоятельно желала, чтобы здесь не было никаких криков. Но это знаем мы с вами, а юная Анита, которая только что появилась на свет в большой, пурпурно-красной розе, всего этого ещё не знала.

– Почему я не должна кричать? — спросила она. — И почему я не должна жужжать?

– Потому, что Доббелмансы не кричат, — ответила ее мать, — и Доббелмансы не жужжат. И это главное, чем мы отличаемся от соседей. Смотри, вон летит твой отец.

И действительно, Папаша Доббелманс уже шёл на посадку. Вот он зазвенел, как тройка с бубенцами, и с тяжёлым вздохом сел на край цветка.

– Ну и полёт был! Встречайте своего кормильца! Так, а это ещё что такое?

– Это твой ребёнок, Ян, — ответила Мамаша Доббелманс, заливаясь слезами. — Я хочу сказать, что ты слишком многому придаешь большее значение, чем событиям в своём доме!

– Ну, ну, — ответил Папаша Доббелманс, вытирая пот со лба и смущенно оглядываясь по сторонам, — я совсем забыл. У нас же каждый месяц появляется по ребенку! Не плачь, Иоганна, ты ведь знаешь, я не могу это видеть. Гм, какая прелестная девочка. Как тебя зовут?

– Анита Доббелманс! — ответила Анита гордо.

– Итак, — подытожил Папаша Доббелманс, — добро пожаловать в нашу семью. Не выпить ли нам чаю?

И они сели пить чай. Если бы случайный прохожий увидел их, сидящих в красной цветочной чашечке, каждый на одной из трех тычинок, если бы прохожий видел, как они покачиваются на ветру и тихонько стряхивают росу со своего драгоценного сервиза, он бы воскликнул: «Вот здесь живет по-настоящему счастливая семья!» Но на самом деле никакой счастливой семьи здесь не было.

Папаша Доббелманс думал о розе, в которой жила семья Нейтелман. В их розе было четыре тычинки. «Четыре, — думал Господин Доббелманс горько, глотая чай, — четыре. А у нас — всего три. Лучше бы я и вовсе не рождался!»

Мамаша Доббелманс также была несчастлива. Она думала о сервизе, из которого пьют чай Нейтелманишки. Однажды, в день рождения Мамаши Доббелманс, Мамаша Нейтелман выставила свою чашечку на подоконник против света, и солнце просвечивало сквозь стенку чашечки — такой тонкой она была.

– У них никогда не будет ничего подобного, — сказала Мамаша Нейтелман громко.

«Ну за что им такое счастье? — думала Мамаша Доббелманс, когда отхлебывала кофе или добавляла в него сахару. — Почему не нам? Лучше бы я умерла».

Так думали они, и не замечали, как солнце светит сквозь стены их собственного домика, и как комнатка, в которой они были так несчастливы, казалась изящной, как стеклянная. Маленькая Анита тоже была несчастлива, но она и сама не знала почему. Необъяснимое желание поднималось в ее груди, ей хотелось жужжать и кричать. Но ведь Доббелмансы не жужжат и Доббелмансы не кричат!

Вечер быстро опустился вокруг красного цветка, цветок закрылся и в нём включили лампу. Маленькая Анита забралась отцу на колено и играла с его Рыцарскими Орденами.

– Папа, что это такое? — спросила она.

Отец довольно улыбнулся.

– Ха, — сказал он, — это спрашивали все пятеро до тебя. Это Рыцарские Ордена, девочка.

– Как красиво они звенят, — сказала маленькая Анита, ударяя по Орденам своей лапкой.

Папаша Доббелманс с улыбкой посмотрел на жену и сказал: «Она еще не ничего понимает».

Анита Доббелманс ещё совсем маленькая, и ей нужно знать всё на свете.

– Папа, а где Солнце?

– Село.

– И когда оно вернется назад?

– Утром.

– И что мы тогда будем делать?

– Наносить визиты.

– А потом?

– Есть.

– А потом?

– Спать.

– А потом?

– Потом ты станешь взрослой девушкой и выйдешь замуж.

– А за кого я выйду замуж?

– Папа и мама присмотрели тебе Яна Ринкелаара.

– Но я не хочу выходить замуж за Яна Ринкелаара! — вскричала маленькая Анита взволнованно. — Я хочу выйти замуж за прелестного милого мальчика с золотыми крыльями… или с красными. И мы будем целый день жужжать и прыгать под Солнцем, и кричать мы тоже будем, и…

– Анита Доббелманс должна быть разумнее! — сказала Мамаша Доббелманс, нахмурив брови, — и не должна забивать себе голову разным вздором! Анита Доббелманс должна поддерживать свою репутацию, и прыжки под солнцем ещё никогда этому не способствовали. Неужели ты думаешь, что дедушка стал членом Совета, прыгая под солнцем? И что достоинства Яна Ринкелаара, которого присмотрел тебе папа, заключаются только в золотых крыльях?

– А в чём же заключаются его достоинства? — спросила Анита, начиная понимать, что в жизни нужно держать носик по ветру.

– Он. Занимает. Пост. В. Правительстве, — ответила Мамаша Доббелманс медленно.

– Ах, как же мне это безразлично! — вскричала маленькая Анита, трепеща крыльями, — я хочу баловаться, я хочу летать, я хочу…

Но тут её взяли на руки и отнесли в кровать, и она проплакала всю ночь напролёт. На следующий день семья наносила визиты, и потом все легли спать. А на третий день Анита превратилась в толстую, гладкую майскую жучиху, которая вышла замуж за Яна Ринкелаара…

Они сняли пустующий одуванчик с центральным отоплением и прекрасным видом на луг. На следующее утро у Аниты Доббелманс родилась девочка, Анита Ринкелаар, которой больше всего на свете хотелось кричать и жужжать. Но, естественно, Ринкелаары не кричат и Ринкелаары не жужжат — и здесь вся история начинается с самого начала.

Ящичек

(HET KISTJE)

Жил да был один студент, который не верил ни в духов, ни в привидений. «Вздор, — говорил он, — я никогда не встречал ничего подобного, а значит, и нет такого вовсе». Так рассуждал этот чудак, и мы с вами скоро увидим, как он ошибался.

Студент жил на живописной улице, которая называлась Троицкая улица. Дома на одной стороне улицы были очень красивыми и солидными, на другой стороне — грязными и разваливающимися. И в них жила большая часть людей.

На бедной стороне улицы жил один мальчик, который целыми днями лежал в постели и кашлял. Он всегда махал студенту рукой, но студент никогда не отвечал ему — он всё время просиживал за учёбой. Только под вечер, когда студент подходил к окну выкурить трубочку, он видел прямо перед собой душные, переполненные комнаты на другой стороне улицы. И ему в голову приходили разные мысли. Зачастую это были приятные мысли, но иной раз они были не такими уж и приятными. Тогда студент раскуривал новую трубочку и окутывался клубами голубого дыма.

Однажды вечером студент поздно вернулся домой и нашёл на столе продолговатый чёрный ящичек с белым крестиком на крышке. «Замечательно!» — сказал студент. Он открыл ящичек и увидел записку. И вот что в ней было:

Дорогой студент!

Сегодня ночью, в половине первого, я приду тебя проведать. Ничего не бойся. Кстати, как тебе этот ящичек?

С наилучшими пожеланиями —

Хорошая Идея

«Хорошая идея, — повторил студент. — Странно». Он позвал портье, который жил прямо под ним, к себе наверх и спросил: «Скажи-ка, портье, никто не заходил в мою комнату?»

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.