Проклятие Галактики

Холмогоров Валентин

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Проклятие Галактики (Холмогоров Валентин)

Глава 1

Говорят, самая никчемная деталь в современном космическом корабле – это экипаж. Автоматика прокладывает маршруты и следит за окружающим пространством, управляет работой двигателей и контролирует системы жизнеобеспечения, регулирует расход топлива и одновременно учитывает тысячи иных необходимых для обеспечения безопасного полета параметров. На долю человека остается лишь скромная наблюдательная функция. Редкое исключение из этого незыблемого правила составляют разве что окрестности густонаселенных и индустриально развитых планет, орбиты которых заполнены таким количеством всевозможного космического хлама, что с ним не справляются даже самые изощренные противометеоритные системы. Вот где пилотам приходится ненадолго вспоминать о своих непосредственных обязанностях и начинать «крутить ручки».

Одной из таких планет и была Джанезия.

Ник коснулся пальцами сенсорной панели, и матово-серая поверхность стен ходовой рубки неожиданно обрела глубину и объем. Вспыхнули россыпи разноцветных огней – сотни вновь прибывших и теперь занимавших свои орбиты кораблей, а также десятки бортов, устремлявшихся прочь, в ледяную глубину пространства. Веер тонких линий указал Нику свободные маршруты подхода к орбитальному терминалу, а мерцавшие рядом индикаторы продемонстрировали относительную и приборную скорость, дистанции сближения, текущие режимы работы маршевых двигателей и двигателей ориентирования. На мгновение Нику представилась его собственная машина так, как она, наверное, должна выглядеть сейчас со стороны: крохотная, едва заметная блестящая искорка на фоне наползающей откуда-то из пустоты исполинской зелено-голубоватой равнины планеты. Конечно, он не смог бы увидеть отсюда стыдливо прикрывшиеся пушистыми шапками облаков красновато-бурые материки и изумрудные океаны Джанезии: иллюминаторы наружного обзора – непозволительная роскошь для старенького заштатного транспортника. Оставалось лишь задействовать собственное воображение.

Еще одно короткое движение – и в голове одновременно зазвучали десятки голосов, заполнившие собою все внутреннее пространство черепной коробки от макушки и до затылка.

– Спейс трафик контроль, «Вирджин Галактик» пятьдесят тридцать, на опорной.

– «Вирджин» полсотни тридцать, эс-ти-си, сохраняйте опорную до команды, подход по схеме. Код ответчика один два шесть.

– Джанезия-контроль, «Трансгалактика» ноль шесть семьдесят шесть, доброе утро, расчетную орбиту заняли.

– «Галактика» – семьдесят шестой, приводные маяки принимаете?

– Принимаем, семьдесят шестой.

– «Галактика» – семьдесят шесть, начинайте торможение, об освобождении зоны прибытия доложите.

– Ноль шесть семьдесят шесть, разрешили торможение, режим тридцать…

Космос жил своею собственной, торопливой, яркой и кипучей жизнью. Ник слегка поморщился, чуть убавив мощность волнового передатчика. Замечательное изобретение, по задумке ученых-физиологов призванное вернуть слух страдающим глухотой людям, нашло себе более широкое применение, навсегда избавив пилотов от неудобных и громоздких акустических гарнитур. Однако излучение, транслирующее информацию непосредственно в мозг получателя, почему-то раз за разом вызывало у него головную боль. Чуть помедлив, Ник взглянул на закрепленную в левом подлокотнике кресла бумажку с нацарапанным на ней номером рейса и тоже включился в неторопливую беседу пилотов и диспетчеров:

– Спейс трафик контроль, доброе утро, «Тристар-карго» двадцать три ноль восемь, прохожу внешний маяк, рассчитываю подход к терминалу через двадцать шесть минут.

Несколько коротких мгновений ушло на то, чтобы бортовой компьютер автоматически настроил систему связи на нужный канал, отсекая все посторонние переговоры, и в висках Ника возник из ниоткуда звонкий женский голос:

– Доброе утро, «Тристар» двадцать три ноль восемь, проход внешнего маяка подтверждаем, занимайте опорную, апоапсида шесть шестьсот семьдесят. Для сведения, попутный на удалении триста двадцать.

– Разрешили шесть шестьсот семьдесят, – откликнулся Ник, выискивая глазами среди царившего вокруг мельтешения разноцветных линий и огней упомянутый диспетчером попутный борт. Вот он: судя по обозначению на услужливо нарисованной бортовым компьютером схеме, небольшой частник, орбиты почти совпадают, а вот расстояние до него постепенно сокращается. Значит, он начал торможение чуть раньше. В любом случае, дистанция пока неопасная.

По сигналу пилота машина послушно рассчитала курс выхода на заданную диспетчером орбиту, подсветила на карте подхода точки включения тормозных двигателей и запустила предпосадочный цикл. Теперь можно ненадолго расслабиться. Чуть прикрыв веки, Ник отстраненно следил за проплывающими перед глазами цифрами и графиками, думая тем временем о своем. Поставив корабль на разгрузку, нужно будет поискать сервисную компанию подешевле и заказать плановое техобслуживание, уже пора… Давление в магистралях в норме, противометеоритная защита включена… Не мешало бы поспать часов семь-восемь, не меньше. А еще лучше устроить себе отпуск на пару недель, да хоть здесь, на Джанезии, снять накопившуюся усталость… Температура охлаждающих контуров в порядке, курсовая система согласована, уровень расходного источника энергии достаточный… Относительная скорость… Приборная скорость… Сектор сближения… Суматоха со сдачей рейса займет как минимум часа полтора-два, а потом…

Что именно будет потом, Ник додумать не успел: по телу корабля прошла короткая судорога, к горлу подкатила удушливая волна невесомости. При запуске тормозных двигателей гравитационные компенсаторы отключались автоматически, только вот что-то уж слишком рано машина начала торможение: до точки первого импульса по его прикидкам оставалось еще минуты три лёту… Беглый взгляд на схему подхода подтвердил опасения Ника, заодно указав ему и причину столь странного поведения корабля. Отметка маячившего впереди «частника» теперь пульсировала кроваво-красным цветом, постепенно отклоняясь от своего первоначального курса. Спустя мгновение нарисованную компьютером картину прокомментировал прорезавшийся на канале связи чуть встревоженный голос диспетчера:

– «Тристар» двадцать три ноль восемь, у вас «SOS» на попутном.

– Вижу, – буркнул в ответ Ник и, указав пальцем на пульсирующую красным точку, негромко отдал короткую команду: «Оценка». Умная система распознавания жестов тут же подсветила маркер следовавшего впереди корабля и прочертила тонкой зеленоватой линией предполагаемую траекторию его движения. Чудесно. Если события и дальше будут развиваться по нынешнему сценарию, посудина выполнит по концентрической орбите вокруг Джанезии двадцать пять полных витков, после чего войдет в верхние слои атмосферы. Под углом, который, скорее всего, вызовет разрушение ее корпуса. Самое противное, что перед этим неуправляемый корабль пересечет несколько весьма оживленных орбитальных магистралей с непредсказуемыми, разумеется, последствиями. Ну просто замечательно, иначе и не скажешь…

Самым логичным решением в подобной ситуации было бы, наверное, дождаться профессиональных спасателей, которые уже наверняка получили от бортовых систем исчерпывающую информацию о терпящем бедствие «частнике». Однако здесь законы логики, увы, не действовали. Здесь действовало Международное космическое право, положения которого предписывали без всяких условий оказывать помощь попавшему в беду кораблю, если ваше собственное судно по стечению обстоятельств оказалось ближе всего к месту происшествия. Несоблюдение этого простого правила влекло за собой автоматический отзыв коммерческой лицензии пилота сроком на три года, а частной – на полтора. Ник еще раз взглянул на схему, изображавшую взаимное положение кораблей в пространстве, и вполголоса выругался: ближайшей к подающему тревожный сигнал «частнику» сейчас оказалась именно его посудина.

– Джанезия-контроль, это «Тристар» двадцать три ноль восемь, с аварийным бортом есть связь? – спросил Ник, движением левой ладони переместив в сторону проекцию таблицы с параметрами текущей орбиты. Коротким жестом правой руки он увеличил объемное изображение «частника», которое компьютер уже успел построить на основе поступивших от диспетчерского пункта и внешних сенсоров данных. Так и есть: небольшая частная яхта, модель «Геликстер-2», сейчас беспомощно вращалась вокруг продольной оси, потеряв управление.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.