Вероника, я в тебя не верю

Санталова Юлия

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Вероника, я в тебя не верю (Санталова Юлия)

I глава

«Лечь в постель с продюсером»

29 декабря 2009 года

22:45

За окном падал снег. Город замер в ожидании Нового Года. Еще совсем чуть-чуть — и сонная тишина взорвется…

«…Стихия — Вода. Металл — серебро. Ммм, а, вот — год Тигра для Рака — кармический. Это год дорог, новых встреч и возвращения прошлого. В течение года вас трижды затронут критические перемены, но они трансформируются в удачу в будущем».

Ника отложила газету и тяжело вздохнула: в третий раз подряд она встретит Новый Год одна в чужой съемной квартире. В 23 года вся ее жизнь, как математическое уравнение, сводилась к формуле: работа + долгие часы за нетбуком + тщательно оберегаемая от посторонних и не посторонних тайная страсть. Ника — преуспевающий главбух немаленькой фирмы — писала тексты к песням и мечтала стать штатным сотрудником любого заштатного продюсерского центра. Сама Вероника Евгеньевна в лучшем случае считала свое хобби блажью, а в худшем — прямым направлением на обследование в психоневрологический диспансер, но выкинуть из головы бережно лелеемую мечту так и не смогла. По крайней мере, благодаря этой мечте ее существование обретало хоть какой-то смысл, иначе итог формулы жизни Ники был бы равен одиночеству, возведенному в абсолют…

9 июля 2010 года

09:30

— Алисочка, закажи еще две пачки. Угу, опять закончилась. Аааа, Алиса, я не бумажная крыса, все претензии — к Юрию Палычу. Это ж у него все вокруг всё воруют, а не у меня. Еженедельные отчеты — его гениальная идея. Две пачки, Алиса Викторовна. Все-все-все, пока!

Закончив этот малоприятный разговор, Ника отодвинула телефон в дальний угол стола и запустила в печать следующие шестнадцать страниц отчета о движении материальных запасов, так горячо оберегаемых ее непосредственным начальником.

15:20

— Юрий Павлович, Щекочихин еще не давал мне данных по своему складу. Я?! А какое я отношение имею к СГП? Я уже звонила и сказала Виктору, что 16:00 — последний срок, до которого я жду его отчета. Да, я помню, Юрий Павлович, да, я приду. Задержаться сегодня? А что-то случилось помимо того, что девять лет назад вы имели счастье принять на работу Щекочихина? Ладно, я дождусь вас сегодня.

«Интересно, а через сколько меня уволят, если я отключу этот телефон к чертовой матери?» — подумала Ника и выругалась, увидев торопливо семенящего через территорию цеха Виктора.

19:35

— Как «продаете бизнес»? Кому? Юрий Палыч, я чувствовала, что сегодня — день приятных новостей, но не настолько же…

— Никуля, я уверен в этом человеке, а у меня уже и возраст, и передать дело некому… Да и мои документы на выезд в Австрию почти готовы…

— С этого и надо было начинать, Юрий Палыч. А с каких пор вы заделались этническим австрийцем?

— Ника, вопрос решен. Я просто хотел, чтобы ты узнала об этом до того, как я озвучу информацию всему коллективу. У меня нет детей, а ты мне стала как дочь…

Юрий Павлович Печатин снова тяжело вздохнул и продолжил:

— В воскресенье у нас будет замечательный повод собраться всем вместе. Ты же помнишь про кафе?

— Я бы поспорила насчет того, что 10-летие фирмы — замечательный повод объявить о новом владельце.

— Ника Евгеньевна, да не переживай ты так, я слово даю, что никто из моих работников даже и не заметит смены хозяина. Особенно ты. Я уже переговорил по твоему поводу с будущим владельцем и охарактеризовал тебя самым положительным образом.

«Ника Евгеньевна» смахнула со стола крошки от вечернего перекуса и задумчиво оглядела свой кабинет.

10 июля 2010 года

11:15

— Девушка, да что вы говорите, это платье сидит на вас как родное!

— О да! — подумала Ника, — А какими родными станут твои проценты за продажу такой дороговизны!

Но в свои 24 года она не надевала платья последние одиннадцать лет, и синий шелк был радостно уложен продавщицей в пластиковый пакет с оптимистичным «Спасибо за покупку! Приходите к нам еще!».

Вдобавок к потрясающему произведению искусства цвета ночи была куплена новая черно-синяя тушь. «Абсолютно водостойкая!» — уверила продавец-консультант из отдела парфюмерии «Медея».

— Ну-ну, — рассмеялась Ника, которая в обычной жизни и черной-то тушью пользовалась по большим праздникам. — Если увольняться, так с музыкой…

А в том, что ее уволят, Вероника Евгеньевна, главный бухгалтер предприятия по производству металлоконструкций, и не сомневалась. Кому нужен чужой человек на такой должности?

11 июля 2010 года

18:15

В «Звездочке» — любимой кафешке шефа — сегодня собралось все руководство их фирмы. Ника ждала окончания нескончаемой тирады Юрия Павловича так, как не ждала этого еще никогда.

— …В связи с вышеупомянутыми событиями я хотел бы представить нового владельца. Он, кстати, тоже приглашен и подъедет буквально с минуты на минуту… А вот и Марк Борисович. Здравствуйте! Дорогие друзья, позвольте представить…

Окончания фразы Вероника уже не услышала, как не услышала и ничего остального. Она закрыла глаза. К сожалению, это несомненно был он. И если бы жизнь Ники относилась к разряду историй популярной, но совершенно ненаучной фантастики, то можно было бы сказать, что ничего не изменилось. Но за шесть лет изменилось все — сама Ника, искренне ненавидимый ею Марк и все вокруг них. Не изменилось, пожалуй, лишь то, что он все время был рядом с ней — вставляла ли она игривый смайлик в очередную электронную переписку с очередным электронным итальянцем, сводила ли дебет с кредитом в своей конторе или выслушивала жалобы матери на отца. Она все время думала о нем, о том, что бы он сказал на это или что бы он подумал о том. И, в общем, несмотря на свое физическое отсутствие, Марк всегда был рядом.

Беда в том, что планы Ники на ближайшие 60–70 лет не предусматривали новой встречи с голубыми глазами и саркастической ухмылкой Марка. Ника вышла на крыльцо кафе «Звездочка моя» и вздохнула: «Вот тебе и полная луна…».

На улице полыхали огни неона, машин и ярко-лимонных звезд. И теплый ветер не нес с собой никакого успокоения. Ника почувствовала запах хорошо знакомых сигарет и парфюма. Марк снял пиджак и бросил его на землю.

— Сядешь?

Она подобрала синий шелк платья (одетого впервые за одиннадцать лет) и присев рядом, сказала:

— Ты знаешь, они все-таки обманули меня.

— Ммм?

— Продавщицы из магазина, где я тушь купила. Она потекла.

Слезы как-то незаметно хлынули для Ники, оставляя на щеках черно-синие разводы. Она не плакала, просто соленые реки было не остановить.

Марк бросил недокуренную «Родопи» и не глядя на нее сказал:

— Я люблю тебя…

Эти слова прозвучали в шуме ночного города громом для Ники — так, будто вместо грохота веселящегося кафе звенела лишь леденящая душу тишина.

— А что, Марк, спустя шесть лет ты считаешь, что у нас появились общие темы для разговора?

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.