В раю не плачут [СИ]

Кузиманза Д Д

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Кузиманза Д Д

В раю не плачут (маленькая повесть)

1

Эта кареглазая малышка бегала с куклой в одной руке и разноцветной сумочкой в другой. Кудрявые темные волосы растрепались из-под смешной панамки. Заговаривала со всеми и улыбалась с детским кокетством. Лет через семь-восемь мальчишки будут наперегонки ловить этот сияющий взгляд.

Ах, как бы я хотела, чтобы мои глаза светились такой же чистой радостью, как у маленькой Амальхен, как ее называли родители. Сколько ей? Пять? Шесть? И огромные перспективы. Стильная одежда. Замечательные родители. Он и она красивые, богатые. Маме не меньше сорока, но ухоженная, спортивной блузке от Тилтигера и не менее фирменных бриджах. Ни одной морщинки, волосы, как у юной девушки. Ее муж чуть старше, загорелый, подтянутый, есть в нем что-то…

— Держу пари, — тихо сказал мой папа, — что вот тот немец, отец забавной малышки в шляпке, немалая шишка в армии.

— Но он не в форме, — возразила моя мама.

— Даже военные ездят на отдых в цивильном. Да и на службе не всегда в погонах.

В чем мой папа талантлив — это в определении кто есть кто. Иногда с первого взгляда. Как говорит моя мама, только за это его и держат на работе.

Я украдкой зевнула. Уже который раз за время проверки документов перед посадкой в самолет. Нудное стояние в очереди с багажом, за полчаса я была сыта этим по горло. Единственным развлечением было наблюдать за стоящими рядом людьми, которые как и я считают минуты до начала настоящего отдыха. Вот и сейчас кареглазая Амальхен подбежала к какому-то парню лет восемнадцати и схватила его за руку, что-то спрашивая. Через минуту исчезли в толпе по ту сторону барьера. Ее брат?

Но вот последние мучения позади, и я заняла место в самолете. Слева — окошко, справа — мама, потом папа… Не могу поверить, что мы уже отдыхаем, летим в теплые края, чтобы провести две недели в зное и приятном комфорте. Как сказал командир нашего лайнера, через четыре часа приземлимся. Ура! Вот это каникулы! Ур-ра! Это настоящие каникулы! Как и год назад, только гостиница будет другая. Но удовольствие то же самое.

Так я думала в те минуты.

Сегодня утром встала очень рано, десять раз проверила свои вещи, упаковала их, а потом еще три раза открывала чемодан и проверяла. Потом пробки по пути в аэропорт, всё на нервах, хотя папа и уверял, что выехали с запасом в два часа. Не удивительно, что в очереди я зевала. Но в самолете заснула, как убитая, хотя обычно трясусь весь полет. Разбудило меня оживление пассажиров, громкие детские голоса. Посмотрела в окно. Море и корабли. Пляжи. Зелень. Дома. Люди с такой высоты не видны, и все кажется сказочным.

Стюардесса просит пристегнуть ремни, сообщает, что приземляемся, называет температуру в аэропорту. Сорок градусов? Нормально.

Но даже зной при выходе из самолета был приятен, я чувствовала себя на седьмом небе. И уже заранее вздыхала, представляя, как буду глотать слезы через две недели, в день отъезда. И почему счастье продолжается так недолго?

Ну, и начинается здешняя "цирковая" жизнь. Потрясающе смешная. Неправдоподобная. Иногда опасная.

Перекрестки без светофоров и регулировщиков, единственное правило: не тормози и сигналь. Что и сделал ослик слева от нас. Тащил тележку, в которой сидела его хозяйка и трое детей, хотел повернуть и чуть не "подрезал" наш автобус. Я вздохнула с облегчением, когда нас высадили перед гостиницей.

Настоящий комфорт был на расстоянии нескольких мозаичных ступенек входной лестницы. Возможно, большинство гостей приезжают на нанятых машинах и такси, а не на автобусе, как мы. Но с самого порога все погружаются в комфорт, который старательно стерегут охранники с оружием. Что поделаешь, в такой гостинице у клиентов пухлые кошельки и много карточек.

Мы вошли в огромный холл с прохладным мраморным полом, приглушенным светом светильников и огромными окнами. С регистрацией и ключами проблем не было, но я уже знала, что нас не отпустят без настойчивой рекламы.

— Ваш номер триста двадцать. Прошу сесть в кресла и ознакомиться некоторыми подробностями.

Мы покорно подчинились. Нас засыпали названиями экскурсий, буклетами и визитками гидов.

Я рассеянно осматривалась. На диванчике через какое-то большое растение от нас сидел белокурый парень с розовыми щеками и очень светлыми глазами. Был в свободных брюках песочного цвета и белой рубашке. Немец? А-а, это с ним ушла маленькая Амальхен, когда мы садились в самолет. Симпатичный, мне такие нравятся… А нам все еще рассказывали о возможностях увидеть сотню достопримечательностей. Я же мечтала только об одной из пяти. При этой гостинице пять бассейнов. Когда администратор приказал кому-то из персонала проводить нас, я вскочила, как ошпаренная. Наконец-то!

А проходя по террасе, ахнула не только я, и даже папа сказал:

— Недурственный вид.

Пальмы, цветущие кусты, разноцветные дорожки и фантастические бассейны, а вдалеке море и паруса.

— Это рай! — сказала я, и никто не возражал.

И вот я у бассейна. Белокурый и светлоглазый брат Амальхен наблюдал за мной просто нахально. Ни на грош скромности, лежал и смотрел. А я несколько раз пыталась окунуться в бассейн, но по контрасту с разогретым телом вода казалась ледяной. Кареглазая Амальхен с громким смехом плескалась со стороны "лягушатника". Куклу и сумочку оставила возле белокурого и светлоглазого нахала.

— Амальхен, не плыви на глубину. — Это появилась ее красивая мама. — Амальхен!

Маленькая озорница не смотрела на нее.

— Вилли, забери ее оттуда. Вилли!

Мой "наблюдатель" неохотно поднялся, прыгнул в бассейн с нашей стороны и поплыл к малышке. Двигался красиво, куда лучше Кирилла, решила я со злорадным удовольствием.

Перед ужином я переоделась в свое любимое платье с контрастными полосками. Критически посмотрелась в зеркало. Лицо слегка порозовело от солнца, глаза блестели почти как у Амальхен, губ я чуть коснулась блеском. Улыбнулась своему изображению:

— Ты красивая.

Ужинать мы пошли не в ресторан, а на открытую площадку, где стояли плетеные столы и стулья. Отличная еда, множество морепродуктов, в том числе мои любимые осьминоги. Персонал приветствует, отодвигает стул, вокруг нарядные и ухоженные люди. Как в кино. Не знаю, быть может, и другие были вынужденными артистами, целый год экономили ради двухнедельного комфорта в номере с видом на праздничное море.

Я постепенно втягивалась, привыкала. Начала замечать парней. Первый — тот немец в холле и возле бассейна. А ведь на шесть недель до этого дня я забыла о том, что существует многомиллионный противоположный пол. Думала только о Кирилле, скучала по нему, плакала в подушку. Но не здесь! Здесь — рай. В раю не плачут.

Потом папа и мама заказали охлажденные напитки, а я решила погулять по дорожкам возле гостиницы. Это пространство охранялось, ходить там могли только гости. Дорожки причудливо обегали газоны и клумбы, обегали бассейны с подсвеченными пальмами и пестрыми шезлонгами. Несмотря на свет я нигде не видела столько звезд и таких крупных. Тихо шумели волны, нежно пахли какие-то цветы. Как хорошо было бы приехать сюда с любимым на романтические каникулы. Нет, это невозможно, ни у одного из моих прежних "возлюбленных", включая и Кирилла, не хватило бы денег на такой отдых.

А я люблю этот климат, эти замечательные вечера в комфортабельных гостиницах, негромкая музыка оркестра. Это настоящий отдых, настоящее удовольствие. Две недели жить принцессой без забот среди таких же беспечных людей.

Родители смаковали напитки, а я все бродила. Наслаждалась покоем и теплым вечером. Не думала ни о чем, не вспоминала даже Кирилла. Нет, вспоминала, как несколько раз хотел помириться, но его жалкие слова не могли вылечить глубокую рану в моем сердце. Не могла позволить поверить ему, боялась новых страданий, не верила ему. Даже когда были вместе, всегда что-то было против нас, что-то нас разделяло. Слишком много неприятного пережила в отношениях с ним, чтобы делать их еще продолжительнее и серьезнее.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.