Краткая история цинизма

Невзоров Александр Глебович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Краткая история цинизма (Невзоров Александр)

Раздел I

ТЕРРОРИАДА

Цинизм — это искусство называть вещи своими именами.

А. Г. Невзоров

Если верить Льву Николаевичу Гумилеву (а не верить — глупо), то пассионарии существуют. Причем существуют в «достаточных», нужных историко-эволюционному процессу количествах. Каждая эпоха, каждый век и каждый период выдают аптекарски точное, численно выверенное поголовье пассионариев, необходимое для проталкивания и разрушения «тромбов истории», которые образуются под влиянием прогресса, глупого повышения комфорта жизни и как следствие — общественной скуки.

А. Г. Невзоров. Террориада

Папские нары

Автор «Бога как иллюзии» Ричард Докинз предложил арестовать папу римского Бенедикта.

Инициатива на первый взгляд шокирующая, но юридически вполне здравая, более того, легко осуществимая. Мировые СМИ злорадничают, что Бенедикта должны повязать в том случае, если он решится посетить Англию. Причем повязать не по какой-нибудь красивой статье, а за элементарное потворство педофилии, ставшей основной забавой возглавляемой им организации. Дождется мир этого очаровательного шоу или нет, уже не суть важно. Важно, что озвучено твердое и очень понятное намерение, а мир сопроводил это намерение понимающей ухмылкой.

Этот факт лучше сотен публикаций и тысячи полемик не только цепляет виртуальные наручники на понтифика, но и сколачивает последнюю позолоту с олицетворяемых им идей.

Более того, педофильское бельишко может быть быстренько перетряхнуто по всему миру, причем не только у католиков. Благо и все родственные католицизму конфессии широко практикуют сексуальные преступления с детьми, то ухитряясь затихарить факты, то мощно оскандаливаясь в судах и прессе. Ведь не только прелаты и кардиналы могут застенчиво рисовать маленьких голеньких мальчиков и девочек на «фюзеляжах своего благочестия», по и представители практически любого иного направления религиозного бизнеса, и, как выяснилось из новейшей истории церквей, одинаково хорошо маленькие попки «идут и под квасок, и под бургундское». И, естественно, везде и всегда эту практику пытается скрыть митропосное начальство. Так что визит и какого-нибудь другого иерарха в Лондон (не так тщательно выбритого, как Бенедикт) тоже может быть прерван банальным взмахом дубинки констебля с последующим этапированием и водружением «святейшества» на пары куда-нибудь в Броунзфилд.

Этот ажиотаж выглядит странно. Редкостная развратность духовенства давно стала хрестоматийным фактом и новостью уж никак не является, но банальный для церковной практики факт поповских шалостей с мальчиками получает статус сенсации. Впрочем, тут все ясно: педофильские скандалы — это первая плата церквей за попытки активно участвовать в так называемой общественной жизни. Активизация церковников тоже понятна: конфессиям необходимо расширять рынки сбыта религиозных услуг, причем как сбыта самой «благодати», так и сопутствующих ей аксессуаров (в виде свечек, картинок и пр.). Сверхприбыль от «торговли ничем» кружит головы и выманивает клириков из отведенных им эпохой Просвещения норок.

А вот и напрасно. Неприкосновенности в так называемой общественной жизни нет ни у кого. Невозможно участвовать в оной и не получать по бритой или волосатой физиономии, а особенно представителям той идеологии, которая породила и баюкала инквизицию, двадцать веков провоцировала религиозные войны, душила науку, смачно уничтожала как целые культуры, как и любое частное инакомыслие.

Но педофильские скандалы — это еще, кажется, малая толика тех бед, что ожидают конфессии. Неминуема и очередная ревизия той идеологии, которую они представляют. Причем ревизия куда более суровая, чем та, что устраивали Гольбах или Дидро. А идеология как не имела никаких обоснований, кроме строго фольклорных (еврейские народные сказки), так и не имеет. Методы, традиционно и успешно применяемые торговцами «благодатью» для защиты и аргументации своего бизнеса, теперь вульгарно подсудны. А никаких других аргументов, столь же конструктивных и доходчивых, как костры, замуровывания заживо, утопления, уничтожения книг у клерикалов не появилось, да и не ожидается.

Естественно, опять проявится вечный и ужасно неприятный вопрос: а есть ли у «товарищей попов» хоть какая-нибудь справочка, которая удостоверяет, что они действительно представляют интересы некоего сверхъестественного существа?

Причем хотелось бы увидеть справочку, выданную самим «существом», а не ту, что клирики «рисуют» себе сами.

Хорошо, конечно, если справочка, наконец, найдется. Но если справочки опять нет, то вновь всплывут неприятные словечки типа «жулики» и вообще «дети лейтенанта Шмидта».

Тут вопрос заключается не в «вере» или «неверии» в сверхъестественное существо, а исключительно в том, насколько лица, ведущие свой бизнес от его имени, полномочны представлять его интересы и вообще имеют ли они к «существу» хоть какое-то отношение. Не следует забывать и об ужасной опасности того, что навязчивые попытки клерикалов олицетворять собой «добро и свет» неминуемо вынудят вспомнить историю их организаций: сожжение сотен тысяч живых людей, пытки, погромы, расколы, кровавое унижение любого инакомыслия и пр., пр.

Ох, сидеть бы клерикалам тихо по норкам, выделяя из разных бородатых мест свою «духовность», и ею же дышать, ан нет, подзабылись, ринулись очертя голову расширять рынок, совершенно не учитывая того, что так называемая общественная жизнь ныне состоит в основном из очень интеллектуализированных «вольтерьянцев», которые в ответ на аннексию церковников уже привычно занимают места в тех окопах, что копали еще старики Сократ и Марк Аврелий, расчехляются, делят цели и медленно разворачивают над окопами потрепанное боевое, но многократно победоносное знамя, на котором кратко начертано знаменитое вольтеровское: «Раздавите гадину».

Публикуется по: Однако. № 17(33), 10 мая 2010

Козлогрызлов

Все-таки настоящий государственный ум, подлинный блеск чиновничьего интеллекта в России долго скрывать невозможно. Как бы внешне тих и бесцветен ни был бы обладатель большого государственного ума, как бы ни таил он его, но рано или поздно все тайное становится явным, как это и произошло с председателем Государственной Думы Борисом Грызловым.

Он, наконец, раскрылся и открыто, с прищуром, с задоринкой, но вполне официально явил публике и прессе свой программный лозунг. Тот самый, что должен вдохнуть новую интеллектуальную жизнь и в саму «Единую Россию», и в унылость русского парламентаризма.

Пресса, заслушав Грызлова, надолго онемела от почтительного восторга, а обморок Суркова, когда он прослышал о блистательном пассаже спикера, длился почти 12 минут. (Sincope [1] верховного идеолога, вероятно, был вызван вульгарной завистью.)

Лозунг прост, прекрасен и непостижим. Он гласит: «Борис Грызлов грызет козлов» (цитируется добуквенно). Разумеется, у него есть и прикладная, банальная цель — обеспечить триумф ЕР на ближайших выборах. Но вообще, смысл, конечно, шире и глубже. Трудно заподозрить спикера парламента России в знании и публичном употреблении т. н. «фени»; остается предполагать, что, скорее всего, лозунг надо понимать буквально.

Это несколько озадачивает и ставит ряд вопросов. Грызет ли спикер козлов по ночам, прокрадываясь на подворья электората с фонариком «летучая мышь», в трико и в маске, или осуществляет свою антикозлическую миссию при свете дня, на лугах Барвихи, в окружении охраны? Обязателен ли пример председателя партии для подражания всем ее членам? Хватит ли козлов в отечестве, чтобы обеспечить стратегические потребности партии власти?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.