Честный акционер

Незнанский Фридрих Евсеевич

Серия: Победителей не судят [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Честный акционер (Незнанский Фридрих)

Глава первая

СМЕРТЬ ГЕНЕРАЛОВ

1

В кабинете руководителя аппарата Правительства было довольно душно. Хозяин кабинета, глянув на начальника Следственного управления Генпрокуратуры Казанского, человека дородного и чопорного, слегка отпустил узел галстука и расстегнул верхнюю пуговицу.

— Николай Николаевич, трудное дело, — величаво пробасил Казанский, — однако…

— Подождите, — остановил его Русак. — В этом деле я полагаюсь, прежде всего, на ваш профессионализм.

Перед ним не было ни одного штатского, только генеральские мундиры.

«К чему этот парад?» — подумал Русак. Впрочем, к ним, в Правительство, эти люди в ином виде и не ходят.

— Вы должны понимать, — продолжил Николай Николаевич, — как много поставлено на карту и как много зависит от нас с вами. Судьба страны… — Русак выдержал паузу, прикидывая, не слишком ли пафосно звучат его слова, но затем решил: не слишком, особый случай, сойдет. — Да, господа генералы, судьба страны зависит от нас с вами! С этой мыслью вы должны вести дело Храбровицкого. И довести его до логического завершения… Владимир Михайлович, — обратился Русак к Казанскому. — Теперь я вас слушаю.

Один из трех генералов, ведущих дело олигарха Михаила Храбровицкого, неспешно пожевав губами, откликнулся:

— Да, но… — Неоконченная фраза повисла в воздухе. — Все правильно, Николай Николаевич, но… — и замолк.

Русак не терпел невразумительного молчания.

— Что — но? — Русак нахмурился.

Казанский пожал плечами:

— Мы живем не в вакууме. Пресса пристально следит за каждым нашим шагом.

— Владимир Михайлович прав, — поддержал его генерал-лейтенант внутренней службы Анатолий Григорьевич Краснов. — Это черт знает что творится! Настоящая вакханалия! Для этих борзописцев ничего святого не осталось. У нас в МВД говорят, что…

— Мы живем в демократической стране, — с мягким упреком произнес Русак. — И должны уважительно относиться к свободе слова.

— Я ведь не призываю ставить их к стенке, — с улыбкой заметил Краснов. — Но приструнить распоясавшихся лгунов не мешало бы.

— Слава богу, только приструнить, — улыбнулся Русак. — А то ведь вы у нас человек горячий, это всем известно.

— Анатолий Григорьевич у нас настоящий огонь! — с усмешкой подтвердил третий из присутствующих в кабинете генералов, Александр Сергеевич Самойлов, начальник одного из управлений центрального аппарата ФСБ, человек ироничный и насмешливый. — Ему бы с Храбровицким на дуэль выйти. Разом бы прихлопнул этого типа.

— Да, было бы неплохо, — согласился Русак. Он заложил руки за спину и задумчиво походил по кабинету. — Особо ретивых борзописцев мы прикроем. Не сразу, конечно, а постепенно. — Он остановился и задумчиво посмотрел в окно. — А в том, что с вакханалией нужно кончать, я с вами полностью солидарен. Вот мы и начнем с самого верха.

В глазах генералов появилось некоторое недоумение. Они переглянулись. Русак посмотрел на них и поспешно уточнил:

— Я имел в виду Храбровицкого и других олигархов.

Генералы облегченно вздохнули. Русак понял, что именно их напрягло, и не смог удержаться от улыбки.

— В общем и целом мы с вами все обсудили, — сказал он. — Еще раз прошу: не тяните с этим делом. Чем дольше тянется расследование, тем больше пересудов оно вызывает.

— Пересуды будут всегда, — заметил Казанский.

— Да, но когда суд вынесет правильноерешение, все пересуды превратятся в пустую болтовню, — резонно ответил ему на это Русак. Затем он улыбнулся, смягчая улыбкой строгий тон своей последней фразы, развел руками и добавил: — Ну что ж, товарищи генералы, если вопросов нет, не смею вас больше задерживать.

Генералы встали с кресел, по очереди пожали Русаку руку и — один за другим — вышли из кабинета.

2

Черная «Волга» с форсированным двигателем и тонированными стеклами плавно скользила по вечерней московской улице. Слева и справа проносились неоновые вывески ресторанов и бутиков, чередуясь с ярко-освещенными рекламными щитами, призывающими водителей получить райское наслаждение от шоколадок, сотовых телефонов, электрочайников, пива и прочих незаменимых в раю вещей.

Генерал Краснов некоторое время смотрел в окно, затем повернулся к коллегам, вздохнул и сказал:

— Вот так вот глянешь вокруг — и диву даешься, как изменилась улица за какие-нибудь десять — пятнадцать лет.

— В лучшую или в худшую сторону? — уточнил генерал Самойлов.

Краснов фыркнул:

— В худшую, конечно. Сплошная жратва да голые бабы, и все это в красивой упаковке. Как будто в мире нет других вещей.

— Что касается баб, то они в основном вообще без всякой упаковки, — вновь уточнил Самойлов.

— Патриотизма не осталось, — не замечая его насмешливого тона, продолжил рассуждать Краснов. — Детей растлевают. Простой, честный труд высмеивают. Хапать, хапать, хапать — вот их призыв!

(Причина дурного настроения Анатолия Григорьевича была ясна. На совещании у Русака ему здорово досталось за нерасторопность. Русак умел ставить генералов «на место» и любил это делать.)

— Анатолий Григорьевич, у вас слишком мрачный взгляд на жизнь, — зевая, произнес Казанский. — Пока мы с вами в состоянии приструнить зло, с миром все в порядке. А мы — в состоянии.

Однако Краснов упрямо гнул свою линию:

— Дожились, мать вашу. Все продается и покупается, а честь мундира ни хрена не стоит.

Самойлов и Казанский переглянулись.

— Это вы не правы, — усмехнулся ироничный Самойлов. — Нынче и на мундир, и на честь полно покупателей. Продавай — не хочу.

Генерал Краснов мрачно ухмыльнулся, давая понять, что оценил черный юмор фээсбэшника Самойлова.

— Анатолий Григорьевич, — продолжил тот все в том же насмешливом тоне, — знаете анекдот? Черная «Волга» с тонированными стеклами подрезает «мерс». Из «мерса» выскакивает новый русский, подбегает к «Волге» и начинает пинать ее в дверцу, кроя матом весь белый свет. Тут тонированное стекло «Волги» медленно-медленно опускается, и новый русский видит в салоне полковника ФСБ. Новый русский тут же расплывается в улыбке и приветливо говорит: «Здравствуйте, товарищ полковник! А я стучу, стучу — думаю, кому деньги-то отдавать?»

— Старый анекдот, — хмуро ответил Краснов.

— Зато актуальный, — весело сказал Самойлов.

— Это точно, — согласился с ним Казанский. — Единственное, чего они пока боятся, — это мундира и красного удостоверения.

— Не боятся, а побаиваются, — поправил коллегу Самойлов. — Но некоторые и без мундира умеют страху нагнать. Вот как сегодняшний «желторотик». Непонятно, откуда выскочил, а все туда же. Легко ему чужими руками жар загребать. Мальчишка!

— Штатская сволочь, — подтвердил Краснов. — Пристроился на тепленькое местечко, а мы теперь вынуждены выслушивать от него поучения.

— Вы это о ком? — спросил его Самойлов.

— Как о ком? — удивился Краснов. — О Русаке.

— А-а… — Самойлов тонко усмехнулся. — Вообще-то я имел в виду олигарха Храбровицкого.

Краснов понял, что попал впросак, и слегка покраснел.

— А меня дома ждет борщец, — сказал Самойлов, закрывая неприятную тему. — Вкусней моей жены его никто не готовит. — Он прикрыл глаза и блаженно покачал головой. — Люблю, знаете, под борщец пропустить граммов сто — сто пятьдесят водочки. Кстати, не хотите заехать? Жена будет рада, она любит гостей.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.