Больше чем жизнь

Уимбек Ванесса

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Больше чем жизнь (Уимбек Ванесса)

Пролог

Сюзан медленно открыла глаза, не желая отпускать от себя сон, в котором не нашлось места никому, кроме Стива.

На краешке кровати сидел он. Реальность и сон переплелись, и она потянулась к нему, ухватилась за его ладонь и почувствовала шершавость кожи, силу пальцев, ответно сжавших ей руку.

Небольшая лампа освещала комнату. Ее отблески играли в глазах и на влажных волосах Сюзан.

Она выгнулась, как кошка, противясь тому, чтобы этот сон, ставший явью, уходил. Потом провела пальцами по шее Стива, пригнула его голову к себе и невинно прикоснулась губами к его губам. Электрические разряды пронзили ее тело, разлетелись по венам, как искры страсти, о которой она не могла и мечтать. Но, когда мир грез окончательно отступил перед реальностью, она отдернула руки и отстранилась, вдруг устыдившись своего порыва.

— Привет, спящая красавица. — Его рука заскользила по ее лбу, щекам, губам, затем опустилась ниже, вдоль шеи, и прочертила линию плеч, разжигая в женщине невиданное пламя.

От его ласк у Сюзан помутился разум. Она не могла больше сдерживаться, плотина рухнула, и поток желания с чудовищной силой увлек ее за собой. Она обвила руками его шею и прильнула к его устам со страстью и нетерпением, зародившимися в ней с того самого дня, когда она впервые увидела его. Наэлектризованные органы чувств жаждали большего.

Стивен припал к ее губам с неутомимым вожделением, которое, казалось, целую вечность ждало своего часа. Балансируя на грани рассудка, он растворился в ощущении свежести. От Сюзан пахло медом и розами и всеми ароматами майского сада. Ее сладкий нектар разжигал его страсть. Изо всех сил старался он не выпускать из-под контроля свое желание, опасаясь напугать Сюзан, но стремление быть с ней, наслаждаться ею, держать в объятиях, гладить и целовать ее было сильнее его воли. Ее руки исследовали каждую выпуклость на его спине, ерошили его волосы, они молили о пощаде.

Их языки соприкоснулись в самом жерле кипящей битвы страстей. В поцелуе Сюзан полыхал огонь, однако Стив из последних сил сдерживал свою страсть, не желая, чтобы это сладостное мучение прекратилось, не осмеливаясь даже надеяться на большее. Он впитывал в себя каждый вздох, каждый стон этого наслаждения, ловил с упоением ее малейшее движение, ласковый шепот, а потому, когда Сюзан вдруг замерла, чувства его инстинктивно обратились к внешнему миру.

…Скрежет гравия под колесами. С усилием он оторвался от ее налитого страстью тела и напряг слух, пытаясь разобрать что-нибудь еще. В объятиях этой женщины так легко было забыть обо всех опасностях, подстерегавших их на каждом шагу.

Снова скрипнул гравий.

— Ты включила сигнализацию? — Стивен вскочил с кровати. Осторожно, стараясь, чтобы его не было видно снаружи, подошел к окну и выглянул из-за занавески во двор.

— Я надеялась, что это сделал ты, — натягивая одеяло до плеч, проговорила Сюзан.

Внезапный рывок Стива ошеломил ее. Одной рукой обняв за плечи, другой подхватив под колени, одним быстрым движением он поднял ее на руки.

— Стив, что ты делаешь? — взмолилась Сюзан.

— Тихо! — прошептал он. Тремя огромными шагами он вынес ее из спальни, еще четырьмя пересек холл.

Чувствуя, как напряженные пальцы Стива впиваются ей в кожу, Сюзан запаниковала. Он бежал так быстро, словно в руках у него был мешок пуха. Вниз по лестнице, через парадный холл на кухню и вон из дома через заднюю дверь.

— Что происходит? — потребовала она объяснений, пытаясь вырваться из его рук, когда они очутились на улице.

Голос его был хриплым и взволнованным.

— Поверь мне, дорогая, у нас есть минута. От силы две…

1

Стивен Торн, стараясь ничем не выдать себя, продолжал следовать за мчавшейся впереди машиной. Маленький жучок «фольксваген» свернул налево и захрустел шинами по усыпанной гравием дорожке. Стивен остановился перед поворотом, потушил огни и выключил двигатель, разглядывая мерцающие сквозь частокол древесных стволов красные и белые огоньки в конце дорожки. Пальцы его нетерпеливо барабанили по рулевой баранке. Дважды ему уже удалось пробраться туда незамеченным. Сейчас он попытается повторить подобный номер. Стивен открыл дверцу и вдохнул полной грудью прохладный апрельский воздух.

Включив рацию, он услышал голос своего шефа.

— Алло.

— Она носится как сумасшедшая, — доложил Стивен, — и знает местность как свои пять пальцев… — Он умолчал о том, что вот уже две недели неотступно следит за нею.

— Странное дело, — проворчал Роджерс. — Я никак не могу понять, какого черта Сюзан Лонг держится за эти облигации на предъявителя, когда их можно запросто продать в любой точке земного шара. Пожалуй, я разживусь завтра ордером на обыск в ее доме. Пусть этим займутся наши коллеги.

Стивен представил, как Роджерс откинулся в своем вращающемся кресле, задрал ноги на стол и почесывает короткую седую бородку.

— А что, если похищенных облигаций нет в доме? — спросил Торн шефа. — Ведь стоит ей о чем-нибудь догадаться, и она улизнет от нас. Только мы ее и видели.

— В каждом деле есть доля риска, ты прекрасно это знаешь, Стив.

— Не волнуйся, шеф. Я найду их без ордера и без вмешательства этих недоумков. Боюсь, они могут все испортить.

В трубке раздался протяжный вздох.

— Только не забывай о нашем уговоре. Ты проникаешь в дом, сам обыскиваешь его сверху донизу.

— Да мы же обо всем договорились.

— Послушай, может, ты все-таки передумаешь? — неожиданно спросил Роджерс.

— Нет, дружище, я твердо решил.

Шесть недель назад размеренная жизнь Стивена подверглась жестокому испытанию. Выполняя труднейшее задание, он, видимо, не все предусмотрел, и в результате погиб его напарник. Роджерс пытался утешить его, мол, в их работе случается всякое, но его слова не возымели никакого действия. Стивен продолжал корить себя за то, что за его беспечность расплатился коллега. Роджерс предполагал, что именно этот инцидент подтолкнул его к тому, чтобы написать заявление об уходе. На самом же деле все было не совсем так. Трагический случай стал просто последней каплей. Стивен давно уже подумывал оставить службу, и вызвано это было другими причинами.

— Ну что ж, тебе виднее… Но я рад, что ты останешься с нами хотя бы до завершения этого дела. Сдается мне, оно еще причинит нам немало головной боли. Наши коллеги, до того как мы с тобой подключились, немного перестарались, наблюдая за Лонг. Возможно, она что-то начала подозревать и, если узнает, что ты — федеральный агент…

— Не узнает, — отрезал Стивен. — Постарайся, чтобы этого больше не повторилось, иначе мне будет трудно работать. — Он выключил рацию и откинулся на сиденье. У него не было намерения сообщать Сюзан Лонг, что он работает на правительство. Еще меньше ему хотелось раскрывать Роджерсу настоящие причины, заставившие его заняться этим делом. Узнай шеф о них, Стивена в ту же секунду отстранили бы от расследования.

Он взглянул на часы: было 9.50 вечера. Пожалуй, он даст ей еще несколько минут — пусть придет в себя с дороги, — а тогда и нанесет ей визит. Она не сможет не принять его, после того как он расскажет ей немного о себе.

Стивен включил лампочку в салоне и полистал досье на Сюзан Лонг. «Возраст — 28 лет. Рост — 5 футов 8 дюймов. Обучается на курсах менеджмента, подрабатывает курьером. Прошлое: сирота с двенадцати лет, воспитывалась у тети, которая умерла, когда Сюзан было 24.

Вышла замуж за Генри Ханта в 24, развелась в 26. Малообщительная. Одна из подозреваемых». Еще пару недель назад он и не догадывался о существовании этой женщины.

Агент взял карандаш и подчеркнул фразу «Вышла замуж за Генри Ханта в 24». Он снова взглянул на часы и медленно вырулил на узкую подъездную дорожку, стараясь не задеть глушителем о бордюр.

Сквозь высокие, увитые виноградной лозой деревья по обеим сторонам дорожки с трудом пробивался тусклый свет молодого месяца. Руки Стивена с силой сдавили руль, выдавая его тревогу. Он подумал о письмах, которые прислал ему пару недель назад Генри Хант, и все внутри у него сжалось. В воздухе, как и в теле Стивена, росло напряжение. Повинуясь инстинкту, он замедлил ход. Стивен никогда не старался найти логическое объяснение подобным проявлениям некоего шестого чувства. Случалось, интуиция подводила его, но чаще всего она безошибочно подсказывала единственно верное решение. За годы службы у него выработалась привычка доверять себе, и теперь он среагировал автоматически, так же как и в тот момент, когда потушил огни своего автомобиля.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.