Я тоже тебя люблю

Уилсон Кара

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Я тоже тебя люблю (Уилсон Кара)

1

Выскочив из пропыленного, видавшего виды пикапа, Стивен Диксон потянулся, закинул мощные руки за голову и с наслаждением подставил лицо полуденному солнцу. В Оклахоме было слишком знойно. Ему гораздо больше нравилась здешняя горная жара, смягченная высотой и ветром, который нес с собой запах хвои. Воздух был чист, кристально ясен, а речушка, вьющаяся поблизости, сверкала густой холодной синевой.

Он добирался долго. Сначала летел «Боингом» до Денвера, оттуда — собственным самолетом. Этот предмет роскоши ему был необходим, чтобы одним махом появляться перед отцом и так же исчезать из его жизни. От аэродрома около двух часов ехал по ухабистым дорогам, радуясь каждому дюйму негладкого пути, потому что уносился все дальше и дальше от отца, которого очень любил, но общения с которым долго не выдерживал. И вот наконец-то дома!

— А все-таки оно того стоило! — сказал Стив сам себе вслух, расстегивая городскую рубашку. — Этот ангусский бык — то, что надо для моего стада!

К сожалению, пришлось потратить целых две недели, чтобы его заполучить. Джон Диксон-второй поставил условие — быка сын заберет только в том случае, если женится. Нелегко Стиву было убедить старика, что ни одна из оклахомских красоток ему не по душе. Но как только до отца это дошло, переговоры завершились успешно.

Прикрыв глаза, Стив постоял несколько минут в распахнутой рубашке, погружаясь в мир и покой, которые всегда ощущал на своей земле.

Долгими выдались эти две недели. Отцу только стукнуло шестьдесят. Разговор о внуках, которые могли бы продолжить его род, он заводил по шесть раз в час. Даже сестра, верный союзник, и та ласково сообщила, что привезет на бал, который Стив всегда устраивал на своем ранчо в конце лета, совершенно особенную девушку. На слова сестры он не обратил внимания, но не мог же не видеть этот нескончаемый поток влажногубых девиц и успешно разведенных дамочек, которые мелькали все это время перед ним и прямо тряслись от нетерпения запустить свои безупречно наманикюренные коготки в чековую книжку Диксонов.

Стив сардонически ухмыльнулся. Теперь дома, вне досягаемости охотниц за богатством, можно и посмеяться над их жадностью, поблагодарить бога за каждый миг свободы. Он выдернул полы рубашки из брюк и, не коснувшись ни единой из трех ступенек, грациозно вскочил на крыльцо.

С тех пор как в двадцать один год Стив получил в наследство от матери ранчо, он проводил время в рытье ям под столбы, рубке деревьев и длительных верховых прогулках. Физический труд отлично развил его тело. А кошачья гибкость и игра мышц под загорелой кожей притянули не один девичий взгляд. Однако сам он не считал свою наружность причиной, заставлявшей особ противоположного пола выстраиваться к нему в очередь. Он достаточно насмотрелся, как отец и младший брат не раз становились добычей алчных женщин, поэтому был убежден, что и сам им интересен только из-за денег. А такие подружки ему были не нужны.

Войдя в дом, Стив сразу понял, что там кто-то есть. Вместо свежего воздуха в помещении витал запах духов. И точно! Обернувшись, увидел в столовой женщину. Она выдвинула ящик буфета и внимательно рассматривала его содержимое.

— Проводим инвентаризацию? — сухо спросил Стив.

Женщина изумленно ахнула и резко повернулась, отчего ее черные волосы разлетелись веером. А вот одежда даже не колыхнулась — так тесно облегала тело. Большие темные глаза изучающе оглядели Стивена — широкий размах его плеч, густой ковер волос, идущий от ключиц и исчезающий под поясом на узкой талии, плотно обтянутые брюками ноги…

Ему же было достаточно одного взгляда, чтобы понять — отец превзошел сам себя. И где только отыскал такую соблазнительную фигурку! Пуговицы от блузки чуть не отлетают при каждом вдохе. Автоматически он тут же отнес даму к категории «опытных разведенок».

— Привет! — сказала она, протягивая руку и улыбаясь. — Меня зовут Клер Ярлет.

— До свидания, Клер Ярлет. Скажи отцу, что ты очень старалась, но я все равно тебя вышвырнул вон. Может, он разжалобится, купит тебе какую-нибудь безделушку. — Стив говорил резко, даже грубо, при этом его холодные серые глаза смотрели как бы сквозь Клер, не замечая ее.

— Отцу?

— Да, Джону Диксону, который тебе заплатил, чтобы ты меня соблазнила. — Он направился к лестнице, сдергивая на ходу рубашку.

— Вот как! — Женщина нахмурилась. — Он тебе сказал?

— А чего тут говорить-то? Спелые брюнетки в его вкусе, не в моем.

Хлопнула дверь спальни. При желании Клер Ярлет могла теперь без всяких помех продолжить изучение столовых приборов из нержавеющей стали.

Через несколько минут Стив появился вновь — в сапогах, джинсах и рабочей рубахе. Клер все еще стояла в столовой. Он прошел мимо, даже не посмотрев на нее, сдернул шляпу с крюка у кухонной двери и сказал:

— Я уехал. Когда вернусь, чтобы тебя тут не было.

— Но… Как же мне добраться до города?

— Поищи тут поблизости ковбоя по имени Роджер. Он обожает подвозить женщин вроде тебя. — И широкими шагами направился к конюшне.

Первое, что Стив увидел, был его любимый конь Черт. Крупный черный жеребец стоял на привязи у ограды загона и отгонял мух длинным хвостом. Оседланный, взнузданный, готовый к выезду. Рядом с ним ковбой Джек.

Стив готов был поспорить, что по крайней мере этот работник точно знает, как он, вольный ранчмен, отреагировал, обнаружив в своем доме женщину. Удачно женатый, Джек тем не менее полностью поддерживал хозяина в его желании оставаться холостым.

— Джек, тебе полагается премия, — пробормотал Стив, отвязывая уздечку и вскакивая на коня.

Черт нетерпеливо перебирал мощными ногами, требуя пробежки. За те недели, что Стив отсутствовал, на нем никто не ездил, а Черт был прирожденным скакуном.

Проезжая мимо конюшни, Стив на какой-то миг удивился: почему это никто из его людей не выходит с ним поздороваться? И тут сообразил, что работники, наверняка, сидят сейчас где-нибудь в глубине здания и хохочут, представляя себе реакцию их босса на ловушку в его берлоге. Конечно, парни могли бы и предупредить хозяина насчет Клер, но это бы сорвало развлечение, а ковбои любят посмеяться больше всего на свете, неважно, над кем. Вот они и смылись потихоньку с глаз долой, пока потеха не кончится.

Стив громко расхохотался, осадил коня и круто развернулся — как раз вовремя, чтобы заметить, как несколько человек выскочили из конюшни. Описав в воздухе вместо приветствия большую дугу темной шляпой, всадник развернул коня и пустил вскачь.

Черт нес его к Лугу Диксона — небольшому горному плато, самому любимому месту Стивена на ранчо.

Обычно он добирался до этого Луга самым первым, как только с тропы сходил снег, но в этом году снег лежал очень долго. Стив так и не успел попасть туда до отъезда в Оклахому.

Задолго до того, как он стал владельцем ранчо, высокогорные луга были летними пастбищами. На большинстве из них скот выпасали и теперь. Лишь небольшая ложбина высоко в горах, получившая название Луг Диксона, считалась заповедной вот уже несколько лет. Это доктор Мэрлок убедил Стивена показать пример хозяевам других ранчо, позволив небольшой частице его владения вернуться к тому состоянию, в котором она пребывала до нашествия на Запад белого человека. Доктор обещал, что полученные результаты возрождения растительного и животного миров будут детально изучены, а приобретенные знания помогут спасти и другие земли, вытоптанные скотом.

По правде говоря, Стива не надо было особо уговаривать поучаствовать в исследованиях доктора Мэрлока. Он хоть и родился в городе, но любил здешнюю скалистую землю. Обожал ездить верхом и в дождь, и под солнцем по горным лугам у подножия рыжих каменистых склонов, волшебно расшитых вечной зеленью лесов. Это приносило ему успокоение.

А если человек дарит земле любовь и заботу, то, в отличие от женщин, она отвечает ему тем же самым.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.