Во имя красоты!

Гарин Алексей

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Во имя красоты! (Гарин Алексей)

Алексей Гарин

Во имя красоты

— Игорь, ну сколько можно? Клиент уже ждет.

— Ему пофигу — оно под наркозом… Начальство меня не искало?

— Расслабься, не было начальства. Ладно… Показатели в норме, объект готов. Поехали?

- Поехали. Первая карта — загрузка!

Клавдия Ивановна раздраженно дернулась, пытаясь отвоевать еще сантиметр жизненного пространства… Бесполезно.

Сосед слева — накачанный юноша в черной коже — не проснулся; а сдвинуть его в сторону у Клавдии сил не хватало. Алюминиевый поручень с другой стороны также двигаться не собирался. Нет, ну что за дела! И кожанка это типа так воняет краской…

Черт ее дернул сесть именно в этот вагон!

В столь поздний час электрички метро практически не бывают заполнены до отказа — но тем не менее, Клавдии Ивановне досталось практически единственное свободное место на длинной вагонной скамье. Нет, конечно можно было встать и прислониться к дверям — но уступать место в жизни наглой современной молодежи дама не собиралась.

Решительно дернув плечами — с тем же самым эффектом — Клавдия попыталась достать из сумочки томик Донцовой. Девушка напротив, наблюдавшая ее страдания, улыбнулась — с явным оттенком презрения.

Клавдия ответила ей яростным взглядом. Хорошо ей — с такой талией без труда втиснешься куда угодно… и молодые балбесы, небось место уступают.

Нет бы проявить уважение к женщине средних лет… так сказать, с фигурой, соответствующей возрасту…

— Док, начало уровня.

— Все под контролем, Игорек…

Темнота обрушилась внезапно. Это не было тем мягким миганием, когда поезд въезжает на станцию — нет, электричество отключилось полностью. Клавдия раздраженно вздохнула — да что, в конце концов, тут творится…

И в этот момент состав ударило.

Точнее говоря, это он сам ударился в неизвестное препятствие — но пассажирам было уже не до подробностей. Клавдию Ивановну швырнуло на соседа, и протащив по нему, бросило об пол (сверху послышались сонные матюги), чувствительно приложив к двери в торце вагона. Поезд извивался, словно червяк — вокруг гремело, железо скрежетало о бетон, пассажиров швыряло по вагону, будто в гигантской бетономешалке…

Потом ее затылок соприкоснулся с чем-то твердым — и наступила тишина.

Первое, что Клавдия Ивановна ощутила, придя в себя — свет. Нет, освещения в самом вагоне по-прежнему не было — но сквозь окна пробивался тусклый свет ламп, укрепленных на стенах тоннеля.

Вот только отчего-то свет все равно шел сверху, а не сбоку, как полагается.

Клавдия подняла голову (в затылок ударила тупая боль). Неужели? Да, так и есть: вагон лежал, почти полностью повернувшись набок.

И вокруг не было ни души.

Надо связаться с машинистом — это пришло в голову первым. Небольшое устройство, укрепленное на стене вагона… вот оно, совсем рядом. Так, нажать кнопку и ждать ответа, все по инструкции… Безрезультатно. Динамик молчал, не обращая внимания на все призывы и мольбы.

Неужели придется выбираться отсюда самой? Нет, лучше оставаться здесь и дождаться спасателей… обязательно должны появиться спасатели!

— Блин. Дитя цивилизации… Нужно было включать пожар.

— Проблемы, Игорек?

— Объект не хочет покидать карту и отправляться работать… Ничего, сейчас мы ее взбодрим.

Клавдия Ивановна еще раз надавила кнопку связи — на этот раз обратив внимание на то, что устройство было влажным и странно липким. Удивившись, женщина поднесла руку к лицу… лампы тоннеля светили тускло, но даже этот слабый свет позволил увидеть, что ее рука покрыта ярко-красной жидкостью.

О Господи…

Впереди, за стеклом соседнего вагона, что-то шевелилось. Вот мелькнули темные, расплывчатые тени… что-то изогнулось, будто там разворачивали гигантский пожарный рукав…

Дверь тамбура, отделяющего ее вагон от соседнего, вздрогнула. Клавдия всмотрелась — и увидела, как прозрачной поверхности коснулся змеиный хвост. Вздрогнул, изогнулся, дрожа… вот появился еще один… нет, это несомненно были щупальца…

Женщина рванулась вверх, к открытым вагонным дверям. Нужно выбраться отсюда и удирать — скорее!

— Для начала — немного силовой тренировки…

— Да ты юморист. Думаешь, с таким весом она подтянулась бы на руках?

— С таким весом она пришла к нам. В конце концов, это виртуальность….

…Протиснуться между вагоном и сводом тоннеля оказалось неожиданно просто. Она схватилась за торчащую из бетона скобу, подтянулась ко второй… если проклятая железка не выдержит, ей предстоит рухнуть вниз, вдоль вагона, вполне возможно — переломав ноги… Внизу сухо щелкнула дверь тамбура.

Клавдия Ивановна собралась с силами и потянулась к следующей скобе…

— Так, немного растяжки… Док, что с пульсом?

— В норме. Боец, однако! Спецподготовка на коммунальных кухнях. Игорь, ты не представляешь, что за мутанты там обитали … Так, что дальше?

— Бег. Просто бег.

Нужно идти вперед…

В воздухе витает тяжелый, сырой запах: гнилая вода, крошащийся бетон, плесень… Шаг вперед — под ногами противно хлюпает, влажный бетонный пол покрыт тускло сияющими лужами. Лампы укреплены в потолке через каждые двадцать шагов — слабенькие, желтые; электрический свет едва пробивается сквозь грязное стекло плафонов.

Клавдия оборачивается. Издали доносится звук — слабый, едва различимый. Словно бы кто-то открыл ржавую металлическую дверь. Но — ведь там не было двери.

Не было двери? Как же она попала сюда? Ах, да, шахта, по которой она спустилась из тоннеля… Вертикальный бетонный колодец, влажная и ржавая лестница из толстых арматурных прутьев… Прикосновение к рыжему, крошащемуся от времени железу покрыло царапинами ее руки и превратило строгое темное платье в грязную тряпку. Мышцы рук тупо ныли. Господи, на кого она сейчас похожа!

Что она делает здесь… Стоп. Не думать. Надо идти.

— Первый уровень — все. Доктор, как самочувствие объекта?

— Пульс и дыхание в норме. Давление… в пределах допустимого. Впрочем, я не рекомендовал бы чрезмерный стресс… Показатели крови в норме..

— ОК. Второй уровень — загрузка!

Бежать.

Со всех ног, не обращая внимания на летящие из-под ног вонючие брызги, на боль в ногах, на жестокие прикосновения стен. Поверхность бетона влажная, обманчиво гладкая — но коснись ее обнаженным плечом или локтем, и сразу поймешь, что это не так.

Скорее!

Лампы мелькают над головой. В тех местах, где освещение погасло, образуются глубокие тени, и Клавдия каждый раз замирает, пробегая такие места: повредить ногу, зацепив случайную железку или угодив в яму — смертельно.

Коридор внезапно разветвляется — обе дороги совершенно одинаковы. Остановившись на секунду и замерев, женщина ощущает легкое дуновение ветра, доносящееся из правого ответвления. Туда!

Ноги постепенно наливаются тяжестью; Клавдии Ивановне кажется, что мышцы вот-вот порвутся, не выдержав непривычной нагрузки. Горят легкие, и каждый вдох дается все тяжелее. Ей не выдержать так долго… надо остановиться… надо чуть-чуть отдохнуть….

— Игорек, сердцебиение зашкаливает.

— Еще бы. Жрать надо меньше… Ладно, хватит с нее бега. Даю последний этап…

— Не гони лошадей.

— Ладно, уговорили. Передышка… Сейчас я ее малость развлеку.

Клавдия обессилено опускается на бетонный выступ. Поверхность камня отвратительно холодная, и в другое время она бы всерьез обеспокоилась последствиями — но сейчас Клавдии Ивановне все равно. Сердце по-прежнему стучит, и легкие будто заполнены жидким огнем.

Глубокий вдох. Темные пятна перед глазами… только не обморок! Клавдия Ивановна принимается тереть уши, вспомнив, что это может помочь. И вправду, мельтешение постепенно исчезает… но что это?

Женщина вглядывается в серую стену напротив. Показалось — или действительно в пыли проступают смутные контуры?

Она медленно поднимается (мышцы бедер тут же отвечают сумасшедшей болью) и делает осторожный шаг вперед. Добраться до стены мешает переплетение грязных кабелей; содрогаясь от отвращения, Клавдия Ивановна приподнимает обросшие пылью резиновые жгуты и подходит к стене вплотную. Ей повезло — ближайший светильник располагается как раз напротив. Что это — рисунок?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.