Английские эротические новеллы

Новиков Алекс

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Английские эротические новеллы (Новиков Алекс)

От переводчика-компилятора

События, о которых я хочу рассказать, решившись на весьма вольный перевод эротических английских новелл, охватывают довольно большой период царствования двух английских королей Генриха VII, 1485–1509, и Генриха VIII, 1509–1547. В те далекие времена, новеллы о которых собраны в этой книге, на территории доблестной старой Англии были в ходу множество языков и наречий. Еще не было забыто обращение на «вы». Не случайно мною оставлены ссылки на французские, итальянские слова и латынь. Читателя, не знакомого с бытом и нравами того времени могут шокировать жестокость, царившая в обществе, но тогда такое обращение было в порядке вещей!

«Возможно, холодный климат первоначально был толчком к развитию у англичан приверженности к порке». «Нигде в мире мы не находим такой глубокой привязанности к розгам» [B.J. Hurwood, The Golden Age of Erotica, Tandem, 1968, p. 105.]

Розги в Англии были в большой чести. В начале 16 века, пытки были официально запрещены, но порка розгами считалась Библейским наказаниям, и широко применялась для домашнего воспитания, в судебной и школьной практике. Мало того, флегматичные шотландцы даже вязали березовые розги на экспорт в Голландию! «Порка была настолько широко распространена среди всех слоев общества и среди людей всех возрастов, что позволяет рассматривать флагелляцию как наиболее интересную особенность половой жизни англичан». Именно розги помогли Генриху VIII развязать языки заговорщикам и отправить одну из своих жен, Анну Болейн на плаху. Еще одна цитата: «Мания к флагелляции [желание сечь и избивать себя] и предпочтение, отдаваемое при этом розгам, может рассматриваться как чисто английское злоупотребление. Оно было настолько широко распространено среди всех слоев общества и среди людей всех возрастов, что позволяет рассматривать флагелляцию как наиболее интересную особенность половой жизни англичан» [I. Bloch, Sexual Life in England, Corgi, 1965, p. 270.]

В доброй старой Англии телесные наказания процветали в высшей степени во всех слоях общества. Среди аристократии в то время, удары считались самым обычным наказанием за любой проступок, простолюдины тоже наедались вдоволь березовой каши, как по решению хозяев, так и по приговору суда.

Сам сэр Томас де Брюэн Мор [1478–1535], английский гуманист, государственный деятель и писатель, имел обыкновение наказывать взрослых дочерей своих розгами, сделанными из павлиньих перьев!

У короля Георга III, спросили, как следует воспитателям обращаться с молодыми принцами, король, не задумываясь, ответил: «Если они заслужат, прикажите выдрать их!» Что касается описаний будней монастыря, я позволю себе сослаться на Густава Шульца 1872 г

«Главным злом в монастырях, особенно женских английских, является наказание розгами или плетью провинившихся монахинь и послушниц по обнаженному телу; это, как заметили врачи, в сильной степени возбуждает половой аппетит, который, не находя удовлетворения нормальным способом, толкает в монастырях на онанизм или гомосексуальный порок молодых девушек, а частенько и монахинь-учительниц со своими воспитанницами. Это вовсе не клевета на монастыри. Многочисленные воспоминания, дневники, записки и словесные рассказы после выхода замуж целого ряда дам, получивших воспитание в различных монастырях, подтверждают все вышеизложенное».

Такие вот были порядки. В отношении принципа «жена да боится мужа своего» в Англии муж до конца 20 века имел право по собственному разумению «учить» жену свою розгой, плетью или другим избранным им инструментом. Еще только в прошлом, двадцатом веке [не говоря уж о более стародавних временах] всяческие розги, ремни и палки были атрибутом любой английской школы. Даже при поступлении в аристократический Итон, с родителей учеников взималась плата за розги. Суровой родительской порки не избегали представители самых знатных фамилий на протяжении столетий.

Кроме того, где любовь, там и нечистая сила, а где старые замки — там без привидений никак не обойтись. По причине большой отдаленности от нас времени, и малого количества сохранившихся реальных письменных свидетельств о событиях, потрясающих Англию в первой половине 16 века, переводить исторически точно было чрезвычайно трудно. Конечно, кое-где авторы новелл, а вместе с ними и я грешник, может, и приврали, но только чуть-чуть.

И, наконец, в книге будет достаточно много жестоких сцен: женщинам приходилось платить очень дорогую цену за свою любовь и свои прегрешения. Кому читать такое не нравится — просьба нажать на крестик в верхнем правом углу экрана.

Часть первая. Похождения рыцаря Мартина

По мотивам эротических новелл:

1. «Liking heart» Roberta Djellis [ «Любящее сердце» Роберта Джеллис];

2. «Knight Bertran» Anna Petitsija Barbold's [ «Рыцарь Бертран» Анны Петиция Барбольд];

3. «The Sacred Source» Esmeralda [ «Святой Источник» Эсмеральда];

4. «Knightly honour» Roberta Djellis [ «Рыцарская честь» Роберта Джеллис].

Глава первая. Приключение в трактире

О главном герое сохранилась архивная запись: «Рыцарь Мартин, сын Майлза, отличался исключительной отвагой».

«Эх, устал я с дороги! Кружку пива и закуску!» — Поздней осенью 1503 года Рыцарь Мартин, после счастливого возвращения из святой Земли, собирался заехать в придорожный трактир, чтобы перекусить и отдохнуть перед дальней дорогой. Солнышко по весеннему припекало, мелкие мошки вовсю досаждали и всаднику и его верному коню.

— А, вот то, что мне и надо! — Он увидел трактир, из окна которого торчал длинный шест и привязанный к нему пучок зелени — знак того, что в этом месте можно отведать эль. Когда Мартин подъехал ближе, он увидел, что дом сложен из неотесанных камней, крыша соломенная. Все места у коновязи свободны.

— Ну что, мой пегий друг, — вот мы и нашли пристанище!

— Ай! Ой! Спасите! — услышал он, подъезжая к коновязи.

«На заднем дворе что-то происходит!» — понял мужественный рыцарь, и, прихватив заслуженный меч, отправился туда.

Глазам Мартина предстало весьма пикантное зрелище: молоденькая девушка с задранной юбкой лежала на козлах для дров, а низкорослый бородатый мужчина, не шутя, охаживал оголенные ягодицы несчастной пучком свежесрезанных прутьев.

— Ай! — снова заорала девушка, получив очередной удар.

Полуобнаженная девушка подпрыгнула, сжалась и упала обратно. Хорошенькие голые ножки дрожали, а маленькие пальчики трогательно сжимались и разжимались в такт ударам. Волосы на голове несчастной растрепались и теперь напоминали сноп пшеницы, потревоженный ветром.

— Воровка! — При виде рыцаря воспитатель и не думал останавливаться. — Сейчас ты у меня попляшешь!

— Что здесь за шум? — рыцарь решил вмешаться.

Девушка обернулась и жалобно посмотрела на рыцаря. «Сэр рыцарь! Изнурительный военный труд оставили на лице и нашего гостя многочисленные следы! — подумала она — может, он спасет меня от наказания?».

— Рад приветствовать вас, доблестный сэр рыцарь, — мужчина поклонился, — Анна, вот эта мерзавка, получая деньги за эль, присвоила себе целых пять пенсов! [1] По-хорошему, вздернуть бы девку за воровство на ближайшем дубу, но я решил пожалеть сироту и ограничиться, так сказать, домашним внушением!

Трактирщик оглядел незнакомца. Высокий и широкий лоб, нездешний загар и крупный с горбинкой нос придавали лицу Мартина благородное выражение, белый рубец шрама внизу щеки добавлял подбородку решительности. Одним словом, вид рыцаря весьма недвусмысленно говорил: «Не смотри, что я весел и добродушен, если что — не помилую!» Уважения к гостю добавлял и меч, висевший в потертых ножнах.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.